.RU

№запрещено цензурой№! - Анна Джейн Мой идеальный смерч

1. /moi_idealnyi_smerch.docАнна Джейн Мой идеальный смерч

№запрещено цензурой№!


Никита, ошарашенный новостью о том, что его Ольга, его нежная девочка едва ли не с ангельским нравом, которую он так искал и которую он так обожал целовать и прижимать к себе (да, все же он оказался романтиком, и это парня иногда очень раздражало в самом себе), его личное успокоительное с длинными ножками и тонкой талией, оказалась рядом с его невероятным по чудовищности братцем, пару лет назад откинувшимся с зоны. Это пугало. Очень пугало. До боли в напрягшихся мышцах.
Если Андрей что-нибудь сделает девушке, в этом виноват будет лишь он, Ник. И никто другой. Да, парень старался сделать так, чтобы Андрей не узнал про Олю. Не водил ее к себе домой, хотя очень не прочь был сделать это. Даже при условии, что девушка мигом бы заинтересовалась тем, почему в его квартире такая странная обстановка – стоят только самые необходимые вещи, причем очень дорогие, имеется переоборудованная в домашний спортзал комната, и почему Никита живет совершенно один.
Но как бы не хотел Кларский, его старший брат все равно узнал о том, что у его малого есть девушка, нашел ее и, мало того, притащил к себе во временную "обитель", где кроме Марта находились в зависимости от положения дел, от пяти до двух десятков посторонних и не самых добрых мужиков. Далеко не ангелов. Даже на людей они иногда были похожи мало.
Никита, у которого в городе не было автомобиля – он оставался обычно у брата в гараже (не нужно ему было, чтобы в округе и в университете знали, что у него есть собственные колеса, которые стоят нехилую сумму), резко сорвался с места, на ходу сам себя успокаивая. Он несколько раз глубоко вздохнул, перед тем, как действовать. В спальне нашел какую-то старую футболку, натянул ее на себя и в домашних широких джинсах, наспех закрыв дверь квартиры, бросился на улицу. Поймал водителя на ближайшем перекрестке и, пообещав ему двойную сумму, уселся в такси и помчался по направлению в нужный коттеджный поселок. К несчастью, такси попало в большую пробку, и за это время Никита, наверное, потерял пару тысяч нервных клеток – так беспокоился за любимую. О том, чтобы позвонить ей, он даже и не думал. В словах брата он был уверен – раз тот говорит, что у него во временном доме находиться его, Никиты, девушка, значит, так оно и есть. О том, что там находиться не Ольга, а другой человек, молодой человек даже и не предполагал. В такси у него слегка сдали нервы и он, почти всегда сдержанный, едва не начал угрожать водителю, добродушному усатому дядьке. Чтобы успокоиться, достал из кармана телефон и принялся рассматривать фото Ольги.
С Ольгой он познакомился совершенно случайно и довольно просто – благодаря своему давнему приятелю Диме. В тот прохладный день они вдвоем шагали по улице, направляясь в бар – они давно не виделись и хотели где-нибудь посидеть. Обсуждали новую тачку Ника и, кажется, красивых девушек, и на глаза им совершенно случайно попалась Оля. Она шла навстречу, и ее волосы раздувались под порывами холодного ветра, царившего в тот день на улице. Оля задумчиво оглядывалась по сторонам, словно была тут в первый раз и что-то искала.
Легкая, воздушная, в коротком элегантном и стильном, но не вызывающем пальто темно-серого цвета, с перекинутым назад воздушным шелковым шарфиком, с длинными светлыми волосами и голубыми глазами, которые Кларскому казались воистину ангельскими, она сразу обратила на себя внимание серых глаз Ника.
– Милашка, – сказал он Чащину, кивая на Ольгу. – А ты говоришь, красивых девушек в нашем городе мало.
– Где милашка? А подайте-ка ее мне на обед, – радостно воскликнул Димка, увидел приближающуюся представительницу прекрасного пола и осекся.
– Она? – недоверчиво спросил он сам у себя.
– Кто она?
– А, – махнул рукой друг, – Князева Оля, девчонка с группы.
– У вас все девочки в группе такие милые? – все с большим интересом вглядывался в Ольгу Ник.
– Ага, все, – буркнул Димка и произнес. – Только одна.
– Которая тебе…
– Не при ней, а? – Оборвал его второй парень. – Я не хочу, чтобы кто-то знал.
– Да ладно тебе. – Рассмеялся Никита, продолжая разглядывать девушку, которая определенно ему понравилась с первого взгляда. Она цепляла.
Сокурсница Дмитрия подошла к парням, поздоровалась с одногруппником, приветливо кивнула Нику, спросила у первого, что он тут делает. Голос у нее оказался приятным и чистым.
– Мы с другом в бар, – несколько хмуро ответил он. – А ты?
– А я тут живу недалеко, Дим. – Отозвалась Князева. Новый порыв ветра взметнул ее светло-русые волосы вверх и, как будто играючи, рассыпал по плечам. Никита непонятно чему улыбнулся. Хотя раньше на подобные вещи внимание не обращал.
Оля спросила у Чащина что-то по учебе – они пару минут поговорили, пожелала парням отличного вечера (была суббота) и пошла дальше, напоследок тепло улыбнулась одними уголками светло-розовых губ.
Как потом понял Ник, все улыбки этой девушки были наполнены теплом, которое он так искал уже много лет. Все до единой. И тогда, в ветреный субботний день апреля, Ольга, зацепила Никиту именно умением так улыбаться, не только привлекательной внешностью. До появления в свой жизни этой девушки парень не относился к представительницам женского пола, как к волшебным существам с невидимыми крылышками. Его отношение было противоположным: довольно потребительским и несерьезным. А Оля сумела заставить мягкого лишь снаружи и жесткого внутри Кларского почувствовать трепетное отношение и нежные эмоции. Кажется, он влюбился в нее с первого взгляда, правда осознал это позднее.
– Кто это? – зачарованно провожал тонкую фигурку Ник. Он глядел ей вслед, склонив голову набок, и ветер хлестал его прямо по лицу.
– Моя сокурсница, я же сказал, глухой что ли? – отозвался Димка беспечно. – Ничего особенного. Пошли.
"Ничего особенного" умудрилось сниться всю ночь, пряталось в полутьме и улыбалось во сне так же мило и тепло, как и наяву. И это повторялось каждую ночь с завидной регулярностью. Сначала Ник решил, что сошел с ума и разозлился сам на себя. В любовь он, естественно, не верил. Молодой человек решил для себя, что просто хотел бы затащить эту девушку в постель – поэтому у него такая реакция на нее, а затем как-то быстро, но верно осознал, что все не так-то просто: она ему нравиться. И нравиться очень сильно.
Первое время он наблюдал за ней со стороны, присматривался.
Оля олицетворяла собой как раз тот тип девушек, которые привлекали Ника: девушек, ведущих себя не развязно, а мило и аккуратно, не обделенных ни манерами, ни вкусом. Умеющих выделяться из толпы, но не броских или агрессивно-ярких. Не позиционирующих себя, как вечных детей, распрекрасных стерв или отстраненных от мира особ, погруженных в придуманные миры книг, фильмов или виртуальной реальности. Ольга же для Ника была живой, женственной, волнующей, довольно умной и ведущей себя так, как и подобает вести себя девочке из хорошей семьи. Именно такой, по мнению Кларского, и должна быть постоянная спутница жизни. Остальные годятся только на роль временных развлечений.
Наверное, он, понаблюдав со стороны, в скором времени забыл бы о чудесной девушке с глазами обворожительного ангела (Никита считал, что не в его положении нужно иметь серьезные связи, с него хватит и однодневных отношений с красавицами из клубов), но Судьба, в которую парень отчего-то верил вслед за интеллигентным дедом-фаталистом, воспитавшем его, еще с детства, вновь заставила их встретиться.
Это было совсем неподалеку от дома Димки, к которому Нику нужно было забежать по одному несрочному, но важному делу. Можно сказать, Чащин был одним из немногих его приятелей, живущих нормальной жизнью и единственным, кто знал о нем, Нике, все – уже много лет, с момента их первой встречи. Ольга вновь шла ему навстречу, с задумчивой полуулубкой счастливой девушки, глядя в телефон.
– Привет, – остановил ее неожиданно сам для себя Ник.
– Привет. – Подняла на него голубые, совсем лишь слегка подкрашенные глаза, девушка.
– Я друг Дмитрия Чащина. Помнишь меня?
– Помню, – кивнула Ольга и перекинула длинные, блестящие на солнце волосы на плечо. Кларский тогда только сглотнул. – Ты – Никита.
– Да, а ты Оля.
– Точно.
– Куда идешь, Оля?
– На остановку. – Кивнула в сторону дороги девушка. – Я была в гостях у подруги, теперь еду домой.
– Здесь неподалеку Димка живет, кстати, – заметил Ник, удивляясь тому, что встретил эту милашку так неожиданно. "Как будто бы Судьба подводит нас друг ко другу. Бред…", – подумал он, незаметно рассматривая длинные стройные ножки судьбы и изгиб ее бедер и талии. Так близко ее он видел лишь во второй раз, и от этого у него захватило дух – как от хорошего настоящего оружия в руках, попавшего мальчишке.
– Да? Я не знала. Мы не общаемся. – Отозвалась девушка и вновь улыбнулась. Никита едва не ослеп. И тут же предложил:
– Ольга, может быть, вызвать такси?
– Нет, что ты! – тут же отказалась девушку, явно засмущавшись, и парень мысленно усмехнулся: ему нравились такие вот слегка зажатые нежные девочки. А он нравился им. Потому что знал, что выглядит не как мальчишка из неблагополучной семьи, а как модный парень, любящий и умеющий следить за собой и оставаться всегда милым и надежным.
Слово за слово Ник разговорился с Ольгой и все-таки довез ее домой, забыв о том, что собирался придти к другу. Впрочем, в тот же вечер он сообщил удивившемуся Димке, что теперь намерен завоевать эту девушку во что бы то ни стало… Чащин ржал в трубку так долго, что успел достать Кларского. Сказал, что уж с кем-кем, а с Князевой Никите лучше не связываться, потому как она ему точно не подходит.
– Я что, недостаточно хорош для этой девочки, а? – вкрадчиво, не замечая, что изредка копирует братца, поинтересовался Никита. – Поясни-ка свою позицию, друг мой.
– Поясняю, кэп. Это ты для нее слишком хорош. Тебе нужна другая девушка. – Терпеливо принялся втолковывать Дима, перестав угорать. – Ну не такая она тихоня и лапочка.
– А какая же она?
– Я не знаю. Ник, ты реально в нее влюбился?
– Нет, мне показалось. Мне вообще кажется, что она прекрасно входит в концепцию "Я – твоя Судьба". – В голосе Кларского появился неуверенный смех. – Мне кажется, что ее я встретил ее неслучайно.
– Ооо, как все запущено. У нас даже Машка Бурундукова такого еще не заявляла.
– Кто это?
– Ну, та самая… Ты, короче, понял.
– А, понял.
– Значит, типа Судьба? Тогда хорошо, – задумчиво произнес молодой человек в трубку. – Тогда пусть так и будет. Вдруг она в тебя втюриться. Хотя, конечно, это нужно умудриться сделать…
– Спасибо за разрешение. Я думаю, скоро она станет моей.
– Привет, Господин Самоуверенность?
– Когда ты перестанешь быть ребенком?
– Когда ты станешь хорошим парнем.
Правда, тогда начались проколы с людьми брата, и некоторое время Нику было просто не до общения с женским полом, но потом все же он сделал так, что ангел с красивым именем Ольга влюбилась в него. Они стали встречаться, и Кларский старательно пытался сделать их встречи романтическими: всюду водил, писал добрые смс, дарил подарки и букеты. Хотя на многие цветы у него была давняя аллергия – слабая, но все же дающая о себе знать. Поэтому перед каждым свиданием он глотал горсть таблеток, а потом чувствовал себя тормозом – лекарства слегка тормозили нервную систему, и это был их второй плюс – парень не взрывался, почти не злился и оставался все тем же спокойным симпатичным малым в со вкусом подобранной одежде. Правда, в тот странный день, когда к нему и к Ольге пристали два, обколотых по ходу, типа с неправильными наклонностями (про себя их Ник называл не слишком хорошим презрительным словом), он был на пределе. Парень уже почти, было, сорвался, и хотел вмазать манерным уродам, так, чтобы они улетели в воду с моста, но Ольга вдруг смело поцеловала его, обняв и прижавшись едва ли не всем телом. Никита почти тут же забыл о кретинах, полностью отдавшись их первому поцелую. А когда они оторвались друг от друга, никого уже не было.
Кстати, однажды он вновь совершенно случайно увидел Ольгу уже в университете и вновь при странных обстоятельствах (тогда они уже начали встречаться). Они уже пару раз успели сходить на свидания, и их отношения, кажется, стали ближе. Во время большой перемены Никита зашел в пустую аудиторию, где хотел перезвонить брату, истерившему и бушевавшему по поводу того, что в "Алигьери" хозяин клуба все еще не соглашается иметь с ними никаких дел, и их приходилось вести через другого человека – управляющего клубом, в том числе и азартные игры – истинную вотчину Марта. У мужика-владельца, видимо, уже были хорошие нужные связи с теми, кто распространял нелегальные вещества в его знаменитом на весь городе клубе, как же иначе? А брат самонадеянно (как и всегда) хотел влезть в чужие дела.
Разговор со страшим братом тогда не состоялся, потому что в аудитории находились Чащин и Оля. Это стало для Ника не слишком приятным сюрпризом. А сюрпризы и неожиданности парень не шибко любил. Их у Кларского было навалом с самого детства.
Ольга, печальная, как переставшая быть богиней Афродита, стояла так близко от сидевшего на парте Димки, опустившего голову вниз, что Нику даже показалось, что они только что целовались и отстранились друг от друга. Они молчали, и в воздухе вокруг витало явное напряжение.
Никита сузил глаза и непроизвольно сжал кулаки. Его моментально обуяла дикая злоба, та злоба, которую он всегда сдерживал в себе и которую выпускал только на тренировках или в драках – что теперь бывало крайне редко. Девочка, которая ему дорога и, черт побери, друг?! Что они делают тут вместе? Им надоело жить?
– Что вы тут делаете? – едва сдерживаясь от ярости, тихо-тихо, невольно копируя голос брата, спросил он. Девушка, которая ему безумно нравилась, и хороший друг, который уже знал об этом и отговаривал Никиту от идеи завоевать Олю, синхронно вздрогнули и обернулись на него. В глазах светловолосой мелькнула то ли досада. То ли глубоко затаившийся страх. Ник не видел этого, потому как его глаза слегка затуманились.
– Сидим, – спокойно отвечал Димка и спрыгнул с парты. Его черные глаза не выражали вообще ничего. – Я сижу, она стоит. Обсуждаем мировую литературу. Мне сегодня Олька помогла списать по доброте душевной на семинаре. Я чуть не завалил контрольную на аттестацию.
– Да? – спросил все тем же тоном Никита, приближаясь.
– Да.
– Почему вдвоем сидите в пустой аудитории? – спросил он.
– Просто так, Никит, – отвечала Оля осторожно, перебирая в руке мел, оставленный на парте кем-то. – В чем дело? Почему ты так смотришь? Что случилось?
– Да просто так, дорогая, – впервые в жизни назвал ее так Кларский. – Я застаю вас наедине в этом тупом кабинете, а вы делаете удивленные лица и задаете тупые вопросы?
– Это преступно? – подал голос Димка и сердито посмотрел сначала на девушку, потом на парня.
Никита, продолжая сдерживать себя, попросил Олю уйти. Она удивленно посмотрела на него, хотела что-то сказать, но не решилась, и ушла. Димка бесстрашно остался, хотя прекрасно осознавал, что если что, шанса выстоять против сильного приятеля у него не будет. Только около двери Князева остановилась и оглянулась на парней, стоящих теперь друг напротив друга. В аудитории, наполовину освещенной солнцем, вышло так, что Димка стоял в его лучах, а Никита – в тени.
– Может быть…
– Уйди, Оля, уйди. – Сказал молодой человек и добавил. – Пожалуйста.
– Вот именно, иди, – сказал и Димка скучным голосом. – Твой друг слегка не в себе.
И она ушла.
– У вас что-то есть? – Злым голосом спросил Кларский, заложив руку за руку и окидывая друга взглядом тюремщика, выведшего на прогулку опасного преступника.
– Дурак что ли? – удивленно поднял брови Чащин. – Что у меня с ней может быть? Ты же знаешь, мне другая нравиться.
– Знаю. Но это не повод, чтобы ты не приставал к Ольге. К моей Ольге.
– Ты реально дурак, – печально констатировал Дима. – Я ж тебе сказал, что у меня другая девчонка на примете. Давно. И, чтобы ты знал – я тайно встречаюсь с ней, Машкой, на фига мне твоя Оля?
– Какой Машкой? Той самой, по которой ты сохнешь? – Не желала отступать злость.
– Нет, уже с другой. Естественно, с ней самой, – отвернулся Чащин.
– Что ты лечишь, урод? Если мне память не изменяет, она общается с этим местным клоуном Смерчинским, – отозвался несколько растерянно Никита. В делах амурных он иногда плохо "сек фишку". Но про Дэна Смерча, который его раздражал, Нику было известно. Местная знаменитость вдруг выбрала в свои пассии Марию Бурундукову – девочку, в которую его непутевый друг Чащин был влюблен. Когда вдруг эта Бурундукова ни с того, ни с сего стала встречаться с клоуном, Димка словно с катушек слетел. Щедрый временами Никита от всей души предложил ему прогуляться в отличную сауну к лучшим девочкам, чтобы утешиться, но тот отказался. Кларский терпеть не мог все эти амурные дела, но свое мнение держал при себе. Кстати, мнение о господине Смерчинском он поменял только тогда, когда они пообщались лично – через некоторое время. Да и вообще, кто бы мог подумать, что он, Никки – так его привык называть брат и его "коллеги", решит помочь Дэнву и Димке в драке.
– Поэтому мы и встречаемся тайно, придурок, потому что она вынуждена общаться со Смерчинским. – Отозвался Димка с вызовом.
– Чащин, ты затупок? Что вообще происходит?
Димка устало покачал головой и вновь запрыгнул на парту.
– Ей нужно общаться с Дэном, чтобы его черти в ад забрали на опыты. Поэтому мы встречаемся… тайно.
– Или я не въезжаю в ситуацию, или ты. Почему она с ним встречается и с тобой одновременно?
– Так надо. Это ее секрет. – Упрямо отозвался второй парень. – Короче, она на самом деле не совсем с ним встречается, они больше… друзья. А вокруг них ходит куча слухов. А я все-таки решил ей признаться. Короче, мы ходили на свидание. Она теперь выбирает… между мною и ним. Не спрашивай, а?
Чащин сам не подозревал, что его слова окажутся правдивыми: Маша и Денис на тот момент просто были союзниками в глупой игре под названием "Давай развалим пару". Ник, естественно, этого тоже не подозревал.
– Ты меня убиваешь. Давай надерем задницу этому фраерку и дело с концом? Нет? Ладно. Плевать на это все. Я просто хочу знать, что ты делал с моей женщиной.
– С кем? – прищурился Дима. – Какой женщиной? С Князевой?
– С моей подругой, девочкой, женщиной. Объясняй. Или ты знаешь, что я сделаю с тобой. – Вновь начал злиться Никита.
– Ладно. – Поднял ладони вверх Чащин. – Ладно, черт возьми, на самом деле, твоя Оля сегодня меня просто жалела. Тупо, когда твоя девчонка с другим. Это так тупо, Ник.
Тот почти сразу успокоился и только похлопал Димку по плечу.
Глаза влюбленного человек всегда закрыты на все, что происходит с объектом его симпатий. Кларский, на самом деле человек умный и даже хитрый, попросту "протупил" ситуацию.
Вспоминая все это, Ник приехал к нужному месту, расплатился с таксистом, сунув ему пару крупных купюр, на которые можно было купить бензин, наверное, до самой Москвы, и через минуту оказался за мощным забором (охрана, естественно, мгновенно узнала его и впустила в святая святых брата). Парень огляделся, подобрался и заприметил курящих около входа в дом вечно нервного Макса, приближенного охранника брата, и одного из его друзей-подельников. Он приблизился к ним и спросил громко:
– Где она?
– Кто? А, это ты, малой, – кивнул ему друг брата, – кто она? Март девок не вызывал. Так что успокойся, ха-ха-ха. Или вызывай сам. Как делишки?
Его вопрос Кларский-младший проигнорировал. И вновь задал свой.
– Она? Ааа, девчонка в спортивном костюме, – скривился Макс, туша сигарету об забор. – Ее час-полтора назад привезли из города. Она с Мартом около бассейна. Малой, правда, эта кукла твоя невеста? Эй, малой, че за манеры? У братца что ли набрался?
Не отвечая, Ник тут же побежал по дорожке, ведущей в ту сторону. Двор, да и дом тоже, он знал, как свои 5 пальцев. И очень боялся, как бы Андрей чего не сделал Оле. Но, как оказалось, боялся зря.
Подбежав к самой беседке, расположенной около бассейна, и увидев смеющегося над какой-то шуткой старшего брата в компании с девушкой в спортивном костюме, Ник остановился и замер. Удивленно повел головой. Разжал ладонь.
Это была не Ольга.
Рядом с Андреем, попивая виноградный сок и жуя мороженое, сидела выскочка-подружка Смерча, с таким же именем, как и у Кларского-младшего. Ника. Наглая девица с малиновыми губами и замашками клинической идиотки, посмевшая показать ему прямо из окна подъезда средний палец и вообще доводившая его все прошлое воскресенье. Шумная, надоедливая и самовлюбленная дешевка.
– А вот и мой братишка, Никки, мы заждались тебя. Объедаемся мороженым, – сообщил ему старший брат и приветливо помахал парню рукой, не поворачиваясь, впрочем, к родственнику. От этого излишне доброжелательного жеста Никки чуть не рухнул на землю. Брат явно сходил с ума. Обычно он был не таким добреньким.
– Твоя невеста Ника мне по душе, – сообщил младшему брату Март, все также не оборачиваясь. – Само очарование.
"Господи, спасибо, что это не Ольга", – малодушно подумал про себя Никита, редко обращающийся ко Всевышнему, и вдруг улыбнулся во все зубы. Он тут же сообразил, что девка по фамилии Карлова (спасибо дежурному менту в обезьяннике, что запомнил ее фамилию!) сможет оградить Ольгу от опасного влияние его неуемного брата. Пусть брат считает, что Ника – его девушка.
Ника и Андрей, которого она постепенно переставала бояться, в волю пообсуждали особенности ее характера, отношения с ее родителями и с другими родственниками, жизненную позицию и отношение к чувствам и браку, перешли на фильмы, изобразительное искусство и литературу – оказывается, Андрей очень много читал.
Естественно, она еще нервничала – в таком месте и в таком окружении не нервничал бы только Железный человек. Ника ждала прихода ее таинственного "жениха", чтобы тот прояснил ситуацию и старалась расслабиться. Спорить с Андреем насчет того, что она не та, за которую ее принимают, она не рискнула.
Девушка с опасением заметила, что человек по кличке Март вполне искренне ею интересуется, и хотя этот интерес вряд ли можно было назвать совсем здоровым (ну какая ему разница, сколько она детей хочет в будущем и какая у нее группа крови и резус-фактор), девушке даже было интересно разговаривать с Андреем. Она немного освоилась, называла его на "ты" – по его просьбе, и рассказывала о том, как в прошлом году ездила в Альпы на Новогодние каникулы, а он, в свою очередь делился своими впечатлениями от Китая, где жили, как он изящно выразился, "его деловые партнеры по сбыту важных штуковин и штучек".
Они дошли до обсуждения будущей работы девушки, как она, услышав, как кто-то пришел, повернулась. Увидела, наконец, своего так называемого "жениха" и едва не упала оземь в конвульсиях, посланных добреньким старичком Кондратием, маячавшим в кустах. Мерзкий тип Кларский стоял перед ней и сдавленно улыбался, глядя прямо в глаза. Бешенство переполняло душу эмоциональной Ники. Это все он подстроил, сукин сын! Это он решил над ней поиздеваться! Чтобы отомстить за телефонные звонки! Решил устроить прикол!!
Пока эти мысли проносились в ее голове бешенными стаями, Андрей что-то сказал брату. И тот даже что-то ответил. А потом Нику прорвало.
– Упырь! – вскочила она тут же с места. – Козел! Ну, дядя Укроп, я тебя сейчас на голову короче сделаю!
– Привет, любимая, – сказал ей Никита голосом человека, которого окунули в ледяную воду. Он подошел к девушке и крепко обнял ее, незаметно сильно – до боли – сжал ее запястья, так, что она перестала верещать.
– Молчать.
– Ты чего удумал, Укроп? – прошипела светловолосая, совсем преставая уже понимать, что происходит. – Скажи своему брату, что мы друг друга не знаем! Немедленно скажи. И отпусти меня! Какая я тебе любимая, фак тебя в нос!
Март с удивлением человека, впервые попавшего в зоопарк, посмотрел на брата и Нику. Но промолчал и отпил сок.
– Солнышко, я тоже скучал, не дерись! – Отозвался кротко парень, мужественно терпя развязное, по его мнению, поведение. Он так прижал ее к себе, что она больно уткнулась носом в его твердое плечо, пахнувшее одеколоном – тем самым, чей аромат заполнил салон "Мицубиси".
У девушки сердце все же упало в обморок, перестав крепиться. Она – солнышко. Солнышко! И это ей говорит этот мерзкий тип с задатками шимпанзе.
– Заткнись, я сказал тебе – заткнись и делай все так, как говорю я, – прошептал ей на ухо едва слышно Ник, крепче сжимая объятия. Ему тут же захотелось провести рукой по прямым волосам и сжать их в кулаке. Это разозлило Никиту еще больше.
А его брату надоело молчать и смотреть. Он заговорил, и тон Марта тут же изменился.
– Ты где так долго был, олень? – обратился к Никите, задумчиво покачивая бокалом с соком, молодой мужчина. – Я обязан тебя ждать целыми сутками? Ладно, на этот раз тебя прощаю. Помирись со своей Никой и идемте в дом. Нас ждет ужин. Детка, Ника, не кричи на него так, – и он подмигнул будущей, как искренне считал, невестке. – Он не такой тупак, каким кажется. Мой братишка почти не тупит. Оу, смотри-ка, на малом тоже оранжевый цвет есть. – И он кинул взгляд на левый кулак братишки, на котором до сих пор был намотан боксерский ярко-оранжевый цвет. – Ну вы даете, детки. Расческа, бинт… Романтика, да, Никки?
– Да. – С трудом выговорил Никита, узрев на столике оранжевую расческу. И тут же принялся стягивать боксерский бинт с руки – оказалось, они были совершенно одинакового тона. – Пошли, дорогая, в дом.
– Отстань от меня! Я не его девушка! – Завопила Ника назло парню, плюнув на все его предупреждения, потому что не понимала, зачем он врет своему опасному брату. Все еще не может перестать прикалываться? А если этот явно бандитский Март рассердиться из-за такой шуточки. Нике не хотелось оставаться в этом местечке где-нибудь под кустом. Ей очень хотелось, чтобы выяснилась правда, и ее отпустили бы домой. Там родители скоро приедут…
– Не его? Совсем-совсем? – сочувственно спросил Андрей.
– Совсем-совсем. Я его один раз в жизни видела! Я вообще его ненавижу!
– Маленькая моя, замолчи, – положил руку на талию девушке Никита. – Прости меня, и давай помиримся.
– Сейчас… – И в это время светловолосая скандалистка почувствовала, как в ее бок уперлось что-то острое и холодное. Она, ни будь дурой, тут же замолчала.
– Еще раз скажешь что-нибудь не то, ты – покойница, – предупредил ее Ник, почти не раскрывая губ и продолжая улыбаться, глядя на вставшего брата, намеренного направиться в дом.
Девушка сразу поняла, что у руках у дяди Укропа нож. Ноги у нее подкосились, сердце вновь заволновалось, как живая рыба в супермаркете, к которой подошел продавец.
– Да, конечно, идем в дом, – согласилась она тихим голоском приличной пай-девочки. "Господи, за что мне все это? Что я сделала в жизни не так?", – воззвала Ника к Богу мысленно.
– Ты ведь меня простила? – с притворной нежностью поинтересовался у нее Кларский-младший. – Да?
– Да. – Поспешно согласилась вытянувшаяся в струну девушка. Они пошли по мощеной дороже вслед за Мартом, и Никита не убирал своей руки с пояса Карловой. Со стороны казалось, что он мило обнимает свою подружку.
– А что у вас были за траблы? – тут же поинтересовался Андрей. – Девочка моя, он тебя обидел, наш олух?
– Да… – Ник стиснул талию Ники, и она осеклась, – нет. Да нет, не обидел. Просто мы поссорились. Знаешь… вернее, знаешь, как это бывает у влюбленных.
– Нет, – отвечал Андрей, – единственная девочка, которую я любил, не дождалась меня.
– Из армии? – спросила тут же девушка, которая не смотря на свою внешнюю ветреность, была очень верной и тяжело переживала предательство бывшего парня.
– Из армии? Пожалуй. Только это была другая армия. – Было ей насмешливым ответом. – За мной, детки. Сегодня мы заказывали ужин в крутом ресторане.
Вот так Ника и оказалась в доме в доме старшего брата дяди Укропа, в качестве едва ли не невесты последнего. Поскольку ей все еще было страшно (после того, как Никита достал нож, страх вернулся на прежнее место, но теперь девушка не знала, кого больше опасаться из сумасшедших братиков с явными криминальными наклонностями психическими отклонениями), она не замечала богатого убранства особняка, в котором роскошь причудливым образом переплеталась с воистину мужским умением наводить беспорядок. Перед светло-голубыми глазами девушки стояла исключительно то крепкая спина зловещего Укропа, то татуированные плечи его очаровательного братишки. Она не уже не сомневалась, что украшения на коже – не просто художественное тату, а тюремные наколки. Подобные на пару раз видела у соседа дяди Гриши, когда в детстве жила с предками в старой пятиэтажке.
Ника уже просто передвигала ноги, боясь глубоко дышать из-за руки Никиты, и только когда оказалась в столовой, за длинным дубовым столом, кое-где прожженным сигаретами и почему-то поцарапанным чем-то очень острым, была избавлена от объятий ненавистного ей типа – потому что они расположились за разными стулья справа от Андрея, усевшегося во главе стола. Хозяин особняка самолично решил обслужить гостей, не забывая на ходу подкалывать Никиту и рассказывать забавные истории Нике.
– Будешь вино? – спросил он у девушки, доставая бутылку красного сухого. – Или и его ты не пьешь?
Никита едва слышно хмыкнул.
– Не знаю…
– Двести грамм хорошего красного вина за ужином самым чудесным образом влияют на организм, – улыбнулся ей молодой мужчина.
– Налей ей, – разрешил Ник неожиданно сам для себя, подумав, что алкоголь сможет снять напряженность у этой дурочки.
– Я не у тебя спрашиваю, олень. – Отвечал ему родственник. – А у твоей невесты.
В результате Ника залпом проглотила вино. Никита покачал головой, а Андрей засмеялся.
– Молодец, девочка, налить еще?
У Андрея зазвонил телефон, и, едва глянув на номер, быстрым шагом удалился из столовой. Напоследок бросил:
– Так, голубки, вынужден оставить вас наедине, скоро буду.
Едва он ушел, как Никита встал со своего места, многозначительно глядя на девушку, подошел к ней и, облокотившись о высокую спинку ее стула, наклонился к ней. Он радовался, что на ее месте находиться не его Ольга, но ему было очень любопытно – что Карлова тут делает?
– Ты как здесь оказалась? – грозно поинтересовался парень, нависая над Никой.
– Меня поймали около моего дома и посадили в тачку два мужика. – Ответила она нервно и резко повернулась лицо к парню, едва не ударив его лбом. – Слушай, я не понимаю, в чем у вас тут прикол, Ты так решил отомстить мне за звонки вчерашние, да? Признайся.
– Так это ты мне звонила? – сощурился Ник.
– Ну как бы да. – Тихо призналась она.
– За как бы твои звонки я в следующий раз как бы тебе руку как бы сломаю. – Не по-джентельменски пообещал парень.
"Как бы тебя самого не сломали, в трех местах, урод", – зло подумала решившая храбриться Ника.
– Слушай я правда, испугалась, – тихо призналась она. – Хватит меня разыгрывать вместе со своим братом. Или брат твой ни о чем не догадывается? А он опасный, твой Андрей, он может и рассердиться. Или ты и его разыгрываешь? Слушай, Ук… Никита, отпусти уже меня. Я и клянусь, что больше ты меня никогда не уведишь. И не услышишь.
– Я был бы счастлив, если бы больше не видел тебя, – задумчиво отозвался молодой человек. – Но теперь мы будем встречаться очень часто.
– Ты мне угрожаешь? – встрепенулась Ника, проклиная себя за то, что решила звонить ему и его идиотской Ольге. Что она наделала
– Нет, я тебя предупреждаю.
– Я серьезно… Если ты меня сейчас отпустишь, я…
– Если – отличное слово. Ты знаешь, что оно значит? Нет? Естественно, не знаешь. Я ведь догадывался, что ты глупая. Но ничего, я просвещу тебя, любительница неприличных жестов. Оно значит неуверенность, неосуществимое или потенциальное условие. Если ты меня отпустишь… Если… Если… А я не хочу отпускать тебя.
Ника дернулась, сжав под столом ладони. Она проклинала парня.
А он, мягким тоном, как брат, произнося эти слова, вновь почувствовал что ему нравиться ощущать страх и неуверенность этой бойкой девицы. Никита как будто бы смог укротить ее, как Петруччо Катарину в "Укрощении Строптивой" и теперь наслаждался состоянием девушки. К тому же, глядя на ее яркие, но ненакрашенные губы, ему вновь захотелось коснуться их. Но он сдерживался.
– Я не понимаю, почему я здесь. – Сжала губы Ника, словно поняв мысли парня. – Я не понимаю. Отпусти меня. Отпусти! Это же был просто прикол! А ты разыграл похищение!
– Тише, – прикрыл ей рот ладонью Кларский. – Так и надо, чтобы ты ничего не понимала. Я тоже понимаю далеко не все, куколка. И похищение я тебе не организовывал. Много чести тебе. Девочка, нужны деньги? – неожиданно спросил он, без перехода, и, не меняя интонации, одновременно касаясь щекой ее щеки. В Нику немедленно врезалась молния, и застряла в районе ее грудной клетки, заставив закашляться.
– А? Что?
– Тебе нужны деньги? У меня они есть. Если ты будешь делать то, что я тебе говорю, ты получишь хорошую сумму. – Голос Ника сначала был приветливым, но затем вновь в нем появились нотки угрозы. – Ты будешь притворяться моей девушкой перед братом и перед всеми, и за это я буду тебе платить. Неплохо платить.
Глаза Ники наперегонки полезли на лоб. Она точно уверилась, что Кларский прилетел к ним с Марса и теперь издевается над землянами.
– Такая сумма тебя устроит? – Ник вытащил телефон и набрал на нем несколько чисел. Нику такая сумма очень устраивала. Но еще больше ее устроил бы факт того, что ее с миром отпускают.
– Ну как? Если откажешься, тебе будет плохо. Согласишься – плохо тебе будет совсем немного, а потом ты получишь деньги и никогда меня больше не уведешь.
В столовой повисло молчание. Никита с явным трудом подавил желание поцеловать ненавистную стервочку в висок, на котором пульсировала маленькая светло-синяя жилка. Он только прикрыл глаза, вдохнув едва уловимый аромат горького шоколада, исходивший от волос девушки.
– Мне нужно, чтобы все вокруг, и мой брат в особенности считали тебя моей девушкой. Я не знаю, почему ты находишься здесь, – говорил парень – но раз ты здесь, то делай то, что я велю тебе. А еще… если моему братцу что-то не понравиться, то тебе будет плохо. Очень плохо. Андрей – психопат. Ты ведь это уже поняла?
Он кивнула. Что-то было в Марте такое, что отличало его от многих людей и, кажется, сближало с животными. Но, с другой стороны, он мог быть вполне милым и приятным. Впрочем, и его младший братии к мог быть милым.
– Ты согласна? Согласна, Ника? – громко и уверенно спросил Никита, сглатывая.
– Отлично. Я согласна. Согласна, черт побери! – Почти прокричала девушка, потому что понимала, что слишком заигралась, и другого выхода у нее не было.
Наверное, девушка бы и без денег делала все, что скажет несносный Кларский, потому что теперь точно узнала, что страх – это вечный двигатель любого разумного существа. Особенно страх за свое существование.
– Хорошо. – С облегчением вздохнул парень. – Ты сделала правильный выбор. Умница.
– Правильный выбор? Согласна? На что? Эй, братишка-торопыжка, ты Нике решил сделать предложение? – Раздался развеселый голос Андрея от порога. Ник резко встал, а его девушка дернулась.
– Что молчим, ребятки? Дядя Андрей все узнает, как бы вы от него этого не скрывали. Олень, ты сделал предложение своей подруге в моем доме?-
– Типа да. – Не нашелся, что сказать суровому старшему брату Кларский.
– Типа ты дебил? – Передразнил его Март. – Я от тебя в восторге, упыренок. Эй, Ника, девочка, а ты что молчишь? Ты так рада?
Андрей уселся за свое место во главе стола и оглядел обоих "влюбленных" задумчивым взглядом. После чего налил себе бокал вина, поднял его вверх и сказал:
– Горько.
– Что? – Не понял Ник.
– Горько. Горько, Давайте уже, исполняйте старую традицию. – И хозяин особняка, не сводя холодных глаза с этих двоих, медленно и лениво захлопал в ладоши.
Никите ничего не оставалось делать, как за руку поднять опешившую девушку из-за стула, обнять руками за плечи, наклониться к ней, застывшей с широко открытыми глазами и, наконец, поцеловать. Перед этим он шепнул ей:
– Пусть он поверит… Или я тебя убью. Ты ведь знаешь.
Жаль, Ника не знала, что никакого ножа у ее Укропа не было, и за холодное оружие она приняла лишь его ключи. Она не догадывалась об этом и разрешила себя целовать на глазах у расхохотавшегося Андрея. Она думала, что ей будет жутко неприятно – до тошноты, и даже на всякий случай представила на месте Ника недавнего знакомого Дэна, но оказалось, что все не так плохо. Никита делал это умело, хоть и несколько жестковато надавливая на ее губы своими, но именно это вдруг и понравилось девушке. Кажется, от этого давление у нее резко зашкалило (она вновь списала это на весну), а сердце улеглось в большой розовый гроб.
Образ Смерча улетел куда-то в сторону и она, сама не осознавая, положила руку Никите на грудь. Кстати говоря, и парень сначала представил на месте дерзкой дебилки свою нежную Ольгу. Но и ее образ из его головы исчез довольно быстро – слишком разительным оказался поцелуй с Никой. На смену игривому смущению первой пришло покорное бессилие второй, сменившееся неожиданным желанием получить удовольствие от ситуации. Наверное, парень подсознательно понимал – девушка с похожим именем вдруг почувствовала волнение от его прикосновений, и сам вдруг стал получать удовольствие. Его рука скользнула вниз по ее спине и вовремя остановилась на талии. А Ника в неожиданном порыве, преодолев щекочущий нервы страх, игриво несколько раз поцеловала его подбородок и щеку, и вновь вернулась к губам. Парень вздрогнул и еще крепче прижал девушку к себе.
– Комары, – оборвал их Март, – отпустит друг друга, и будем есть. Я голоден, как волк. Кровь друг у друга сможете попить позже.
Комары послушались, моментально отстранились друг от друга и молча уселись на свои места, делая вид, как будто бы ничего не происходит.
– Хорошо смотритесь. Никки, дурень, ты реально решил на ней жениться? – С удивлением спросил Март у брата. – Что это вообще было?
– Просто так. – Склонил голову к тарелке Никита. Брат его раздражал.
– Мы потом как-нибудь женимся, – встряла Ника, у которой до сих пор от поцелуя часто билось сердце. – Милый просто готовился. Репетировал.
Уже после недолгого, но на удивление вкусного ужина, разговорчивый и не в меру смешливый Андрей, подперев щеку рукой, сказал Никите, не назвав его оленем впервые за последний час.
– Съездишь в "Алигьери". Встретишься с Гарри Поттером. У него большие проблемы.
Наверное, Маше Бурундуковой было бы приятно, что не только она одна нашла сходство Петра с известным книжным и кино героем. А вот если бы узнала, кто мыслит так же, как и она, то вообще бы очень сильно удилась.
В "Алигьери" и еще в пару мест Никита поехал вместе с Никой. Ему нужно было, чтобы все его знакомые и знакомые брата думал, что он встречается с глупой нахалкой. А общие знакомые его и Ольги об этом даже не догадаются – потому что это люди совершенно другого круга. И все это парень делал ради самой Оли Князевой. По крайней мере, он так искренне считал.
В гости Дэн, слава Богу, не пришел – я ведь проснулась и ответила ему по телефону. Мы слегка поприпирались, как и обычно – это веселило нас обоих, он назвал меня красавицей, я разошлась и написала ему, что он мне нравиться, потому что бывает милым. Дэн загордился и сказал, что милым он не бывает – милым он остается всегда, и его второе тайное имя – Pretty Boy. "Петя вой?", – написала я ему глумливо, после чего он тут же мне позвонил, пожурил, как малявку, за издевательства над его персоной, после чего заявил, что у него сегодня прекрасное настроение и он готов поделиться им со мной. Вот так мы и договорились о долгожданном свидании. Дэн пообещал, что оно мне понравиться, и я "go into ecstasies". Я тут же сообщила парню, что мне не нужно устраивать ничего экстраординарного – с меня хватит и катания на байке, к примеру (про цветочки я тактично умолчала, надеюсь, он догадается их принести, как это дела Ник Ольге). На это Смерчинский тут же сказал, что у нас свидание будет очень милым и спокойным, и поэтому мне волноваться не следует.
– Хорошо. – Сказа я на это, подумав, что голос у него подозрительный.
– В шесть часов я буду рядом с твоим подъездом, – напомнил он мне и не отказал себе в удовольствии еще раз назвать меня Бурундуком, после чего положил трубку с чувством выполненного долга, видимо.
А я все же немного волновалась – еще бы, как никак свидание с клеевым парнем, и хотя, получатся, что на них мы были кучу раз, все равно хочется, чтобы все прошло успешно. Предо мной не возникали ультиматумом вопросы о том, как одеться, чтобы выглядеть классно, как себя вести, какую прическу сделать и какой лак нанести на ногти. Дэн видел меня всякой, и его я воспринимала как человека, которому можно доверять, а значит, рядом с ним, можно не особо париться по поводу того, остаточно ли красиво я выгляжу. Но, естественно, мне хотелось, чтобы Смерч воспринимал меня как симпатичную девочку, а не как оборванца Аньку из парка.
Мои мысли прервала Лида – она позвонила и вновь напомнила, что хотела бы мне кое-что сказать, причем, желательно, лично и перед тем, как я отправлюсь вечером на свидание.
– Что-то случилось? – встревожилась я.
– Я хочу поговорить. – Терпеливо сказала она. – В живую.
– Ладно, поговорим, раз тебя телефон не устраивает. Кстати, ты почему вчера не сказала сразу про своего кретина Женьку? И вообще, как ты себя чувствуешь?
– Все прекрасно, Маш, спасибо. Но не говори мне про это сейчас, хорошо?
– Хорошо, – мгновенно согласилась я. Если Лида просит, значит, нужно так делать. – Во сколько и где встречаемся, мамочка?
Мы договорились встретиться дома у Марины, которая осталась на целый день одна – ее родители и бабушка уехали на день рождение к родственникам, решившим отпраздновать его на природе с кастором и с шашлыками. Маринка, чуть позже написавшая мне смс, пообещала сделать из меня "улетную девочку" для свидания. Я, помня о муках с платьем и каблуками, перезвонила и тут же сказала, чтобы подруга не перестаралась, потому что шпильки я больше не надену ни под каким предлогом – только если на собственную свадьбу.
– Отлично, – воскликнула девушка по телефону. – Доченька, ловлю тебя на слове! На свадьбу я заставлю надеть тебя обувку на огромной шпилище!
– Боюсь, к тому времени, как я соберусь замуж, – отвечала ей я, – я буду страдать ревматизмом и радикулитом и артритом. И не смогу натянуть такие туфельки.
– Вот же ты дурочка! Да ты замуж раньше меня выйдешь и Лидки! Первой в группе, – пообещала мне подруга. У нас пока действительно не было девушек, вышедших замуж, что очень удивляло маму. По ее словам, когда она училась на третьем курсе, у них уже половина девчонок и парней были женатыми людьми.
– Спасибо, утешила. Ладно, жди меня через два часа. – Сказала я Маринке и, добавив, что нам надо будет как-нибудь поразвлекать Лидку, положила трубку. Минут сорок я проторчала в Интернете, а потом начала собираться. Мама заметила мои маневры и тут же спросила:
– Ты куда то? А экзамены?
– Я к Маринке. Будем вместе готовиться, – сказала я ей почти правду. – У нее сегодня дома никого нет, а у нас будет шумно, как всегда. Ты же говорила, к нам сегодня твои подруги придут, и, наверное, Настя приедет с Федькой.
– Ну вообще-то да, – согласилась со мной мама. – Но я могу сказать свои девочкам, чтобы они не приходили, и тебе никто не будет мешать. Настя и Федор будут вести себя тихо.
– Мама, ну что ты как маленькая! Я же говорю, у Маринки поучу. Вместе учить лучше. – Тут же запротестовала я.
– Ну, хорошо. Я буду тебе звонить, Мария. И попробуй только выкинуть какую-нибудь штуку со своим телефоном. – В ее голосе появилась деланная суровость.
– Ага. Только не очень часто – звонки отвлекают. Ладно, мам, я пошла.
– У тебя деньги есть?
– Чуть-чуть. А ты хочешь мне дать на карманные расходы? – Обрадовалась я. Мама расщедрилась и дала. Видимо, у нее перед приходом старых школьных подруг было очень хорошее настроение.
По дороге на остановку я забежала в небольшой ювелирный магазин, притаившийся между супермаркетом и фитнес-центром, и с интересом уставилась на витрину с серебряными украшениями. Магазинчик хоть и был маленьким, но ассортимент здесь был особенным, отличающимся от прочего в городе – он был рассчитан на молодое поколение и предлагал очень оригинальные, порой даже странноватые вещи из серебра и белого золота. Неформальный народ частенько отоваривался здесь, потому что имел возможность приобрести очень классные и действительно качественные вещи. Самые разные пирсинги, чокеры, браслеты, цепочки, кольца, серьги, которые не продавались больше нигде в городе, – в магазинчике было все, что могло подходить под формат молодежи.
И я тоже хотела кое-что купить. Но не себе, а Дэну. У него ведь я забрала кольцо – то самое, тонкое и красивое, которое теперь с удовольствием таскала на большом пальце, а он по смс сказал мне, что я могу его не возвращать и оставить его у себя. Поэтому мне хотелось купить что-нибудь в подарок Смерчу, что-нибудь взамен. Не знаю уж, почему, но очень хотелось сделать ему приятное – чтобы он улыбнулся.
В кармане лежали не только деньги, выделенные на карманные расходы мамой, а также Федькой, который хоть и был братом-балдой, но каждый месяц подкидывал мне некоторую приятную сумму, но и часть денег, заработанных мною прошлым летом. Получилась вполне хорошая сумма.
Сначала я долго смотрела на подвески – а здесь их было много, а потом все же переключилась на кольца.
"Око за око, кольцо за кольцо, счастье за счастье ", – выдал умудренный годами светленький головастик, покачивая непонятно откуда взявшейся белоснежной бородой.
Мужских колец из серебра было много, очень много, и все они были разными: элегантными и готическими, в виде грубых оскаленных черепов и замысловатых фэнтезийных корон, с витыми узорами и кельтскими орнаментами, в форме ангельских крыльев и с рисунком глаз, перстни-флешки и перстни-часы.
Из всего этого шикарного разнообразия меня тут же покорили готические кольца-когти, кольцо в виде шлема древнегреческого война и в форме головы наглого Чеширского котэ, а потом в верхнем правом углу витрины на глаза мне вдруг попалось оно. Серебряное, широкое черное кольцо с изображенной на нем стального цвета юркой ящерицей, у которой вместо глаз были угольно-черные блестящие камешки. Ящерица сразу напомнила мне татушку Дэна и покорила мое сердце. По цене оно тоже вполне подходило.
– Мне нужно вот это кольцо, с ящеркой. – Сказала я тут же продавцу-парню с забранными в хвост волосами. Он, только что выпроводивший каких-то двух готов, мигом оказался около меня и взглянул на витрину.
– Оно мужское, – предупредил он меня весело.
– Я знаю. – Кивнула я. – Покажите его.
– Вот, держите. – Он вытащил кольцо и протянул его мне. Я повертела украшение, которое с каждой секундой казалось мне все более и более привлекательным и сказала, что хочу купить его.
– Для молодого человека? – уточнил продавец.
– Ага.
– Классная вещь. Хороший выбор. И гравировка прикольная. Кстати, кольцо не из стали и не из титана, а именно серебряное, только серебро специально почернили. С помощью технологии "финифть". А глаза у ящерки сделаны из агата. – Просветили меня. – Вам какой размер нужен?
– Не знаю, – слегка растерялась я, спешно припоминая руку Дэна. – Не помню.
– Вы примерно прикиньте, какой размер. – Посоветовал молодой человек. – Оно не регулируется, размер фиксированный. Или позвоните, спросите, какой.
– Это сюрприз, не могу. А, блин, что делать-то?
– Вообще средний размер где-то 20-ый. От 19-го до 22-го. Но сейчас что-нибудь придумаем, – подмигнул продавец. По ходу у него часто бывали клиенты, не знающие о размерах колец. Он положил на прилавок свою ладонь. – Смотрите, у меня размер 18, 5, но у меня пальцы тонковаты.
Я склонилась над его худой рукой с узкой ладонью.
– Ага, у него больше и длиннее пальцы.
– Отлично. – Он вышел из-за прилавка и потащил меня к охраннику- явному брутальному рокеру в косухе, с безразличным видом стоявшему около входа.
– Вадим, дай лапу, – сказал продавец, – девушка не может размер кольца определить.
Бугай Вадим лениво протянул богатырскую руку вперед, растопырив совсем не маленькие пальцы, украшенные грозными рокерскими печатками.
– У Вадима 24 размер, – тут же принялись просвещать слегка обалдевшую от такой заботы меня.
– Тоже не то.
– Ага, – непонятно чему обрадовался длинноволосый продавец. – Эй, парни, – и он, ничуть не тушуясь, позвал трех скейтеров, галдящих около прилавка с женскими украшениями. Их разноцветные скейты возлежали около грозного Вадим. – Парни! Помогите девушке выбрать кольцо своему молодому человеку!
Скейтеры оказались ребятами прикольными и понимающими. Они по очереди протягивали мне ладони, чтобы я могла прикинуть, похожи ли они на пальцы Смерчинского. Уж не знаю, что мы все в этом нашли смешного, но все мы ржали на весь магазин. Новые покупатели – небольшая компания парней и девчонок, заинтересовавшись нашими манипуляциями, тоже приняла участие в акции "Помоги Маше – подбери кольцо Денису".
И хотя я уже слегка опаздывала к подружкам, я все равно хотела выбрать то, что могло подойти Смерчику. И, в общем, остановилась на размере 20,5.
– Девушка, – сказал один из скейтеров, – не бойтесь, если с размером прокололись, ему хоть на мизинец налезать должно будет!
– Спасибо, – сказала я, засмеявшись. Я буду носить его кольцо на большом пальце, он мое – на мизинце. Черт! У меня же было с собой его кольцо!! А я тут весь магазин заставила на себя работать! Вот же я тупица тупиц! Зато время хорошо провела и заодно помогла одному из скейтеров подобрать кольцо для его девушки, размеры пальцев которой он тоже не знал.
Выйдя из магазина с черной бархатной круглой коробочкой в сумке, перекинутой через плечо, я побежала на остановку и через двадцать минут была в доме у Маринки. Она жила в высоком панельном доме, на девятом этаже и из ее окон открывался чудный вид на старый парк с круглым прудом, в котором плавали утки.
– Приперлась, – покачала головой Марина, открыв мне дверь и беря из моих рук большое ведерко с пломбиром. – Как всегда, с опозданием. НО раз притащила мороженко, мамочка тебя прощает.
– Спасибо, ты такая добрая.
Мы втроем расположились на полукруглом диване в большой комнате трехкомнатной квартиры, попивая холодный кофе с молоком и наслаждаясь малиновым пломбиром. Дверь на балкон по случаю жары была открыта и звуковым сопровождением для нс были крики детишек, гуляющих в парке. Сначала мы с Маринкой насели на Лиду, чтобы она еще раз все нам рассказала по своего подлого Женю, от чего та долго отмахивалась, пожурили ее вновь за то, что она сразу не поделилась своими проблемами с нами, дружно с Мариной придумали кретину, посмевшему бросить нашу подругу, лучшие казни, а потом незаметно перешли на тему Черри и самой Марины. Оказалось, он настолько сильно запал в ее сердце, что она теперь жаждала снова встретиться с ним, и собиралась теперь позвонить ему, чтобы пригласить погулять. Она даже решила сделать это при нас, но, к сожалению, зеленоволосый не взял трубку.
– Ладно, поразвлеклись, и теперь я серьезно хочу поговорить, – сказала вдруг Лида, посмотрев на меня своими темными глазами и нервно постукивая длинными фиолетовыми ногтями по журнальному столику.
– О чем? Я так и не поняла, что ты хочешь.
– Я хочу сказать, что слышала кое-что, что слышала. Я не писала об этом в аське и не говорила по телефону, потому что считаю, что такое нужно говорить в лицо, Маша. – Задумчиво произнесла она. – Я тут вчера слышала один странный разговор в парке. Разговор твоего Дэна и Князевой.
И она поведала нам все, что случайно узнала. У нее была неплохая память, поэтому многие детали она запомнила довольно точно. Мы с Маринкой от ее рассказа слегка обалдели. Что там за странные дела у Смерчинского и Троллихи? Что за Инна, которая знала его друзей, саму Князеву и любила Дэна? В кого там втюрилась Ольга, если не в Никиту? С кем она хочет встречаться и при чем тут Денис? Чем он ей поможет? Что за хрень вообще твориться И при чем тут я? При чем здесь Мария Бурундукова?
– Он сказал, что будет всегда ее защищать, и будет на ее стороне. – Продолжала Лида, опасливо косясь на меня. Я откинулась спиной на мягкие подушки и молча слушала все это. С одной стороны, ничего преступного Смерч не совершил, но с другой… Мы же договор подписали, в котором сказали, что не будем ничего друг от друга скрывать! Да и по фиг на договор, обидно, когда ты чего-то не знаешь, что знает куча народа вокруг. Может, я бываю рассеянной и не слишком сообразительной, но я ненавижу чувствовать себя полным, нет, конкретным олухом. Я хочу знать все и быть в курсе вещей, которые касаются меня!
Орел был не то, чтобы в шоке, но здорово разозлился. Он нашел на столике у Маринки фарфоровую утонченную фигурку Аполлона со смазливым личиком, чем-то напоминающего Дэна и методично выклевывал ему правый глаз и ухо. Активисты среди головастиков собирали сородичей на демонстрацию, а иные подталкивали даже на бунт. А я чувствовала, что сегодня Дениска узнает, что такое Маша в гневе.
– Я знала, что Дэн и Тролль с детства знакомы. Вполне возможно, что у них были какие-то общие делишки. – Медленно проговорила я, чуть успокоившись. А ведь Дэн, козлина такая что-то продолжает скрывать от меня – он так и не рассказал, зачем устроил весь этот цирк с тем, чтобы разбить пару "Князева-Кларский". Типа, это не его тайна, и он все расскажет позже.
– Девчонки, а ведь права гадалка, права. Она же сказала, что вокруг Машки куча вранья и загадок, – припомнила встревожено Марина.
– Вот только ее не приплетай, – поморщилась Лида. – Глупости все это. А если не глупости, то я скоро стану тетей. Маш, не думай, что я что-то выдумываю. Я сказала все, что слышала.
– Брось ты. Я доверяю тебе – отмахнулась я. – Знаете, мне надоело быть дурой. Сегодня же заставлю Смерчинского обо всем мне рассказать. У нас ведь типа свидание сегодня. Пусть все рассказывает, интриган чертов.
– Отлично, – решительно закивала головой хозяйка квартиры. – Да, пусть все рассказывает. Ты ведь его девушка, как-никак. Предъявляй ему ультиматум – или он все рассказывает тебе, или…или… ты его наказываешь.
– Бросаешь, – сурово добавила ее кузина. – Пусть испугается паренек. Просто мне показалось, когда Князева его обнимала, что на самом деле она страдает по нему. И все эти слова: мне нравиться один парень, а у него есть другая, она хорошая, а я плохая – всего лишь отмазки, чтобы Смерч не узнал, что Оля по нему сохнет на самом деле. Я так считаю. Когда он ушел, она сильно плакала. Наверное, из-за него.
– Точно, – поддержала ее Маринка. – И я так поняла, что Никита Кларский Князевой, наверное, не очень нравиться. Это ведь про него она говорила, что его боится? Или про кого? А чего Ника-то бояться? Обычный парень.
– Непонятно, кого она там боится. Сказала только, что он верит в Судьбу.
– Ник верит в это, – подняла я на подруг глаза. – Он верит в это все. Я точно знаю. Это его Троллиха боится? Бред какой-то. Он ее что, силой заставлял встречаться?
– Имен она не произносила. Одни местоимения, – отозвалась Лидия. – Там было только имя Инна.
– Инна. Я ведь слышала уже это имя. Инна, она же какая-то там таинственная Лазурная, она же потеря. И она же сестра Князя. – Вспомнилось мне.
– Я не слышала, что у нее есть сестра.
– Я тоже.
– Никто не слышал. Может, и сама Олечка. Вот же лажа, вообще ничего не понимаю. По ходу дела, Инна – бывшая девушка Дэна. – Размышляла я, еще больше нервничая. Поганца Смерчинского мне ни с кем делить не хотелось. Хватит, Ника с Ольгой уже поделила. – Мне про нее случайно Черри сказал и очень просил это имя не произносить при Дэне. Он же сказал, что Оля и Дэнни просто друзья. Но он ей когда-то нравился.
– Так Черри в курсе всего? – подняла брови Марин. – Маша, Лида, я его точно заставлю пойти на свидание, и попробую что-нибудь выяснить!
– Он вряд ли скажет.
– Меня мальчики любят, – уперлась девушка. – Я его раскручу на откровенность, поверь, Маша.
– На ребенка его не раскрути, – опять фыркнула ее сестра и намекнула на любовь Марины сидеть по 2 часа в ванной комнате. – А то будешь ты играть не в русалочку в ванне, а в мамочку.
– Такое чувство, что Смерчинский – международный шпион. – Покачала головой Марина, наливая нам еще кофе из кофейника.
– Он международный клоун! – Рявкнула я и обозвала парня еще парочкой куда более крепких выражений. Орел оторвался от выклевывания челюсти ни в чем не повинного Аполлона и согласно пару раз кивнул. Ух, и сердит же он был!
– Так, сегодня же разберись с этим. Пусть Смерчинский тебе расскажет, что у него там с этой Князевой. Не такая она и простая мочалка, – наставительно говорили мне подружки.
– Ага. – Я для себя решила, что сегодня же Тим и займусь. Вокруг Смерча столько загадок, как будто бы он наша местная Мона Лиза. И я должна, я просто обязана все про него разузнать. Потому что мне он нравиться. И потому что я так хочу. Конечно, этот парень не обязан докладывать мне о каждом своем чихе, но ведь он впутал меня в свою веселую игру для того, чтобы Оля рассталась с Ником, сказал, что делает это ради Князевой, потому что она нужна ему, а потом оказалось, что ничего он к ней и не испытывает, и делал все это непонятно ради чего. Или ради кого? А по словам Лиды, Тролль еще и прощении е у него за что-то просила, а она говорил, что ему нужно было сразу все сказать. Что сказать, мать его, а? Что?
– Машка, тебе смс-ка, – прервала мои размышления Марина. Я вытащила телефон из кармана Джинс и в который раз обалдела.
1 ... 28 29 30 31 32 33 34 35 ... 59 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.