.RU

Теоретический уровень научного познания: Теоретический процесс есть «движение идей». В ходе этого процесса

Теоретический процесс есть «движение идей». В ходе этого процесса отсутствует непосредственный чувственный контакт с объектом познания. Теоретический уровень предполагает такие формы познания, как понятие, суждение, умозаключение, гипотеза, теория и методы (аксиоматический, метод идеализации, дедуктивный и др,). Формы теоретического уровня мы рассмотрели в гл. 9. Обратимся теперь к его методам. При рассмотрении эмпирического уровня научного познания было выявлено, что в «чистом виде» эмпирии не существует: она всегда содержит в себе элементы теоретического, что является не препятствием, а условием формирования истинного эмпирического знания. Мыслительная деятельность Теоретический уровень научного познания характеризуется преобладанием мыслительных операций и форм рационального познания. Элементы чувственного познания присутствуют и здесь, играя подчиненную роль. Но эмпирическое знание на этом уровне подвергается рациональной обработке и осваивает объекты со стороны их внутренних связей. Средствами такой обработки выступают абстракции | высшего порядка. Эти абстракции — понятия, гипотезы — могут предшествовать мыслительному процессу, служить в качестве I предпосылочного знания, а мог^т бьггь результатом мыслительного процесса или процессов, из которых стоит в первую оче- ' редь выделить абстрагирование, идеализацию, синтез, гипотети- \ ческую дедукцию и др., возникающие и используемые по ходу | мыслительной деятельности. Мыслительная деятельность, мышление — это работа с идеальными предметами. Способность к такой работе — показатель высокого развития сознания, высокого развития человека вообще. Эта способность формируется у человека с детства, в то же время она — результат длительного развития человечества. Об этом замечательно пишет А. Уайтхед: Представьте себе, что мы погружаем наше воображение в глубь многих тысячелетий и стремимся понять величайших мыслителей тех давних лет... Взять, например, проблему числа. Мы вычислим себе число 5 применительно к соответствующей группе каких-либо вещей — пяти рыбам, пяти детям, пяти яблокам, пята дням. Таким образом, рассматривая, как относится число 5 к числу 3, мы мыслим себе две группы вещей, одна из которых включает в себя пять элементов, а другая — три. Но мы совершенно оталека- емся от учета специфики каждого отдельного предмета или даже предметов, составляющих ту или иную группу. Мы просто мыс себе отношения между двумя этими группами, которые совершение независимы от индивидуальных свойств составляющих их предме тов. В этом и состоит замечательное искусство абстракции; чтобы] приобрести его, потребовалось многовековое развитие человечества1. В результате абстрагирования, т.е. отвлечения от ряда свойств] и отношений предмета, исследователь получает то, что Уайтхед] назвал «вечным объектом», являющимся также и продуктом не] только абстрагирования, но и идеализации. Присутствие в познании идеализации служит показателем зрелости теоретического мышления и знания как набора опреде-] ленных идеальных моделей2. Мыслительный процесс, мышление «немыслимы» без языка. \ Результатами абстрагирования, идеализации являются понятия-] слова: точка, элементарная частица и т.д. Без языка сохранение мысли, легкое воспроизведение мысли, ус-] ложненное переплетение мыслей, передача мыслей оказываются силь-] но ограниченными. Человеческая цивилизация есть продукт языка,! а язык есть продукт развивающейся цивилизации. Свобода мысли! становится возможной благодаря языку: благодаря ее мы освобожда-1 емся от полной привязанности к непосредственности настроения! и обстоятельств. Не случайно афиняне, от которых мы получили на-| ши западные понятия о свободе, восхищались языком за его весы, утонченное разнообразие3. Мышление, как и язык, — результат развития цивилизации,! следствие развития социокультурных ситуаций, складывавшихся] в разные исторические эпохи и периоды. Рассудок и разум По традиции в мышлении выделяют два! уровня — рассудок и разум. Этими категориями широко пользо-1 вались классики теории познания, но в современных условиях] они редко встречаются в научных работах. Развернуто эти понятия представлены в трудах Канта и Гегеля. Рассудком Кант называет мышление, оперирующее понятиями. Деятельность рассудка спонтанна, но не пассивна, как дея-: тельность чувственности. Но деятельность рассудка формальна, она нуждается в содержании, которое поставляется чувственностью. Рассудок выполняет функцию подведения многообразия чувственного материала, организованного на уровне восприятия j с помощью априорных форм созерцания, под единство понятия. 1 Уайтхед А.Н. Указ. соч. С. 76. 2 См.: Кохановский В.П. и др. Указ. соч. С. 175. 3 Уайтхед А Н. Там же. С, 366. Рассудок осуществляет в мышлении систематизирующую функцию. Он вводит мышление в фиксированные нормы и потому своей целью имеет конечное. Последним основанием единства, без которого рассудок не мог бы осуществлять объединение многообразного, у Канта является акт самосознания, выражающийся в формуле «Я мыслю». Этот акт Кант называет трансцендентальным единством апперцепции и считает его источником всякого единства. Категории — формы этого высшего единства. И в то же время Кант не считает рассудок высшей познавательной способностью. Высшей познавательной способностью является разум, имеющий своим предметом бесконечное и безусловное, обладающий «способностью , давать принципы». К Канту восходит то различие между рассудком и разумом, которое играло важную роль у всех представителей немецкого классического идеализма — Фихте, Шеллинга и Гегеля. Рассудок, ? по Канту, всегда переходит от одного обусловленного к другому I обусловленному, не имея возможности закончить этот ряд некоторым последним — безусловным, поскольку в мире опыта нет ничего безусловного. В то же время человеку свойственно стремление обрести безусловное знание, то есть, говоря словами Канта, получить абсолютно безусловное, из которого, как из некоей первопричины, вытекал бы весь ряд явлений и объяснялась бы сразу вся их совокупность. Такого рода безусловное, по Канту, предлагает разум в виде идей. Гегель называет рассудком мышление, порождающее лишь конечные определения и движущееся в них142. Вместе с тем Гегель подчеркивает, что и в теоретической, | и в практической области нельзя обойтись без рассудка. И Гегель приводит примеры, это подтверждающие. Например, человек с характером, считает Гегель, это человек рассудительный, имеющий перед собой определенную цель и твердо ей следующий. Он приводит также слова Гёте, который считал, что кто хочет достигнуть великого, тот должен уметь себя ограничивать. По Гегелю, рассудок — существенный момент образования: Образованный человек не удовлетворяется туманным и неопределенным, а схватывает предметы в их четкой определенности; необразованный же, напротив, неуверенно шатается туда и обратно, и часто приходится затрачивать немало труда, чтобы выяснить с та- I ким человеком, о чем же идет речь, и заставить его неизменно дер жаться именно этого определенного пункта143. Разум Гегель определяет исходя из кантовского его понима ния. Разум — это мысль, и человек свободен именно тогда, ког он обладает мыслью, когда он обладает разумом, когда он поль-г зуется разумом в своих действиях. С разумом Гегель связываем целесообразную деятельность человека. Его могущество он видит в хитрости, а хитрость понимает в опосредствующей деятельности, которая, позволив объектам действовать друг на друга соответственно их природе... не вмешиваясь вместе с тем в этот процесс, все же осуществляет лишь свою собственную цель144. Если рассудок действует по правилам формальной логики и ее категорий, то разум «свободен», он свободен эти правила нарушать, творчески использовать понятия и категории, исследовать природу этих понятий, то есть заниматься саморефлексией. Рассудок дискурсивен и конечен, он связывает предметы и явления по принципу причинно-следственных отношений, т.е. вывода следствия из предыдущего знания, разум опирается не только на логику, но и на интуицию, а в реальном процессе познания не отгорожен от рассудка, а взаимодействует с ним, Таким образом, рассудок — это первый уровень мышления, на котором оперирование абстракциями происходит с целью получения завершенного знания. Понятие рассудок тождественно понятию здравый смысл. Разум — это высший уровень мышления, на котором происходит выход за пределы рассудка и его истин и осуществляется с помощью абстракций высшего порядка объединить необъеди- нимые с точки зрения рассудка вещи, которые по законам формальной логики являются сторонами абсолютного противоречия. Разум приходит к единству многообразного и противоречивого, потому что рассматривает эти вещи не в их настоящей данности, а в их развитии, находя невидимую рассудку взаимосвязь между ними. Проблема в теоретическом познании В ходе познания возникает вопрос, требующий ответа, т.е. проблема. Проблема — это процесс, движение, а не застывшая форма знания. Она предполагает два этапа: постановку и решете Формулировка проблемы часто более существенна, чем ее разрешение, которое может быть делом лишь математического или экспериментального искусства. Постановка новых вопросов, развитие но- вых возможностей, рассмотрение старых проблем под новым углом зрения требуют творческого воображения и отражают действительный успех в науке1. Познание, как утверждал К. Поппер, начинается не с наблюдений и фактов, а с проблем, возникающих как следствие противоречия в данной теории, либо как столкновение двух разных теорий, либо как результат столкновения теории с наблюдением. В работе «Логика и рост научного знания» он разработал концепцию «трех миров» и дал понимание эпистемологии и ее проблем. Он различает следующие три «универсума»: (1) мир физических объектов и состояний, (2) мир состояний сознания и (3) мир объективного состояния мышления, содержания научных идей, поэтических мыслей и произведений искусства. «Третий мир» Поппера, по его собственному признанию, имеет много общего с теорией идей Платона и объективным духом Гегеля, а также с теорией Больцано об универсуме суждений и идей самих по себе, но по смыслу ближе всего к универсуму объективного содержания мышления Фреге. Проблемы, проблемные ситуации, теоретические системы, критические рассуждения, содержание журналов, книг и библиотек, состояние дискуссий и критических споров являются «обитателями» «третьего мира» Поппера. Он следующим образом обосновывает автономное существование «третьего мира». Предположим, что разрушены все орудия труда и все субъективные знания, но сохранились библиотеки и способность учиться. В этом случае после преодоления трудностей мир начнет развиваться снова. В случае же полной гибели всего: и машин, и знаний, и библиотек «возрождение нашей цивилизации не произойдет в течение многих тысячелетий». (Очевидно, что это сравнение Поппер позаимствовал у Платона, который утверждал, что в случае гибели материального мира, но сохранения идей, мир возродится довольно быстро, в случае гибели всего, включая идеи — не возродится в обозримом будущем.) Определив эпистемологию как теорию научного знания, Поппер в связи с этим защищает три тезиса: (1) знание без познающего субъекта, т.е. объективное содержание знания; (2) эпистемология должна заниматься исследованием «третьего мира» знания: исследованием научных проблем и проблемных ситуаций, научных гипотез, научных дискуссий, критических рассуждений, исследованием научных журналов и книг, экспериментов и их значе» ния для научных рассуждений; (3) исследующая -«третий мир* эпистемология может повлиять на «второй мир» — на субъек»] тивные процессы мышления ученых145. Традиция понимания проблемы начинается с Античности^ когда проблема понималась как вопрос, требующий ответа, дис-и куссии, рассуждения. Об этом Аристотель писал в «Топике» и «Ана-(' литиках». Глава одиннадцатая «Топики» называется «Диалекти- ‘ ческая проблема» и полностью посвящена данному вопросу, Аристотель пишет, что проблема — это поставленная задача ...относительно того, о чем ни одна из сторон не имеет определен— ного мнения, или относительно того, о чем мудрые имеют мнение; противное мнению большинства людей, или о относительно того;: о чем расходятся мнения внутри каждой стороны146. Аристотель отмечает, что есть проблемы обыденной жизни -ж] «желательно ли удовольствие или нет», а есть общие проблемыj ради познания как такового — например, проблема «вечен лй мир или нет». Аристотель выделил проблему как структурнуЩ единицу познания, возникающую в диалектической ситуации наличия противоположных взглядов \? Классификация проблемных ситуаций Постановка проблем^ является началом исследовательской работы. Проблемы бывак^ научные и ненаучные. Ненаучные проблемы называются псевдонаучными, например, изобретение вечного двигателя. Иногд& такие проблемы называют «мнимыми». Вместе с тем сегодня некоторые такие проблемы рассматриваются как «необходимые моА менты развивающегося знания». г; С развитием научного познания возникло расширенное толко-у вание понятия проблемы и проблемной ситуации, появилась клас-' сификация типов и видов проблемных ситуаций. Так, Л .А. Ми- кеш и на выделяет следующие типы проблемных ситуаций: j (1) расхождение теорий с некоторыми экспериментальными дан- ; ными. В результате такого «расхождения», например, бы1- ла создана специальная теория относительности и квантовая механика; 11 (2) конфронтация теорий, применяемых к одной предметной области, по разным параметрам. Например, конкурируют щие теории; волновая механика Луи де Бройля и Шре4 дингера и матричная механика Гейзенберга, Борна, экви^ валентные эмпирически и семантически, но различающиеся лингвистически — языком описания; (3) проблемная ситуация, которая возникает как столкновение парадигм, исследовательских программ, стилей научного мышления, что порождает концептуальные проблемы трех видов: • несовпадение картин мира, лежащих в основе конкурирующих теорий, как в системе Птолемея и системе Коперника; • противоречие между теорией и методологическими установками. Например, в XVII в. образцом научной теории считалась математика и ее дедуктивный метод, а в XVIII — начале XIX вв. подлинно научными признавались только теории, полученные с помощью индуктивных и экспериментальных методов; • противоречие между теорией и мировоззрением. Например, Лейбниц и Гюйгенс не соглашались с философскими основаниями механики Ньютона, противоречившими господствовавшему мировоззрению1. Понятие «проблема» в научных исследованиях О роли данного понятия для науки писали также такие ученые, как В. Гейзенберг, Т. Кун, И. Лакатос, Х.-Г. Гадамер, представители российской философии науки В.С. Степин, Л.А. Микешина, Т.Г. Леш- кевич, Е.В. Ушаков и многие др. В работах этих авторов отмечается, что выбор научных проблем определяется такими понятиями, как «парадигма», «научная картина мира», «исследовательская программа» и др. По Т. Куну, приобретая парадигму, научное сообщество получает по крайней мере критерий для выбора проблем, которые могут считаться в принципе разрешимыми... В значительной степени это только те проблемы, которые сообщество признает научными или заслуживающими 1 внимания членов данного сообщества2. Стратегию выбора и решения научных проблем разрабатывал в своих работах Имре Лакатос, у которого, как отмечалось ранее, главными концепциями были концепция «жесткого ядра» и вспомогательного «защитного пояса». По мнению Гадамера, не существует внеисторическая точка зрения на проблему, это чистейшая иллюзия, поскольку в этом случае проблема выпадает из мотивированного контекста. Та позиция особенно важна для гуманитарного знания. Предметов гуманитарных наук является текст, объясняет связанные с ним проблемы герменевтика, наука о толковании и интерпретации текста. По Гадамеру, логика гуманитарных наук — это логика вопроса. Такой позиции придерживался историк-неогегельянец Р.Д. Коллинвуд, заменивший логику утверждения логикой вопроса и ответа. Он считал, что понять положения истории можно, лишь восстановив вопросы, на которые текст дает ответы. Такой же позиции придерживался Гадамер, считавший, что смысл текста можно понять лишь выйдя с помощью вопроса за его пределы. «Всегда требуется выводить реконструированный вопрос в открытость его проблематичности». Гадамер понимал мышление исходя из идеи Платона мышление — это диалог души с самой собой. У Гада мера мышление — это «процесс постановки] вопросов и получения на них ответов, причем второму предшествует первое — некий Сократ, заложенный в нашей душе» Анализу природы вопроса Гадамер уделял особое внимание. «Логика наук о духе, — считал он, — является... логикой вопроса»'. Рассматривая аристотелевское понимание проблемы, Гадаме] пишет: , Аристотель понимает под «проблемой» такие вопросы, которые пред* ставляют собой открытую альтернативу, поскольку всевозможные доводы говорят как в пользу одной, так и в пользу другой\возмож* ности, и мы не верим, что их можно решить с помощью доводов, потому что это слишком общие вопросы147 148. Такое понимание «проблемы», по Гадамеру, относится к об-] ласти риторики, поскольку не предполагает «однозначное реше-J ние», не предполагает поиск истины. Гипотеза как форма знания О роли гипотезы (от греч. предпо-| ложение) в этом развитии говорили и писали многие выдающие-1] ся ученые. Предположение, содержащееся в гипотезе, является] результатом ряда наличествующих фактов, но нуждается в дока-J зательном подтверждении своего истинного характера. Некоторые гипотезы, будучи доказанными, становятся тео*I риями. Так, квантовая теория Планка была сначала гипотезой* 1 научной теорией она стала после проверки. И теория Дарвина, Г и периодический закон Менделеева также прошли стадию гипотез. 1 Не все гипотезы выдерживают проверку, некоторые — отбрасываются как ненаучные заблуждения. Так было с понятиями «флогистон», «теплород» и др. О роли гипотез в науке и познании вообще писал А. Уайтхед. Видя «подлинную задачу философии», «предмета трудного», в том, чтобы «проникнуть за границу внешней ясности обыденной речи», Уайтхед отмечал: ... умозрительная философия воплощает в себе метод «рабочих гипотез. Эти рабочие гипотезы вводятся в философию для того, чтобы объединить распространенные выражения человеческого опыта, встречающиеся в обыденной речи, в социальных учреждениях, в деятельности, в принципах различных конкретных наук, объясняя их взаимное соответствие вскрывая противоречия149. Уайтхед был убежден в необходимости гипотез для прогресса систематического мышления, поскольку «такие гипотезы направляют наблюдения и помогают оценить значение фактов различного типа... они предписывают некоторый метод150». Этот «прогресс» может осуществляться «в двух отношениях»: (I) гипотеза способствует развитию знания, (2) сама рабочая гипотеза корректируется в процессе ее применения. Рассматривая проблему «работающей гипотезы», Уайтхед воспроизводит связанный с их применением научный процесс, который может происходить с одновременным использованием нескольких конкурирующих рабочих гипотез. Поскольку «конкурирующие» рабочие гипотезы несовместимы, пишет Уайтхед, наука стремится их примирить, создавая новую рабочую гипотезу с более широкой сферой применения. Критика новой рабочей гипотезы должна осуществляться с ее же собственной точки зрения. В чем необходимость гипотезы как формы знания? В том, что в гипотезе формулируются суждения о характеристиках исследуемых предметов, не доступных наблюдению, и потому гипотеза является формой вероятностного знания. Для выдвижения научной гипотезы существуют предварительные условия: (]) требование исходить из научных, а не мистических представлений о действительности; (2) выдвигаемая гипотеза должна бьпь согласована со знаниями, достоверность которых уже доказана; (3) следствия из выдвинутой гипотезы должны быть подтверждены опытным путем. Существуют различные виды гипотез: общие, частные и рабочие. Общие гипотезы — это обоснование предположения о за- кономерностях различного рода связей между явлениями. Онй* фундамент построения основ научного знания. Частные — это, тоже обоснованное предположение о происхождении и свойствах единичных фактов, конкретных событий и отдельных явлений. Рабочие — это предположения, выдвигаемые на первых этапах исследования151. Философ науки Е.В. Ушаков выстраивает классификацию с различением гипотез по виду познавательного действия, которое совершается по отношению к изучаемому объекту и по месту в структуре исследовательской работы. К первой группе гипотез он относит интерпретационную, дающую исходное истолкование исследуемому объекту; описательную, дающую характеристику исследуемому объекту; систематизирующую, вносящую упорядоченность в структуру изучаемых данных; объяснительную, отвечающую на вопрос «почему это так?»; экстраполяционную, отвечающую на вопрос «в какой степени это может иметь значение для другого объекта?»; методологическую, отвечающую на вопрос «как это лучше изучать?» и, в отличие от других гипотез, направленную не на сам изучаемый объект, а на познавательные процедуры. Ко второй группе гипотез относятся предварительные, проме- ; жуточные, окончательные, основные, вспомогательные, базисные и подчиненные152. Теория — наиболее сложная и полная форма научного знания Теория отражает закономерные связи определенной области действительности. Наиболее известны научные теории — классическая механика Ньютона, теория относительности Эйнштейна, эволюционная теория Дарвина, теория электромагнитных явлений Максвелла, теория синергетики Пригожина и многие другие. Адекватное употребление слова «теория» имеет место только применительно к науке. Остальные виды употребления этого слова будут не более чем метафора. Например, «моя жизненная теория...» — такое расширительное толкование понятия размывает его значение, поскольку научная теория предполагает специфическое содержание знания о предмете. Для построения теории необходим специальный концептуальный аппарат, совокупность определенных понятий. Правильно построенная теория открыта для обоснования новых закономерностей, для описания новых фактов. Кроме специального концептуального аппарата в ее структуре выделяют: исходные фундаментальные принципы, интерпретационную базу, позволяю- щую перейти от фунцаментальных утверждений к фактам и наблюдениям. Цель научной теории — открыть закон. В работе «Философия науки. Общие проблемы» В.С. Стёпин, описывая структуру теории, выделяет в ней два уровня: частные теоретические модели и законы и развитые научные теории. В качестве примеров первого уровня ученый называет теоретические модели и законы, характеризующие отдельные виды механического движения: модель и закон колебания маятника (законы Гюйгенса), движения планет вокруг Солнца (законы Кеплера), свободного падения тел (законы Галилея). Отмечается, что все перечисленные законы были открыта до того, как была создана ньютоновская механика, обобщившая все предшествовавшие ей теоретические знания об отдельных аспектах механического движения. Эта теория выступает типичным примером второго подуровня теоретических знаний. В другой своей работе «Теоретическое знание. Структура, историческая эволюция» российский философ показывает процесс «развертывания» знаний в теории: ... развертывание знаний осуществляется... путем мысленного экспериментирования с абстрактными объектами, исследование связей которых позволяет... вводить новые абстракцитг, продвигаясь в плоскости теоретического содержания без обращения к приемам формализованного мышления. Показательно, что в развитой научной теории эти два способа выведения знаний дополняют друг друга. Во всяком случае, анализ процедур развертывания физической теории показывает, что пробег в сфере математики, которая задает приемы «формальной работы» с физическими величинами, всегда сочетается с продвижением в теоретических схемах, которые эксплицируются время от времени в форме особых модельных представлений1. Специфика сложных форм теоретического знания, таких, как физическая теория, состоит в том, что операции построения частных теоретических схем на основе объектов фундаментальной теоретической схемы не описываются в явном виде в постулатах и определениях теории. Эти операции демонстрируются на конкретных примерах редукции фундаментальной теоретической схемы к частной. Такие примеры включаются в состав теории в качестве своего рода эталонных ситуаций, показывающих, как осуществляется вывод следствий из основных уравнений теории. В механике к эталонным примерам указанного типа можно отнести вывод из законов Ньютона закона малых колебаний, закона дви- жения тела в поле центральных сил, законов движения твердо! тела и т.д.153 Как видно, из приведенных положений ученого, теория - это языковая конструкция, требующая истолкования при ее при-*] менении к реальным процессам и явлениям. Об общих целях теории писал Эйнштейн в работе «Физи* и реальность». У теории Эйнштейн видел две цели: охватить по! возможности все явления в их взаимосвязи, а добиться этого с пек* мощью как можно меньшего числа взаимно связанных логичен ских понятий и произвольно установленных взаимоотношещ между ними154. Как составная часть теоретического уровня мышления, теория] предполагает идеализацию. В соответствии с видами идеализации различаются виды теорий. Классификация теорий осуществляется 1 по разным критериям. Выделяются теории математические, фи^| зические, химические, социологические, биологические, психо-| логические, формальные и содержательные, открытые и закрытые,] фундаментальные и прикладные, индуктивные и дедуктивные: ] Примером дедуктивных теорий являются математические тео-1 рии, характеризующиеся высокой абстрактностью. Помимо дедукции,! большую роль в формировании математических теорий играют! формализация, аксиоматический и гипотетический методы. Ос-| нованием математической теории, как теории дедуктивной, явля-] ется логическая структура, имеющая большое значение при по-] строении любой теории. Основные функции научных теорий — объяснение и предска-\ зание. Но, как правило, научная теория выполняет одновремен-jj но несколько функций. В современной отечественной филосо- •! фии науки существует несколько классификаций функций научных? теорий. В.П. Кохановский выделяет пять основных функций тео- j рии: синтетическую, объяснительную, методологическую, предска-\ зательную и практическую. Е.В. Ушаков выделяет четыре группы! функций научной теории: конкретно-познавательные функции ! (интерпретационная, описательная, обобщающая, объяснительная,! предсказательная); методологические функции (инструментальная,! эвристическая), фундаментально-теоретические функции (конститутивная, общерационализирующая); прикладные функции (тех-] нологически ориентированные функции, проектирование и др.). Научно-исследовательская программа Понятие «научно-иссле- j довательская программа», более широкое, чем понятие наука, бы» ло введено в научный оборот Имре Лакатосом. Саму науку Лакатос рассматривает как гигантскую исследовательскую программу, подчиняющуюся основному эвристическому правилу Поппера: «выдвигай гипотезы, имеющие большее эмпирическое содержание, чем у предшествующих». Выдвигая данное понятие, Лакатос фактически предложил новый масштаб истолкования процесса научного познания (см. гл. 7). История науки полна примерами действия научно-исследовательских программ: теория тяготения Исаака Ньютона, микробиологическая программа Луи Пастера, теория эволюции Чарльза Дарвина, корпускулярная теория света и др. В отечественной философии науки проблему научно-исследовательских программ разрабатывала П.П. Гайденко, рассматривая научно-исследовательские программы Античности и Нового времени. В своих работах философ выделяет три исследовательские программы Античности: математическую, атомистическую и аристотелевскую. В период становления науки Нового времени атомистическая программа, бывшая в эпоху Средневековья на периферии научной жизни, начинает играть ведущую роль и представлена как самостоятельная в работах Гюйгенса, Бойля, братьев Бернулли, наряду с такими программами, как картезианская, ньютоновская, лейбницева1. Особенность научно-исследовательской программы в том, что она представляет собой осознанное производство науки, участник этой программы имеет ясную цель и четко осознает, что он делает. Научно-исследовательская программа определяет сферу деятельности каждого ее участника. Основным теоретическим содержанием ее является ядро. Оно неопровержимо и конвенционально. Это означает, что все участники программы согласны с ней и опираются на ее теоретические положения в своей деятельности, более того, защищают положения своей программы от конкурирующих программ. В результате конкуренции концепций побеждает более успешная. Критерий успешности определил Лакатос: это способность программы справляться с эмпирическими данными, т.е. объяснять их и предсказывать новые. Если одна из двух конкурирующих концепций лучше решает эти задачи, чем вторая, она считается прогрессирующей программой, а другая — регрессирующей. У прогрессирующей программы теоретический рост опережает ее эмпирический рост, т.е. она успешно предска- точ зывает новые факты. У регрессирующей программы ее теоретический рост не успевает за эмпирическим. Развитие научного познания во многом связано с конкуренцией научно-исследовательских программ, в ходе которой побеждают те программы, которые обнаруживают более успешное овладение эмпирическим материалом, демонстрируя значительный объяснительный и предсказательный потенциал155. Развитая теория Теория не просто «организует» научное знание, обеспечивает целостное представление о закономерностях того или иного фрагмента действительности, она не просто объясняет факты с помощью открытых закономерностей — она «расширяет» поле знаний и тем самым развивается сама. В методологии науки существует понятие «развитая теория». Развитая теория содержит в себе сведения о причинных, генетических, структурных и функциональных взаимодействиях реальности. По форме она предстает как система непротиворечивых, логически взаимосвязанных учреждений. Она использует специфический категориальный аппарат, систему принципов и законов. Развитая теория открыта для описания, интерпретации и объяснения новых фактов, а также готова включить в себя дополнительные метатеоретические построении156. Отечественные методологи Стёпин, Микешина, Лешкевич и др. выделяют три особенности построения развитой научной теории: (1) развитые теории создаются коллективом исследователей с выраженным разделением труда между ними; (2) развитые теории зачастую создаются без развитого «слоя» первичных теоретических схем и законов, промежуточные звенья, необходимые для построения теории, создаются по ходу теоретического синтеза; (3) построение теории начинается с попыток угадать ее математический аппарат — применения метода математической гипотезы. О развитой теории писали в своих работах Т. Кун и К. Поппер. На важные ее характеристики указывает Т. Кун: такая теория должна быть точной, непротиворечивой, широко применимой, простой, плодотворной. Разворачивая проблему развитой теории, К. Поппер заметил, что любая теория может быть «опровергнута», т.е. «фальсифицируема». Верификация подтверждает теорию, фальсификация является ее альтернативой. Рост научного знания — это появление новых научных гипотез, многие из которых будут опровергнуты. Процесс опровержения Поппер назвал принципом фаллибилизма. Смысл позиции Поппера в том, что теоретическое знание носит лишь гипотетический характер и подвержено ошибкам. Теоретическая модель и ее теоретические конструкты В работе «Философия науки. Общие проблемы российский философ В.С. Стёпин отмечает, что «теоретическая модель и формулируемый относительно нее теоретический закон» является «клеточкой организации теоретического знания»1. Элементами теоретических моделей являются абстрактные объекты, так называемые «теоретические конструкты». Их применение должно быть адекватным, т.е. они применяются только тогда для описания обстановки опыта, когда модель обоснована как выражение связей, проявляющихся в подобных ситуациях. Ученый приводит пример модели малых колебаний, называемой в физике осциллятором. Например, если изучаются механические колебания тел, такие, как маятник, то для выявления закона их движения вводят представление о материальной точке, которая периодически отклоняется от положения равновесия и вновь возвращается в это положение. Это первый теоретический конструкт. Но само это представление имеет смысл только тогда, когда зафиксирована система отсчета. Это второй теоретический конструкт теории колебаний. Для выявления закона колебаний необходима квазиупругая сила, необходимая для приведения в движение материальной точки и возвращению ее к положению равновесия. Это третий теоретический конструкт. Эти три конструкта — материальная точка, система отсчета, квазиупругая сила — и образуют теоретическую модель, а выражение их отношений на языке математики в виде формулы будет законом малых колебаний. В науках, применяющих количественные методы исследования, таких, как физика, законы формулируются на языке математики. А поскольку закон связан с теоретической моделью, математические формализмы интерпретируются. Отношения между теоретическими конструктами модели, являющиеся законом, выражаются на языке математики в виде уравнения, отражающего «богатство связей и отношений, заложенное в теоретической модели». Но уравнения решаются. И решая уравнения, анализируя и интерпретируя полученные результаты, ученый тем самым развертывает содержание теоретической модели, получая тем самым новые знания об исследуемых объектах. В. Стёпин подчеркивает отличие теоретической модели, яв- ляющейся составной частью теории, от аналоговых моделей, являющихся лишь средством построения теории. Теоретические модели Степин называет теоретическими схемами, чтобы подчеркнуть их особый статус. «Они действительно являются схемами исследуемых в теории объектов и процессов, выражая их существенные связи1». В качестве примера он приводит теорию электромагнитного поля Максвелла. При построении этой теории Максвелл использовал гидродинамические модели трубок с несжимаемой жидкостью, модели вихрей в упругой среде, которые были «строительными лесами» теоретической модели и которые Степин назвал «аналоговыми моделями». Модели же, характеризующие процессы электромагнетизма как взаимосвязи электрических и магнитных полей в точке, зарядов и электрических токов в точке, были составной частью теории, собственно теоретическими моделями. Каждая теоретическая модель и сформулированный на ее основе закон имеют пределы своей применимости, но общий методологический принцип, сформулированный Степиным, как показали работы отечественных исследователей, находит свое применение не только в области естественных наук, но и в литературоведении и искусствознании. Кроме решения уравнения закона, формулируемого относительно теории, существуют и другие виды «развертывания теории». Это зависит от понимания содержательной структуры теории. Долгое время господствовало представление о гипотети ко-дедукти в- ной концепции теоретических знаний. Структура теории рассматривалась по аналогии со структурой формализованной математической теории и изображалась как иерархическая система высказываний, где из базисных утверждений верхних этажей строго логически выводятся высказывания нижних, вплоть до высказываний, сравнимых с опытными фактами. Оказалось, что подход только с формальной стороны недостаточен, поскольку вывод следствий из фундаментальной теории осуществляется не только за счет формальных математических и логических операций над высказываниями, но и за счет содержательных приемов — мысленных экспериментов с идеальными объектами теоретических моделей. Очевидно, что теоретический уровень научного знания, так же, как и эмпирический, имеет сложную структуру. В результате их взаимодействия образуется целостная самоорганизующаяся система. Многообразие знаний каждой науки организуется в единое целое, и это происходит благодаря основаниям, на которые опирается наука. 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.