.RU

ОБОСНОВАНИЕ ОБЪЕКТИВНОСТИ СОЦИОГУМАНИТАРНОГО ПОЗНАНИЯ КАК ЗАДАЧА


Философское обоснование объективности социально-гуманитарного познания актуализирует проблемный контекст специфики его объекта, субъекта и методологии. Если сам объект социогуманитарных наук выделяется посредством обнаружения в нем человеческого измерения (ценностей, свободы, мысли, интереса, выбора, проекта и т.п.), то с точки зрения онтологии необходимо признать наличие в этом объекте особого типа причинности. Свобода, мысль, ценность сами могут быть рассмотрены в качестве причины (элиминированной в естествознании). Это, в свою очередь, ставит вопрос о соотношении структурных закономерностей, выявляемых социально-гуманитарными науками, с этими видами «свободных» причин.
С методологической точки зрения актуальной в этом контексте является проблема специфической ценностно-смысловой организации субъекта социогуманитарного познания. Заявленная и разрабатываемая В. Дильтеем проблема специфики опыта социальногуманитарных наук, без разрешения которой не может быть выстроена теоретикометодологическая основа их объективности, еще далека от философского решения. Несмотря на различные трансформации и вариации данной проблемы (расширения опыта за пределы чувственной данности) в феноменологии, экзистенциализме, герменевтике и других направлениях, усилия, предпринятые в этой области, оказались недостаточными. Сам вопрос о ценностях и их влиянии на объективность социогуманитарного познания, поднятый в неокантианстве, оказывается только стороной более широкой проблемы его субъекта. Если и объект, и субъект познания «нагружены» ценностями, то как возможна объективность? И неокантианцы, и М. Вебер, воспринявший ряд их идей, не уходят от этого вопроса. В качестве предполагаемого решения вводится методологический «принцип отнесения к ценности», характеризующий не индивидуальную оценку некоторого события или состояния дел, а их объективную культурную значимость. Однако выделение «объективной культурной значимости» остается делом исследователя, что ставит вопрос о конгениальности субъекта познания своему материалу (этот же вопрос несколько в другой форме ставится и в философии Коллинг- вуда, и в герменевтике Гадамера).
В качестве защиты от субъективизма неокантианством и М. Вебером выдвигается требование «свободы от оценки». Здесь имеются в виду оценки, как их назвал М. Вебер, «практические», или мировоззренческие, являющиеся не выводами из анализа и систематизации фактов, а принципами, или перспективами, их рассмотрения. Само же исследование мировоззренческих «оценок» и Риккертом, и М. Вебером выносится за пределы конкретных наук и оказывается прерогативой философской рефлексии.
Некоторые типы оценок можно отнести к «объективным» Сюда можно причислить и «принцип отнесения к ценности», и оценки, необходимые для связного и осмысленного изложения фактов (как бы ценностный «синтаксис»), и «оценки понимания», т.е. способность адекватного восприятия и воспроизведения мыслей, ценностей, оценок, заложенных в самом материале исследования, способность неискажающего постижения смысла, заложенного в действиях самой исторической (социальной) драмы.
В данном случае «объективность» не следует понимать как противоположность «субъективности», или «субъектности», поскольку она является определенной позицией, выстроенной субъектом научного или философского познания (в сфере нравственности коррелятом такой позиции является справедливость).
То, что мы называем «объективностью» оценок в данном контексте, ни в коем случае не совпадает с понятиями конвенциональности или «коммуникативного разума» (Ю. Хабермас: «Если же мы сможем использовать в качестве предпосылки разработанную в одной из моих работ модель действий, ориентированных на взаимопонимание, то объективированная позиция, дающая познающему субъекту возможность ориентироваться как на самого себя, так и на сущности в этом мире, вскоре утратит свое привилегированное положение. Более того, в основание парадигмы понимания заложена перформативная позиция интерактивных участников, координирующих планы своих действий путем достижения взаимопонимания по поводу происходящего» [1, с. 307].
Предлагаемая нами «объективность» социально-гуманитарного познания отсылает не к реальному эмпирическому научному сообществу (как, например, объективность в понимании Э. Гидденса, следующего за Хабермасом: «Однако объективность не зависит исключительно, и даже, прежде всего, от мировоззрения определенного исследователя... Важное значение имеет здесь публичный характер данной дисциплины. Поскольку выводы и отчеты исследователей доступны для ознакомления, будучи опубликованными в виде статей, монографий и книг, те или иные заключения могут быть проверены. Утверждения, сделанные на основе результатов исследования, могут быть критически оценены, а личные склонности исследователя игнорируются остальными.
Таким образом, объективность в социологии достигается посредством взаимной критики членов социологического сообщества. Многие темы, изучаемые в социологии, весьма противоречивы, поскольку они прямо затрагивают споры и конфликты, возникающие в самом обществе. Но путем публичных обсуждений, при тщательной проверке свидетельств и логической структуры аргументов такие проблемы могут изучаться эффективно и плодотворно» [2, с. 30].
Не ставя под сомнение значение открытости реального эмпирического научного сообщества и критики, осуществляемой его членами, мы связываем объективность социальногуманитарного познания, скорее, с «идеей человечества», «всеобщности» в духе Канта. Ибо отсылка к реальному эмпирическому научному сообществу сохраняет все проблемы историко-культурной релятивности оценок (Если опять-таки провести аналогию с моралью, то всякому показался бы странным такой императив: «поступай так, как поступает - пускай, просвещенное - большинство людей твоего времени». Кантовский императив совсем иной: «поступай так, чтобы максима твоей воли могла быть принципом всеобщего законодательства». Здесь тоже речь идет о всеобщности и объективности, но эта всеобщность не эмпири- чески-историческая, не обусловленная просто общепринятым.)
В рамках рассмотрения проблемы философской рефлексии, обосновывающей объективность социогуманитарного знания, следует подчеркнуть также проблему целостности его субъекта, которая связана не только с вопросом расширения понятия опыта, но и с вопросом корректирования понятия рациональности и разума. Философская рефлексия не должна некритически воспринимать, как справедливо заметил Гуссерль, грубые и приблизительные разграничения сознания (воля, эмоции, воображение, разум и т.п.) и, тем более, скорее, обыденные бытовые оценки, изначально разделяющие и противопоставляющие данные номинации и относящие, например, волю и воображение к разряду «иррационального».
Еще одной важной задачей философской рефлексии, стремящейся обосновать объективность социально-гуманитарного знания, является внимательное отношение к понятиям, к концептуальному аппарату, используемому в конкретных социогуманитарных дисциплинах. Прежде всего, имеется в виду необходимость дифференциации понятий и выработки новых понятий для фиксации постоянно изменяющихся и многоразличных социальных реалий. Так, например, Ж.-Л. Нанси справедливо замечает, что современный мир страдает от кровавых конфликтов между «идентичностями, о которых больше невозможно с уверенностью сказать: являются они интранациональными, инфранациональными или транснациональными; являются ли они «культурными», «религиозными», «этническими», «историческими»; являются ли они законными и в соответствии с каким законом; являются ли они реальными, мифическими или вымышленными; являются они самостоятельными или же они «инструмен- тализированы» совершенно иными группами политической, экономической и идеологической власти» [3, с. 9].
Сама проблема философского обоснования объективности социально-гуманитарного познания - не проблема исключительно текущего момента, хотя она, несомненно, актуальна именно сейчас (поскольку, по мнению многих философов и ученых, социальногуманитарное познание, несмотря на бурное развитие исследований самого разнообразного типа, в настоящее время находится в кризисе, связанном с отсутствием «коммуникабельности» разнообразных дискурсов и недостаточной проработкой общих философских оснований). Она не может быть решена раз и навсегда. Она сопровождала, сопровождает и всегда будет сопровождать развитие социально-гуманитарных наук, по-разному высвечивая свои исторически определенные грани и аспекты.
Работа подготовлена при поддержке Белорусского республиканского фонда фундаментальных исследований, договор № Г11-199 от 15.04.2011 г.
Литература
  1. Хабермас, Ю. Философский дискурс о модерне. - М., 2003.
  2. Гидденс, Э. Социология. - М., 2001.
  3. Нанси, Ж.-Л. Бытие единичное множественное. - Минск, 2004.

2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.