.RU

Гайдук В., Институт федерализма: вопросы теории монография - 21


Говорить о перспективах конституционно-правовых основ российского федерализма в сегодняшней ситуации довольно непросто, поскольку в российском обществе, в научной среде, среди лидеров политических партий и движений существует разноголосица мнений,

205


спектр которой растянулся от восстановления в России монархии до распада государства на десятки самостоятельных государств.
Нередко отдельные российские политики заявляют о том, что России вообще нужно отказаться от федеративного устройства, что центральной властью взят курс на свертывание федеративных отношений в России. В качестве аргументов приводятся: невозможность нормального управления страной из-за обширности территории и большого количества субъектов федерации, потенциальной угрозы распада государства, исходящей, по их мнению, от национальных образований, отсутствия в истории России традиций демократии и истинного федерализма и т. д.
Эти безответственные заявления в условиях продолжающихся процессов, инициированных федеральным центром, по укреплению вертикали власти, приведению в соответствие с федеральным

Курс на развитие федерализма, который не надо путать с трансформационно-политическим процессом реформирования, происходит сегодня довольно активно, но говорить о том, что потенциал федерализма исчерпан, нет никаких оснований. Напротив, именно такие высказывания и попытки претворить их в жизнь могут послужить детонатором для распада государства.
Многие исследователи также исходят, как им кажется, из реалий сегодняшнего дня, когда в стране продолжается процесс укрепления вертикали власти, полным ходом идет административная реформа, соответственно меняется федеральное законодательство, усиливая центристские позиции и, как кажется некоторым исследователем и политикам, идет активный процесс свертывания прав регионов, исходящий из самой природы российской федеративной государственности.
Смешивая такие объективные явления в современных федерациях, как рост регионального самосознания, развитие процессов регионализации с негативными процессами сепаратизма и дезинтеграции, некоторые исследователи даже сконструировали термин «центробежная федерация», что, на наш взгляд, не имеет права на существование. Некоторые зарубежные исследователи даже утверждают, что Россия встала на путь дезинтеграции, так как в стране до сих пор отсутствует общенациональная идея, способная объединить всех россиян.

206


Несмотря на то, что сегодня в федеральном Центре в определенной степени возобладала психология централизма (в том числе и как реакция на попытки региональных властей начала 90-х годов «явочным порядком» присвоить некоторые полномочия федерального уровня), нельзя сказать, что именно эта модель стала или станет в ближайшее время главенствующей. Например, отдельные идеи «параллельного» федерализма сегодня перенимает Центр, а субъекты Российской Федерации, столкнувшись с попытками Федерации вернуть в политическую практику методы администрирования во взаимоотношениях с регионами, начинают открывать для себя ценности федерализма «кооперативного».
Мы же считаем (и это подтверждают многие факты из истории российского государства), что такой идеей может быть только федерализм, из которого государство может черпать новые силы для развития и реализации принципа «единства в разнообразии», а также сохранить свою целостность и политическую стабильность.
В Российском государстве продолжает сохраняться важнейший признак Федерации — вертикальное разделение системы государственной власти, значительная децентрализация системы властных институтов государства. Хотя, как отмечают исследователи, и в некоторых унитарных государствах существует значительная децентрализации власти, например во Франции, где властными полномочиями наделяются органы местного самоуправления, не входящие в систему органов собственно государственной власти. Вместе с тем единственной институционально выраженной формой разделения государственной власти между Федерацией и ее субъектами является лишь федеративная модель государственного устройства.
Таким образом, системный анализ конституционных основ федеративного устройства государства показывает, что модель, закрепленная Конституцией Российской Федерации, по сути, является кооперативной. Эту точку зрения разделяют и сторонники концепции конституционной природы Российской Федерации, и ее оппоненты. Но в то же время, абсолютно понятно, что Россия еще не прошла « точку возврата» в своем движении к федерализму, и в настоящее время нельзя дать однозначный ответ, какая версия федерализма победила в действительности.
Процесс реформирования системы государственного управления в России предполагает дальнейшее развитие и совершенствование федерализма, поступательное развитие российских регионов, наполнение реальным правовым содержанием конституционных деклараций о федеративной форме государственного устройства России.

207


Сегодня многими российскими и зарубежными учеными и политиками считается, что политическое будущее России может развиваться по трем основным вариантам. Это дальнейшее развитие России:

На их основе сформулированы три основных сценария развития событий на ближайшую перспективу в Российской Федерации. Дав им краткую характеристику, мы предпринимаем попытку определить свой — четвертый вариант развития конституционно-правовых основ российской государственности.
Первый сценарий. Фактически — это сценарий реализации идеала федеративного государства, к которому необходимо стремиться нашему государству. Заключается он в полной реализации конституционно-правовых положений, содержащихся в Основном законе государства и развитых в соответствующих конституционных и в значительной степени в других федеральных и региональных законодательных актах.
Представляется это следующим образом.
Российская Федерация целенаправленно пойдет по пути строительства демократического правового государства. Три ветви власти по горизонтали — законодательная, исполнительная и судебная — и три уровня власти по вертикали — федеральная, региональная, местная — станут по-настоящему тем политическим инструментом, который будет, благодаря законодательно закрепленным: принципам и конституционно-правовым основам государства, регулировать систему сдержек и противовесов в отношениях между ними. Будет соблюдаться принцип разделения властей и конституционные положения о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между федеральным центром и регионами. При этом получит новую жизнь развитие договорной практики во взаимоотношениях по вертикали «центр-регион».
В стране будут полностью реализовываться конституционные и международные положения о правах человека и гражданина. Сохранятся административно-территориальный и национально-государственный принципы формирования Российской Федерации. Границы административных единиц федерации меняться не будут. Межнациональные и межконфессиональные отношения в стране будут стабильными, органы государственной власти исключат из своей практики силовые методы решения проблем в отношениях с регионами, а будут

208


действовать строго исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов.
Институты гражданского общества получат дальнейшее развитие не только на федеральном, но (что не менее важно) — на региональном уровне.
Все партии, общественные организации национальные движения, средства массовой информации будут развиваться на основе принципов свободного демократического общества, т. е. в большинстве своем станут по-настоящему независимыми от органов государственной власти, не будут подвергаться обструкции со стороны государства. Начнет на практике, а не декларативно, защищаться государством основной принцип общества, где господствуют рыночные отношения

Таким образом, можно будет решить проблемы безработицы, низких доходов работников бюджетной сферы, обеспеченности малоимущих слоев населения и т. д. Именно за воплощение данного сценария развития государства выступает большинство региональных лидеров и значительная часть российских ученых социально-гуманитарных наук, которые ссылаются при этом на авторитет В.В. Путина, который неоднократно в своих выступлениях говорил о том, что поскольку потенциал Конституции России еще не исчерпан, говорить о необходимости внесения в нее изменений и дополнений очень рано.
Например, Л.Ф. Болтенкова считает, что с позиций интересов России, перспективы у федерализма есть. Она пишет: «Даже если отбросить объективную в ■ этом необходимость и предположить, что субъективное начало на какое-то время победит, что в истории бывает, то все равно трудно поверить, что так легко можно будет освободиться от того «груза» федерализма, который создан на сегодняшний день, причем уже действующим руководством страны. За 12 лет, прошедших после подписания Федеративного договора, идеи федератиз- ма прочно вошли в мозги значительного количества граждан России, в систему государственной власти, в методы ее деятельности, в механизм взаимодействия России с внешним миром.
Пожалуй, внешний фактор может оказаться весомее всех в выборе в пользу федерализма»385. И далее она пишет: «Не утверждаем, но может случиться так, что многие назревшие или назревающие вопросы в сфере государственного (федеративного) строительства могут быть решены более безболезненно и оперативно с помощью нового Федеративного договора (единого, не как в марте 1992 г., в трех видах)... То, что страна в целях своего обустройства использует (в разумных дозах)

209


договорные рычаги, не ослабляет государство, а упрочивает его».
По Л.Ф. Болтенковой положения нового Федеративного договора, естественно, должны войти составной частью в новую Конституцию России. Вслед за Болтенковой Л.Ф. многие исследователи и политики считают, что могут так развиваться события, что в сохранении Федеративного договора надобность отпадет, поскольку конституционноправовые основы российского государства дают такую возможность даже в нынешней редакции Основного закона государства.
Подобной точки зрения придерживается и В. А. Черепанов386, который на основе анализа теоретических предпосылок перспективной модели российского федерализма и основных принципов разделения государственной власти между Российской Федерацией и ее субъектами, приходит к выводу о том, что на сегодня далеко не исчерпан потенциал российской Конституции, а Федеративный договор должен рассматриваться наряду с Основным: законом государства как правовая форма закрепления перспективной модели российского федерализма.
Разработанная Черепановым В.А. «перспективная модель российского федерализма» основана на концепции разделения государственной власти между Российской Федерацией и ее субъектами, изложенной как в упомянутой нами книге, так и ряде других работ этого автора387. Он считает, что исходными теоретическими предпосылками перспективной модели является то, что российская конституционная модель разделения государственной власти устанавливает разграничение лишь законодательной (нормотворческой) компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами путем закрепления предметов ведения Российской Федерации, предметов ее совместного ведения с субъектами РФ и предметов ведения субъектов РФ (по остаточному принципу).
Во-вторых, то, что конституционное регулирование предметов ведения осуществляется в самом общем виде без разграничения федеральной и региональной компетенции внутри конституционных предметов ведения и без закрепления принципов такого разграничения.
При этом последующее разграничение законодательной, исполнительной и судебной компетенции Российской Федерации и ее субъектов (федеральных и региональных органов государственной власти) осуществляется в ходе реализации законодательной (нормотворческой) компетенции в рамках установленных Конституцией РФ предметов ведения и посредством различных правовых форм. Наконец, к теоретическим предпосылкам перспективной модели российского федерализма В. А. Черепанов относит то, что Конституция Российской Федерации, определяя предметы совместного ведения Федерации и ее субъектов, не устанавливает для федерального законодателя каких-

210


либо границ и пределов правового регулирования общественных отношений, отнесенных к этим предметам. В рамках конституционно закрепленных предметов совместного ведения федеральный законодатель, руководствуясь общими конституционными принципами, сам определяет пределы и границы собственной правовой активности на совместном правовом поле.
Перспективная модель российского федерализма В.А. Черепанова в рамках действующей Конституции Российской Федерации, по его мнению, должна быть нацелена на достижение оптимального баланса между федеральной и региональными властями, как двумя формами единой государственной власти Российской Федерации. И по этой причине она представляет собой систему принципов разделения государственной власти между Российской Федерацией и ее субъектами, закрепленных в правовой форме, адекватной федеративной природе Российского государства.
Нам также представляется, что данный вариант для России наиболее приемлем, хотя, с одной стороны, сохраняется опасность распада государства из-за сохранения национально-территориального принципа организации Российской Федерации, а с другой стороны, российское общество в рамках действующей Конституции все же не защищено от возможности возрождения по цепочке авторитаризм — тоталитаризм — диктаторский режим (тем более, что примеров этому в отечественной истории вполне достаточно).
Но при условии соблюдения принципа взаимной ответственности, который заключается в недопущении нарушения компетенции Российской Федерации и компетенции субъектов Российской Федерации, установленных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, Федеративным и иными договорами Российской Федерации и ее субъектов388, мы можем избежать негативных последствий.
В настоящее же время российская модель разделения государственной власти предполагает жесткую ответственность субъектов Российской Федерации за несоблюдение закрепленной за ними компетенции. Федеральным законом от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 4 июля 2003 года № 95-ФЗ) введена ответственность субъекта РФ в виде возложения на федеральные органы государственной власти отдельных полномочий органов государственной власти субъектов РФ, вплоть до введения временной финансовой администрации (статья 26 пункт 9).
В этих законодательно закрепленных положениях содержится явное противоречие статьям 73 и 77 Конституции Российской Федерации о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий. Поэтому мы считаем, что в случае рассмотрения этого

211


закона в Конституционном суде Российской Федерации они однозначно должны быть истолкованы как присвоение властных полномочий региональных органов государственной власти и отменены, тем более, что в соответствии с частью 4 статьи 3 Конституции Российской Федерации присвоение чужих властных полномочий недопустимо и преследуется по закону в Российской Федерации.
В данном случае мы полностью солидарны с мнением Н.В. Варламовой, которая считает, что «ответственность региональных властей должна быть уравновешена ответственностью федеральных органов государственной власти за необоснованное вторжение в сферу исключительной компетенции субъектов Федерации, что создает необходимые гарантии предусмотренной Конституцией Российской Федерации (статья 73) полноты государственной власти субъектов Федерации вне пределов ведения Российской федерации и ее полномочий по предметам совместного ведения»389.
Второй сценарий. Останется все, как существует сегодня, т. е. в общих чертах — латиноамериканский вариант, которому соответствует сегодняшняя политика официальных российских властей. Другими словами — сегодняшние реалии в распределении властных полномочий между Центром и регионами по основным показателям останутся на том же уровне на протяжении ближай 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.