.RU

V 0 – создание fb2 Chernov Sergey февраль 2012 г - 29


– Но мне нужно домой, у меня ребенок болеет.
Оперативник снова усмехнулся.
– Простите, как вас зовут?
Она даже обиделась. Он же смотрел ее документы, там ведь написано! Не обратил внимания? Не запомнил? Ну вот, а она все еще считает себя красавицей… Да когда ж такое было, чтобы мужчина не запомнил, как ее зовут! Хотя какая теперь разница, вопрос-то серьезный, убийство какое-то, Слава, паспорт…
– Алена. Можно без отчества.
– Так вот, Алена-без-отчества, больной ребенок как-то не помешал вам ехать к Скляр выяснять отношения. Может, вы и следователя осчастливите своим присутствием? Давайте-ка без лишних разговоров сядем в машину и поедем. Чем быстрее вы дадите показания, тем быстрее освободитесь.
Алена была настолько ошеломлена неожиданным поворотом событий, что не сразу смогла собраться с мыслями и начать обдумывать происходящее. Она молча сидела в машине на заднем сиденье, за спиной у оперативника, и постепенно мысли обретали некоторую стройность и последовательность. Если все это правда, если Славка убил свою девицу, то его посадят, это без вариантов. Может ли она, Алена, его жена, чем-то помочь и сделать так, чтобы Славу не посадили? Ничего умного в голову не приходило, она уже сказала, что нашла паспорт у мужа, и назад эти слова никак не взять, их слышал не только оперативник с ранней сединой и усталым лицом, но и соседи, мужчина и женщина. Не отпереться никак. Значит, придется все повторять и подтверждать. Чем это ей грозит? Остаться одной с ребенком на руках? Боже мой, она так боялась, что Слава ее бросит и уйдет к другой женщине, она ревновала, сходила с ума, следила за ним, подслушивала, подсматривала, подозревала, задавала вопросы, а, оказывается, бояться надо было вовсе не этого. Неужели Слава способен на убийство? Выходит, что способен. Или все-таки нет, и убил девицу кто-то совсем другой, а паспорт оказался у Славы совершенно случайно? В этом случае ей абсолютно нечего бояться, она даст показания, потом Славу тоже вызовут на допрос, и он все объяснит, и его отпустят. И все будет как прежде. Как прежде… А хочет ли она этого? Хочет ли снова бессонных ночей, переполненных страхом остаться одной, потому что если Слава разведется, то половину имущества он оставит себе, то есть придется продавать и делить роскошную квартиру, обе машины, дачу… Нет, делиться Алена Суханова не хочет, это однозначно. Так, может, пусть он сядет? И все достанется ей одной. Конечно, ей страшно оставаться без Славы, который приучил ее к тому, что он сам решает все проблемы, и без него она боится почувствовать себя беспомощной и неприспособленной, но если ей достанутся все его деньги и все имущество, то можно этим разумно распорядиться и нанять специально обученных людей, которые будут решать все ее проблемы. В конце концов, сам Слава работает личным помощником у миллиардера Забродина, а кто сказал, что у нее, у Алены Сухановой, не может быть личного помощника? Вот только не отняли бы деньги. Кажется, это называется конфискацией.
– Скажите, – она легонько тронула сидящего впереди оперативника за плечо, – а если это мой муж убил девушку, то за что, не знаете?
Тот молча пожал плечами.
– Понимаете, – продолжала Алена, – у меня ведь на руках ребенок, и мне важно понимать, не грозит ли мне конфискация имущества.
– Не грозит, – ответил оперативник, и Алене по голосу показалось, что он улыбнулся.
Впрочем, может быть, ей это только показалось.
Оказалось, воздух за пределами здания СИЗО пахнет совсем иначе, чем тот, который она вдыхала во время разрешенных режимом прогулок. Накануне Виталий Николаевич приходил к ней и сказал, что настоящего убийцу арестовали, и завтра ее выпустят. С самого утра Наташа была как во сне, плохо понимала, что говорят ей сокамерницы, и даже когда пришла контролер, худая жилистая женщина с весьма заметными усиками над верхней губой, и велела: «Аверкиной на выход с вещами», не сразу сообразила, что все закончилось. И только вдохнув сладковатый влажный воздух, какой бывает только в конце февраля, Наталья почувствовала, что проснулась и кошмарный сон больше не снится.
На улице ее ждал адвокат Кирган, а чуть поодаль, напряженный и растерянный, стоял Ленар. Она не успела понять, что именно так изменилось в нем, то ли осанка, то ли взгляд, то ли седина блеснула в густых темно-русых волосах. Ленар бросился к ней, крепко обнял, прижал к себе, и ей показалось, что его плечи стали шире, а руки – сильнее. И только в этот момент ее отпустило окончательно, она уткнулась лицом в воротник его куртки и отчаянно разрыдалась, впервые с момента ареста. До этого она все время плакала, и слезы лились как бы сами собой, не принося облегчения, а теперь она рыдала в голос и чувствовала, что боль и страх постепенно выходят из нее. Теперь рядом есть этот бывший мальчик, ставший мужчиной, и ничего плохого с ней больше не случится. Наташа Аверкина в этот миг поняла, что она не одна.
– Ну, друзья мои, куда вас везти? – Кирган подошел к ним и тоже обнял Наташу. – У нас сегодня большой день, и можете распоряжаться мной как вашим водителем.
– Если можно, я хотела бы познакомиться с теми людьми, которые помогли Ленару, – попросила Наташа. – Хочу поблагодарить их за всё, что они для меня сделали.
– Не вопрос, – развел руками Виталий Николаевич. – Сейчас я позвоню и, если они дома и ничем не заняты, отвезу вас к ним.
Он позвонил, очень коротко переговорил и широко улыбнулся:
– Поехали, нас ждут.
Ленар сел рядом с ней на заднем сиденье и всю дорогу держал Наташу за руку. И не отпускал эту руку до тех пор, пока она не перестала рыдать, только теперь уже на плече невысокой худенькой женщины по имени Маргарита Михайловна.
Марго первым делом хотела накормить Наташу, но та стала отказываться, у нее от волнения и переживаний не было аппетита.
– Это у тебя нервное, – твердо произнесла Маргарита Михайловна, – твой организм истощен, потому что какое там питание в этой тюрьме, смех один. Тебе нужно обязательно поесть, чтобы набраться сил.
Наташа смутилась, дело было, конечно же, не в том, что она не хотела есть, а в том, что она чувствовала себя грязной после двухмесячного пребывания в камере, о чем, набравшись смелости, потихоньку сказала хозяйке.
Марго понимающе кивнула и проводила ее в ванную, принесла чистое полотенце и какие-то свои вещи. Теперь Наташа смутилась еще больше и стала корить себя за то, что не поехала сначала домой и не отмылась от тюремного запаха, который проник, казалось, не просто в кожу – в кости.
– Мне так хотелось вас увидеть, вас и Бориса Леонидовича, поблагодарить за все, что вы для меня сделали. И для Ленара. Мне Виталий Николаевич все рассказал, и я знаю, как вы Ленара поддерживали и помогали ему. И Виталия Николаевича тоже вы нашли. От меня очень воняет?
Ей самой казалось, что запах тюрьмы и немытого тела распространяется на всю квартиру. Просто в тот момент, когда она вышла на улицу из здания СИЗО и увидела Ленара и Виталия Николаевича, она про все забыла, да и на холодном воздухе запах не так ощущался, а теперь, в тепле квартиры, он сводил Наташу с ума. Ей было стыдно и неприятно, особенно при мысли о том, что этот запах может почувствовать Ленар.
– Не волнуйся, детка, – успокоила ее Маргарита Михайловна, – запах у тебя в голове, а на самом деле он почти не чувствуется. Иди помойся как следует, переоденься, и будем кушать. Забудь обо всем, начинается новая жизнь.
– Почему? – не поняла Наташа. – Жизнь будет такой же, как до… Ну, в общем, вы понимаете. Только Катюшки не будет со мной, а так все то же самое.
– Ничего подобного! – улыбнулась Маргарита Михайловна. – Рядом с тобой теперь будет Ленар, он очень изменился за последнее время, разве ты сама не заметила? Это совсем не тот мальчик, с которым мы познакомились в новогоднюю ночь.
– Заметила, – согласилась Наташа. – Он как-то повзрослел, что ли, стал мужественнее.
– Он стал умнее и мудрее. Кроме того, рядом с тобой теперь будем мы с Борисом Леонидовичем, на нашу помощь и поддержку ты всегда можешь рассчитывать. Так что готовься, деточка, с сегодняшнего дня жизнь будет совсем иной и принесет тебе массу сюрпризов. Кстати, – она понизила голос и прикрыла дверь в ванную, где они с Наташей стояли, – я хотела тебя спросить: почему ты не сказала Ленару о том, что лечишься от бесплодия? Он был очень расстроен, когда узнал, что у тебя есть проблема, которой ты с ним не поделилась.
– Вот потому и не сказала. Зачем молодому мальчику это знать? Ему вообще о детях рано думать. И потом, он же не собирался на мне жениться, так что ему и знать незачем.
– Ты не права. Может быть, он и не собирался жениться, тут я не судья, он со мной об этом не говорил. А вот то, что ты не поделилась своей проблемой, его очень задело. Он расценил это как проявление недоверия. Он от всей души хотел бы помочь тебе. Так прими его помощь, порадуй человека.
– Как же Ленар может мне помочь? – удивилась Наташа.
– У его мамы близкая подруга – известный гинеколог, очень опытный специалист по лечению бесплодия. Ты не знала?
– Откуда же? – развела руками Наташа. – Мы про его родителей и про мои болячки вообще не говорили.
– Вот и плохо, – Маргарита Михайловна укоризненно покачала головой. – Запомни, деточка, если ты не дружишь со своим партнером по сексу, ты в первую очередь унижаешь и оскорбляешь саму себя. Никогда не ложись в постель с тем, с кем не можешь дружить. А настоящая дружба предполагает полное доверие и полную открытость. Запомнила?
– Запомнила, – улыбнулась Наташа.
– Тогда я иду накрывать на стол, а ты отмывайся. Надеюсь, тебе мои вещи подойдут, мы с тобой примерно одной комплекции.
Наташа долго стояла под горячим душем, несколько раз намыливала жесткую мочалку, изо всех сил терла себя, смывала пену и снова терла, и снова смывала. Наконец ей показалось, что вся грязь с нее сошла. Она вытерлась большим белоснежным полотенцем и несколько минут постояла посреди ванной, прежде чем начала примерять на себя одежду Маргариты Михайловны. Вещи оказались впору, только джинсы были чуть-чуть тесноваты, но это ничего.
Сели за стол, налили кто вино, кто коньяк, Виталий Николаевич попросил позволения сказать тост, горячо поблагодарил Маргариту Михайловну и Бориса Ленидовича и шумно порадовался их общему успеху. Ленар его активно поддержал:
– Правда же, мы все молодцы? Мы, непрофессионалы, сумели сделать то, что не удалось опытному следователю. И Наташа теперь свободна! Ура! – громко заявил он.
Марго молча отпила глоток вина и покачала головой:
– Не нужно так радоваться, голубчик.
– Но почему? – удивился Ленар. – Разве мы не победили?
– Гоша, только не Конфуций! – взмолился Борис Леонидович. – Я даже знаю, какую цитату ты собираешься сейчас привести.
– Хорошо, – неожиданно покладисто согласилась Марго. – Если знаешь – скажи сам.
– Может, не надо?
– Надо, Боренька, – рассмеялась она. – Говори.
– Ладно, – тяжело вздохнул Райнер. – В общем, этот ее китаец говорил примерно следующее: «Если ты констатируешь факт преступления, то пожалей преступника, а не восхищайся своим умом». Что-то в этом роде.
– Так вы что, предлагаете нам пожалеть Ларису Скляр и этого Суханова, что ли? – изумился Ленар. – Или я вас не понял?
Кирган тронул его за плечо и негромко проговорил:
– Ты не понял, Ленар. А китаец прав, уж ты мне поверь.
Разговор повернул в сторону будущей книги Ленара, и неожиданно Виталий Николаевич произнес:
– Слушай, брось ты дурью маяться. Зачем тебе эта книга? Какой от нее прок? Кому ты поможешь? А вот то, что ты сделал для Наташи, – это реальная помощь, настоящая. И кайф от реальной помощи человек получает намного более сильный, чем от осознания того, что он написал книгу, которую еще неизвестно сколько людей прочитают и прочитают ли вообще. Я сам это понял только благодаря тебе и тому делу, с которым ты ко мне пришел. Раньше я оказывал услуги и не понимал, что такое по-настоящему оказывать помощь. А теперь прочувствовал, какой душевный подъем испытывают люди, когда кому-то реально помогают. Это как наркотик, один раз попробуешь – и уже не откажешься.
Наташа сидела за столом, смотрела на людей, которых еще совсем недавно не было в ее жизни и которые ей так помогли, и никак не могла сосредоточиться и уловить смысл того, о чем они говорят. Она так переволновалась и устала от эмоций, что мозг отказывался воспринимать дополнительную информацию. Однако среди всех звучащих за столом слов она то и дело слышала голос Ленара, который говорил:
– Мы с Наташей… у нас с Наташей… нам с Наташей…
Его рука лежала на спинке ее стула, Наташа чувствовала тепло этой руки и понимала, что он не отстраняется. Он не бросил ее, он помогал ей не только потому, что так велит долг мужчины, как она думала, а потому, что искренне и по-доброму к ней относится. Может быть, он даже любит ее. При мысли об этом Наташе Аверкиной захотелось плакать. Но за праздничным столом, за которым собрались такие радостные люди, плакать было стыдно.
Степка в большой комнате на полу играл на отцовском айпаде, натягивая что-то, напоминающее пращу, и стреляя из нее по крепостной стене с башенками. Больше в комнате никого не было, хотя вроде и время не позднее, Антон сегодня вернулся с работы раньше обычного.
– А где Вася? Где Эля? – встревоженно спросил он.
– Вася плачет, – деловито сообщил Степан, не прерывая своего занятия. – А Эля ей помогает.
– Почему Вася плачет? Что-то случилось? Ее кто-то обидел?
– Дядька какой-то.
Антон помертвел. Неужели с его девочкой, с его принцессой, случилось то самое страшное, чего всегда боятся родители всех девочек?
– Какой дядька?
– Я не запомнил, трудный какой-то.
Антон развернулся и ринулся в детскую. Из-за двери он услышал, как всхлипывает дочь и как Эля тихонько говорит ей что-то утешительное своим мягким голосом. Он распахнул дверь и бросился к Василисе.
– Что произошло? – Он грозно посмотрел на няню: – Кто ее обидел?
– Оскар Уайльд, – безмятежно улыбнулась Эльвира.
– Кто?!
– Оскар Уайльд. Она прочитала «Счастливого принца» и стала готовиться отвечать на вопросы. Вот и расплакалась.
– На какие еще вопросы?
– Антон, вы совсем не в курсе, как проходит процесс обучения в современных школах? – насмешливо спросила Эля. – Детям задают прочесть текст, а потом они должны ответить на сформулированные в учебнике вопросы по этому тексту.
– В наше время этого не было, – пробурчал он.
– В наше тоже, – кивнула няня. – А теперь так. И все, что читает Василиса, я заставляю ее осмысливать при помощи вопросов. Сегодня она прочитала «Счастливого принца». Вы помните эту сказку?
– Помню.
– Ну, тогда вас не должно удивлять, что девочка расплакалась. Сказка и в самом деле невероятно грустная.
Антон погладил дочь по голове, потом поднял на руки и почувствовал, как она прижалась к его груди и как горячие слезы текут по его шее.
– А вы, наверное, поставили перед ребенком слишком сложные вопросы, – недовольно произнес он.
– Я… – начала было Эля, но тут Вася оторвала лицо от отцовского плеча и заявила:
– Папа, не ругай Элю, я сама заплакала.
– Ну, уж понятно, что Эля тебя не заставляла, – улыбнулся Антон. – Ты на все вопросы ответила?
– Нет, я только начала, и мне так жалко стало Принца, и Ласточку тоже, что я не выдержала. Не ругайся, ладно?
– Не буду, – пообещал Антон, целуя мокрое от слез личико. – Давай мы с тобой успокоимся, вместе посмотрим Элины вопросы, и я помогу тебе ответить. Хочешь?
Вася вырвалась из его рук и села на кроватку. В ее глазах появилось выражение упрямства и непреклонности.
– Нет, я сама буду. Это мое задание, его Эля мне дала, а не тебе. Я сама.
– Ну ладно, – пожал плечами Антон, – сама так сама. Но можно я хотя бы вопросы посмотрю?
Вася молча достала тетрадку и открыла на нужной странице. Красивым каллиграфическим почерком Эльвиры были записаны вопросы:
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.