.RU

Глава восемнадцатая - Второй шанс


Глава восемнадцатая


Вечером, когда я вновь оказываюсь у дома Вив, на дворе еще совсем светло, но заставить себя ждать дольше, чем нужно, я не могу. Пересекая лужайку перед домом, я замечаю, что в окне спальне света нет, но это еще ничего не значит. Нужно просто не ошибиться и постучать в то окно...
— Тсс!
Услышав, как кто-то Невидимый просит меня не шуметь, я резко останавливаюсь у висящих до земли ветвей плакучей ивы и прислушиваюсь, но больше ничего не слышно.
— Кто здесь? — спрашиваю я шепотом. Под деревом темно, и я вздрагиваю, заметив, как ветви передо мной раздвигаются, словно театральный занавес.
— Ты вернулся, — произносит Вив.
Я медленно, с наслаждением, разглядываю ее всю и, удовлетворившись, смотрю в глубокие темные глаза.
— Как обещал.
Она до крайности похожа на привидение. Иллюзия так сильна, что я испытываю желание протянуть руку и коснуться ее, чтобы развеять сомнения, но инстинктивно чувствую, что следует сдержать порыв. Короткие темные кудри, обрамляющие лицо, я помню длинными, до плеч, — и это наталкивает на мысль о том, что и я, должно быть, выгляжу в ее глазах иначе. Вспомнив самоуверенного здоровяка, чье фото я видел в альбоме, задумываюсь над тем, есть ли между нами хоть какое-то сходство. Я потерял не менее пятнадцати килограммов с тех пор, как бросил играть в футбол, но дело не в весе... было в нем что-то еще. Такого выражения глаз я не видел, сколько ни смотрелся в зеркало. Он был победителем, это ясно, а я... Проводя по волосам рукой, чтобы снять нервное напряжение, начинаю жалеть, что не постригся. Вив, наверное, решит, что я оживший мертвец.
Сделав шаг вперед, я оказываюсь под прикрытием ветвей рядом с ней. Ветви свисают практически до самой земли, и под их сенью еще темнее, чем снаружи. Вив отходит в сторону, чтобы пропустить меня, двигаясь с излишней поспешностью. Прижавшись к стволу, она смотрит на меня испуганным взглядом внимательных глаз, хватая воздух сухими губами.
— Ты нервничаешь?
— Нет... — отвечает она слишком уж экспрессивно.
— Все хорошо, — говорю я, протягивая ей руку.
Она не торопится подать свою.
Я опускаю голову. Она реагирует иначе, не так, как вчера.
— Вив, это я. Чего ты боишься?
Она держится за ствол, словно он может ее защитить.
— Что ты здесь делаешь? Ты пришел, чтобы пугать меня?
О боже, она все-таки решила, что я восстал из мертвых.
— Да нет, что ты, Вив. Я не привидение, — говорю я, придвигаясь. Она пытается отстраниться, но я наклоняюсь вперед, беру ее за руку, и наши пальцы переплетаются. — Ты же чувствуешь, я живой.
Ее губы находятся в нескольких сантиметрах. Наши сердца бьются в такт, словно между ними образовалась невидимая связь. Напряженные пальцы Вив постепенно расслабляются, и теперь о том, что нервозность между нами еще не растаяла, напоминает лишь то, что мы оба сдерживаем дыхание. Когда наши губы соединяются, Вив, не удержавшись, издает тихий стон. Прижав ее к стволу, я ласкаю ее губами, не позволяя отстраниться. Одежда начинает казаться громоздкой и ненужной. Открываю глаза, только чтобы на миг увидеть ее лицо. Длинные ресницы трепещут на щеке, как крылья бабочки. Так всегда бывало, когда Вив пугалась и закрывала глаза. Я отстраняюсь.
Ей требуется всего секунда, чтобы вернуть присутствие духа, но руки продолжают дрожать.
— Так не должно быть, — говорю я. — Ты должна знать, кто я.
Вив закусывает нижнюю губу, но не от жеманства. Она боится.
— Ты... мой Кам.
— Нет, — говорю я, вздыхая. — Я не твой Кам. Но я и не привидение, Вив.
— Я вижу, что не привидение…, — произносит она замирающим голосом.
Я нежно беру ее за руку и прикладываю ладонь к груди, над сердцем.
— Я живой, из плоти и крови.
Жаль, что я не подумал, как объяснить ей все заранее, поэтому не остается ничего другого, кроме как импровизировать. Она должна знать — я хочу, чтобы она все знала.
— Я — не он. Я не отсюда. Понимаешь, есть другое место, похожее на это как две капли воды, но там умерла ты.
Упираясь мне в грудь, Вив отстраняется на расстояние вытянутой руки. Прикрывая ее ладонь своей и не позволяя отнять руку, я, как могу, объясняю все, что мне известно самому, не ударяясь в размышления и стараясь говорить просто. Рассказываю ей об аварии, о том, как прошел сквозь портал, излучающий зеленый свет, и нашел ее. Нину я не упоминаю. Объясняю ей разницу между двумя мирами — рассказываю о том, что они во многом идентичны, но есть и различия. К тому времени, когда я заканчиваю сбивчивые объяснения, мы оба сидим под деревом; прислонившись к стволу.
— Два мира? — переспрашивает Вив. — Да как такое может быть?
Пожимаю плечами, в сотый раз, наверное, размышляя о том, что это действительно невозможно.
— Может, их и больше, чем два, — говорю я. — Такое впечатление, что окно открылось как раз между нашими двумя.
Вив морщит лоб.
— А почему ты не думал?
— Не знаю. Мы оба умерли в одном и том же месте...
Сказав это, я вспоминаю слова Нины: «Два месяца назад — в воскресенье, пятнадцатого».
— Раз это случилось в один и тот же день; в одном и том же месте и приблизительно в одно и то же время, — говорю я, подаваясь вперед, — может быть, в результате произошел какой-то сбой. Может, это как-то связано снами.
— Каким образом?
— Возможно, мы оба горевали, — говорю я, пожимая плечами, — и наши чувства пробили брешь между мирами?
Чувствуя кожей, что Вив уже смотрит на меня совсем иначе, продолжаю сидеть, глядя на руки. До нее только что дошла мысль о том, что ее Кама не вернуть. Не могу заставить себя взглянуть ей в глаза, полные разочарования.
— Значит... в своем мире ты тосковал по мне? — спрашивает Вив. — Так же сильно, как я тосковала по нему здесь?
— Да... — выдавливаю я с трудом, а затем продолжаю скороговоркой: — Просто я подумал, раз уж нам обоим так не хватало друг друга, может, Вселенная решила распорядиться по-своему, и в том, что мы вновь встретились, заключается ее правосудие.
Вив неожиданно берет меня за руки, заставив вздрогнуть, потом гладит по волосам, отбрасывая челку с глаз. Точно так же она гладила меня, когда я несколько лет назад лежал в больнице, в другом мире. Подняв глаза, я замечаю на ее лице незнакомую, сияющую улыбку Королевы бала.
— Неважно, как это произошло, Кам. Поверить не могу в то, что ты вернулся.
Она целует меня мягкими жаркими губами и, удовлетворенно вздохнув, кладет голову на колени. Я сижу, прислонившись спиной к стволу, и боюсь пошевелиться, только глажу ее по коротким, черным как смоль кудрям, прислуживаясь к дыханию и спрашивая себя, во сне это все происходит или наяву.
— О чем ты думаешь? — говорю я через некоторое время. Вив молчит, но каждый раз, когда ее мысли уносятся куда-то вдаль, я это вижу.
Она поднимает голову и смотрит на меня, и я вздрагиваю, потому что выражение любопытства в ее глазах так знакомо. Она так похожа — на саму себя.
— Расскажи мне еще о том, чем отличается мир, в котором ты живешь.
— Ну, я не знаю... — говорю я, чувствуя себя неловко, вспомнив Камдена, которого знает она — здорового успешного парня, которому удалось вернуться в команду после травмы. Решаю рассказать о том, что происходило с ней самой. — Там ты не была в команде болельщиц — вернее, была, но потом ушла.
— Я ушла из команды? — переспрашивает Вив. — Почему?
— Понимаешь... — тяну я, лихорадочно размышляя над тем, как рассказать ей историю так, чтобы она не поняла, что я неудачник. — В общем, я сильно повредил ногу, и... после этого ты ушла из команды, чтобы поддержать меня.
Вив смотрит на меня с недоумением.
— Но зачем? Ведь ты поправился?
Вытянув вперед ногу, касаюсь колена.
— Нет, там все сложилось иначе.
Возникает долгая пауза, и Вив первая прерывает молчание.
— Ты ушел из команды? — спрашивает она, прикрывая ладонью мою руку, лежащую на бедре.
— У меня была ты, и футбол мне больше не был нужен, — говорю я, касаясь ее лица свободной рукой и проводя большим пальцем по изгибу брови. — Ты — вернее, она — всегда говорила: «Зачем нам кто-то еще, когда у тебя есть я, а у меня ты?»
На лице Вив снова возникает недоумение, но через секунду она медленно кивает. Сможет ли она поверить в правильность своих собственных слов, учитывая, что здесь все сложилось иначе? По лицу Вив крадется легкая улыбка, и она, приблизившись, быстро и нежно целует меня в губы, гладя по больной ноге. Мне снова кажется, что одежда стесняет наши движения.
— Я и правда так говорила!
Облегченно вздохнув, я всецело отдаюсь ласке ее пальцев, прикосновению волос и дурману исходящего от нее чудесного запаха.
— Мне нравится твой мир, — говорит она, прижавшись губами к моей коже.
От неожиданности я начинаю смеяться.
— Вив, после того как ты ушла из команды, а я бросил футбол... на нас все ополчились.
— Да кто нам нужен, если мы есть друг у друга?
Эти слова затрагивают в душе струны, которые, как я думал, оборвались давно и навсегда.
Притянув Вив к себе, я бережно кладу ее спиной на землю и ложусь сверху, стараясь не раздавить ее своим весом. Она смотрит на меня снизу вверх, и я вижу в ее глазах знакомый дьявольский огонек.
— Твой мир лучше, — говорю я. — Я не хочу идти домой.
На лице Вив появляется странное выражение. Решив, что ей неудобно, я перекатываюсь на бок и опираюсь на локоть, чтобы видеть ее лицо.
— Почему? — спрашивает Вив.
Подумав, я понимаю, что вижу главную разницу между моим миром и ее.
— Потому что здесь ты — а больше причин мне не нужно.
Поначалу Вив ничего не говорит, и я начинаю опасаться, что сказал что-то не то. Но потом она осторожно вытягивает вперед руку и гладит меня по плечу, становясь с каждым разом все смелее и смелее.
— Знаешь, это несправедливо, — наконец говорит она с легким намеком на игривость в голосе.
Услышав в ее тоне шутливые нотки, я расслабляюсь и касаюсь ее волос в ответной ласке.
— И в чем несправедливость?
— А как мне узнать, чей мир лучше, если я не видела твоего?
— Ты ничего не потеряла, — говорю я, с наслаждением гладя ее потрясающие волосы, гладкие, как шелк.
— Покажи мне его, — просит Вив.
— Кого?
— Твой мир. То место, откуда ты пришел. Я хочу проверить, существует ли оно в действительности.
Приподнявшись на руках, я зависаю над ней, пристально глядя в глаза.
— Ты хочешь пойти... в мой мир?
— Да, пойдем сейчас.
— Сейчас?
Вив привстает на колени.
— Да, давай посмотрим, чей мой мир лучше. Давай прямо сейчас это сделаем!
— Но... зачем их вообще сравнивать? — бормочу я, стараясь собраться с мыслями.
Голова кружится, и решимости от этого не прибавляется. То, что задумала Вив, мне не очень нравится, но разве я сам попал сюда не благодаря любопытству? Конечно, следовало ожидать, что она захочет посмотреть, что Там. Моя Вив всегда была импульсивной — и увидев искорки в ее глазах сейчас, я испытываю восторг узнавания, и ростки какого-то теплого чувства начинают шевелиться в моей душе. Эти искорки я наблюдал в ее глазах, когда Вив предложила отправиться в поход с палаткой в тот уик-энд, который оказался для нас последним. Мы не знали, зачем отправляться в поход — просто Вив понравилась эта мысль, и она настояла на ее реализации. Было в этом и простое желание приключений, хотелось чего-нибудь спонтанного и захватывающего. Вив хотела доказать, что мы можем вот так — взять и сорваться с места или по крайней мере доказать себе, что на это способна она. Сейчас, видя в ее глазах знакомый огонек, я чувствую, как он притягивает меня, заставляя согласиться. Теперь я точно знаю — передо мной моя Вив.
— Ну пожалуйста, — умоляет она. — Это же несправедливо. Ты пришел сюда, а я не могу посмотреть, что там. А мне интересно.
— Да там практически то же самое...
Вив обхватывает меня руками за шею.
— Ну пожалуйста?
Можно закрыть глаза, но ловушки, кроющейся в ее сладком, как мед, голосе, не избежать. Я и сам себе этого не простил бы. На секунду меня посещает воспоминание о Нине, но мысль исчезает так же быстро, как появилась.... Не сомневаюсь, ей бы эта затея не понравилась. Но ее здесь нет.
Тяжело вздохнув, как это уже случалось уже много раз раньше, чувствую, что готов уступить настойчивым мольбам Вив. Однако вздох не успевает еще растаять в воздухе, а я уже убедил себя, что не делаю ничего предосудительного, что иначе и быть не может. После ее гибели мне не хватало даже этой невозможности в чем-либо ей отказать.
Приняв решение, я с трудом сдерживаю довольную улыбку, стараясь не показывать ей, как мне самому хочется показать ей свой мир.
— Ладно, согласен. Но если тебе будет скучно, я не виноват.
Вив начинает хлопать в ладоши, но потом, опомнившись, прикрывает рукой рот. Я поднимаюсь и ставлю на ноги ее.
— Нужно соблюдать осторожность. Нас никто не должен увидеть, потому что...
— Да, конечно, — говорит она, улыбаясь. — Я же умерла.
Она осторожно на цыпочках идет к окну. Фонари, освещающие лужайку, сегодня не горят. Вив забирается в спальню, и я слышу, как она бродит по комнате в темноте.
Когда Вив спрыгивает с подоконника, я вижу, что она сменила красную куртку с эмблемой футбольной команды на толстый черный свитер. Волосы повязаны шелковым шарфом, на лице темные солнцезащитные очки. В таком виде она напоминает начинающую голливудскую звезду ушедшей эпохи.
— Темные очки? — спрашиваю я, сдвигая на нос неуместный аксессуар. — Ночью?
Вив поправляет очки и запрокидывает голову.
— В них никто не догадается, что я — это я.
Недоверчиво поднимаю бровь. Этот набор скажет любому, кто знал ее раньше, что это она, но спорить, похоже, бесполезно. В любом случае, ночью мы вряд ли кого-то встретим.
— Ладно, я их надену позже, — соглашается Вив, снимая очки и засовывая их в карман. Закончив, она берет меня под руку. — Показывай, где этот зеленый портал.
Улыбнувшись, нахожу ее ладонь и сжимаю ее. Хочется чувствовать ее постоянно — так мне проще поверить в то, что Вив и вправду со мной.
— Так он здесь? — спрашивает Вив, когда мы оказываемся у школы.
— Да, но ты его не увидишь, пока не коснешься...
Вытянув руку вперед, я указываю туда, где рядом с деревянным столбом находится вход в портал.
— Здесь?
Услышав страх в голосе Вив, я поднимаю голову, чтобы взглянуть на нее. Она стоит рядом, крепко обхватив себя руками за талию. У Вив абсолютно дикие глаза, лицо перекошено. Похоже, ее вот-вот стошнит.
— Что с тобой? — спрашиваю я, обнимая ее за плечи и дотрагиваясь до ее щеки свободной рукой.
Кожа на лице похолодела и покрылась испариной. Глаза лихорадочно бегают; взгляд останавливается то на столбе, то на кустах, то на тротуаре и так далее. Я крепко прижимаю ее к себе, и она, слегка успокоившись, наконец смотрит на меня.
Учащенное дыхание выравнивается. На побледневших щеках вновь начинает играть румянец, едва заметный в призрачном свете уличного фонаря.
— Давай я отведу тебя домой, — предлагаю я.
Она хватает меня за рукав.
— Нет, я просто... — говорит Вив и добавляет после паузы: — Дело в том, что здесь ты...
— Мы оба погибли на этом месте, — замечаю я, сжимая ее руку и нежно потирая похолодевшие пальцы. — Но это неважно, раз уж мы оба здесь.
Вив механически кивает, судорожно цепляясь за мою руку.
— Ты уверена, что хочешь туда пойти? — спрашиваю я. — Там правда не на что смотреть.
— Да, — отвечает она, выпрямляя спину.
Я снова вытягиваю руку вперед, разыскивая вход в портал, а Вив наблюдает за рукой, которая начинает светиться, когда я нахожу нужное место в воздухе.
— Ух ты, — говорит Вив, вытягивая вперед руку, но спустя мгновение отдергивает ее. — А это... безопасно?
— Не бойся. Я бы не позволил тебе идти туда, где что-то может случиться.
Я вхожу в портал первым, не отпуская ее руку. Когда мое тело погружается в зеленое свечение, я оборачиваюсь чтобы позвать Вив.
— Ты светишься зеленым! — говорит она испуганно.
— Закрой глаза, — быстро предупреждаю я. — Ощущение будет как от слабого разряда электрического тока. Будет щипать, но мы быстро окажемся на другой стороне.
Сжав мою руку изо всех сил и закрыв глаза, Вив шагает вслед за мной. Я быстро выхожу с другой стороны и вытягиваю ее. Наши движения напоминают замысловатую танцевальную фигуру. Вив спотыкается на выходе, но я успеваю подхватить ее. Она открывает глаза с изумленным вздохом.
— Боже, это было...
Оглянувшись, она замечает знакомые кусты, стену школы и фонарь.
— Мы никуда не пришли.
Улыбнувшись, я беру ее за подбородок и целую в губы.
— Помнишь, я сказал — все то же самое. Ничего интересного — за исключением того, что ты теперь здесь.
— Ты думаешь, я тебе поверю? Я хочу посмотреть, что здесь не так, как там!
— Ладно, вон там, видишь, окно мастерской? — говорю я, указывая рукой на стену школьного здания. — Этой черной копоти в твоем мире нет.
Вив недоверчиво поднимает бровь, показывая, что с ее точки зрения это полная ерунда.
— Ладно, хорошо, дай еще подумаю...
Пытаюсь вспомнить что-нибудь такое, чем можно ее удивить. Домой я отвести ее не могу — маме могло прийти в голову устроить за мной слежку. Ежегодного альбома из этого мира у меня нет, да и нашей фотографии в нем все равно не было. Кроме того, было бы жестоко с моей стороны показывать ей что-то такое, что может ее ранить — к примеру, объяснять ей, с кем мы здесь не дружили или чем она не занималась. Даже сама мысль об этом вызывает во мне чувство тревоги.
Можно было бы пойти к ее дому, но и это, наверное, не самое приятное впечатление. Кроме того, там мы можем напороться на ее родителей. Все, что приходит мне в голову, несет на себе негативный отпечаток.
— О, знаю! — говорит Вив. — Отведи меня на мою могилу.
От этой просьбы меня передергивает — гротеск какой-то. По коже бегут мурашки — возможно, потому, что я вспоминаю — где-то там, по ту сторону зеленого свечения, есть и моя могила.
— Нет, — говорю я.
— О, прошу тебя, пожалуйста. Как еще я могу удостовериться в том, что и вправду умерла здесь? — спрашивает Вив, с оттенком недоверия во взгляде наблюдая за мной. — А что, если я просто сошла с ума?
Я вздыхаю. Да, это чувство мне знакомо слишком хорошо.
— Ты не можешь просто поверить мне?
Вив молча думает.
— Не знаю. А вдруг ты вернулся по какой-то иной причине?
— По какой иной причине? — спрашиваю я, откидывая волосы со лба.
На лице Вив появляется выражение затаенного страдания.
— Может, Вселенная решила отомстить мне, — говорит она монотонным, расстроенным голо-дом, — за те плохие вещи, которые я делала.
— Плохие вещи? — переспрашиваю я, поднимая ее лицо за подбородок, чтобы заглянуть в глаза. — За какие плохие вещи? За то, что мы прятались ото всех, чтобы тайком целоваться?
—Может быть, — соглашается Вив с бледной улыбкой. — Но я точно не захочу делать это вновь, пока не увижу то, что хочу увидеть...
— Не надо идти на кладбище.
— Но это же просто место. Оно ничем не отличается от других, — говорит Вив, касаясь лбом моего лба. — И я же здесь, с тобой.
Я готовлюсь привести новые возражения, но Вив заставляет меня умолкнуть, наградив долгим жарким поцелуем. Сердце ускоряет бег, и думать трезво я уже не могу. Может, она и права: обычное место, такое же, как другие.
— Ладно. Давай сходим, — говорю я. — Просто это довольно депрессивное зрелище.
Она тянет меня за руку, увлекая вдоль улицы в сторону кладбища. |
— Что депрессивного может быть в том, чтобы пойти на мою могилу, да еще и в компании со мной?
Мало найдется на свете мест, где так пронзительно тихо и так страшно, как на кладбище ночью. Я не был на могиле со дня похорон. Просто мне всегда казалось, что душа Вив здесь не обитает. Там, на углу у школы у меня появлялось совсем другое ощущение. Полагаю, теперь я могу сказать, что знаю почему.
Пару раз в поисках нужного участка мы заблудились, но кладбище не столь уж велико, и в конце концов мне удалось найти ряд, в котором покоятся останки членов семьи Хэйворд. Надгробие у могилы Вив заметить нелегко. Можно запросто пройти мимо этого небольшого камня, но в ряду только одна свежая могила.
— Вон она, там, — говорю я, указывая рукой на засыпанный свежей землей прямоугольник.
Вив тянет меня за руку.
— Пойдем посмотрим.
Я качаю головой, отказываясь идти дальше:
— Без меня.
— Не может быть, чтобы ты позволил мне стоять над собственной могилой в одиночестве... — говорит Вив, закидывая голову и глядя на меня снизу вверх.
Смотрю через ее плечо на прямоугольный клочок разрытой земли. Трава уже пустила первые ростки, чтобы со временем покрыть могилу целиком, словно она всегда была здесь. Ежусь от нахлынувших чувств, как от порыва холодного ветра.
Вив, быстро осмотрев место, касается рукой моей щеки.
— Я здесь, Кам. Я жива.
Беру ее ладонь в свою и крепко сжимаю; Она воспринимает все с такой легкостью, остается только позавидовать ее самообладанию. К могиле мы подходим вместе. Надгробный камень я вижу впервые — во время похорон его еще не было. Он, в общем-то, ничем особенно от других не отличается. На камне, кроме полного имени Вив — Вивьен Фрэнсис Хэйворд — и даты рождения и смерти, ничего нет.
В голове без всякого предупреждения всплывают воспоминания, связанные с днем аварии: вижу дорогу, зажигалку, которую я искал, капли дождя на стекле, слышу скрип шин. Оставшиеся в памяти образы не утратили яркости, как будто события, к которым они относятся, произошли совсем недавно. Закрыв глаза и внутренне содрогаясь, я заново переживаю столкновение со столбом, вспоминаю, как вылез через окно и, увидев разбитое лобовое стекло, залитое кровью, упал в кусты.
Открываю глаза и судорожно притягиваю к себе Вив, прижимаясь лицом к ее шее. Она шепчет мне в ухо слова утешения, гладит меня по голове, рыдая вместе со мной. Я нежно глажу ее по спине, а Вив несколько раз целует меня в щеку.
— Прости, — шепчет она, — прости меня, Кам.
— Нет, — отвечаю я, качая головой, — ты меня прости.
Обнявшись, мы отходим от могилы, стремясь оказаться как можно дальше от холодного безжизненного камня, лежащего на земле. Находим по пути деревянную скамейку и садимся.
Набираю полные легкие морозного воздуха.
— Не знал, что так будет, — говорю я, обхватив голову руками. Хоть Вив и здесь, со мной, невозможно отрицать, что она одновременно лежит там, в земле. — Зря мы сюда пришли.
Вив не отвечает, и я, подняв голову, вижу, как она сначала всхлипывает, а потом заливается горькими слезами. Мне становится ужасно жаль ее. Когда Вив расстраивается, на меня наваливается ощущение бессилия. Жуткие воспоминания мигом улетучиваются из головы. Усадив Вив на колени, я обнимаю ее и покачиваю, а она безутешно рыдает, судорожно хватая ртом воздух в перерывах между спазмами.
— Что с тобой? — спрашиваю я шепотом. — Расскажи мне.
Вив неистово трясет головой.
— Я потеряла тебя и не могла в это поверить... — говорит она дрожащим голосом, продолжая всхлипывать. — А потом это случилось и... Как ты мог?
— О, Вив... я же не... это ведь не специально...
Она прячет лицо на моей груди, а я сижу и молча глажу ее по спине, чувствуя себя абсолютно беспомощным. Я ничего не могу сделать, только сидеть и слушать, как она плачет.
Наконец Вив удается справиться с собой, и ее дыхание понемногу выравнивается.
— Тебя не было рядом, и я не могла этого вынести... — говорит она, всхлипывая.
— Ну, не надо, успокойся, — шепчу я, сдвигая с ее головы шарф, чтобы погладить по волосам. — Ты же ни в чем не виновата.
Вив, тихонько скуля, кладет голову мне на плечо и крепко прижимается. Постепенно рыдания стихают, и вскоре мы уже дышим в такт — спокойно и ровно.
— Ты сказал... обещай мне... что никогда больше меня не оставишь.
Вспоминаю парня, лежащего в могиле в ее мире, и на секунду мне приходит в голову, что я, возможно, не смогу заменить его.
— Я буду с тобой, пока ты этого хочешь.
Вив обнимает меня и крепко прижимает к себе, как будто того, что я уже держу ее в объятиях, недостаточно.
— На этот раз я постараюсь быть лучше, чем раньше, обещаю тебе... — говорит она.
Закрыв глаза, вдыхаю ее запах, и целую в губы.
— Мы оба будем лучше, — отвечаю я. 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.