.RU

Учебник для вузов - 18

Глава 1

Процесс посредством законных исков (lege agere)
"Lege agere" ("искать посредством закона") означает "certis verbis agere" — искать в суде посредством определенных, фикси­рованных слов, когда слова иска неизменны, как слова закона, на котором они основаны (Gai., 4,11). При этом заявление при вчине-нии иска получает ритуальное значение, когда сам факт произ­несения слов — в соответствии с древними магическими пред­ставлениями о силе слова — определяет ситуацию во внешнем мире. Говорящий формирует действительность, задает модаль­ность отношения, навязывает свою волю присутствующим и тем самым — lege — обязывает противника к желаемому поведению. Lex, который произносит истец, — это lex privata, частный закон, выражение автономии воли субъекта и ее соответствия общезна­чимым правилам общественной жизни. Сам термин выражает единство этих начал нормативности.
Один из древнейших "законных исков" —

legis actio sacramento in rem,

вещный иск посредством присяги, известный по подробному описанию Гая (Gai., 4,16). Перед лицом претора ("in hire" — в том месте, где устанавливается и творится право) противники, держа в руке ритуальный жезл (festuca), схватывали спорную вещь (или части громоздкой вещи, которую было за­труднительно представить в суд целиком, — "vindicia") и заявля­ли по очереди:

Глава 1. Процесс посредством законных исков (lege agere) 173
HUNC EGO HOMINEM EX ЗАЯВЛЯЮ, ЧТО ЭТОТ ЧЕЛОВЕК IURE QUIRITIUM MEUM ES- ЯВЛЯЕТСЯ МОИМ ПО ПРАВУ КВИ-SE AIO. SECUNDAM SUAM РИТОВ. НА ОСНОВАНИИ ЕЮ ПО-CAUSAM, SICUT DIXI, ЕССЕ ЛОЖЕНИЯ, КАК Я СКАЗАЛ, ВОТ, TIBI, VINDICTAM INPOSUI. ТЫ, Я ВИНДИЦИРОВАЛ.
В момент заявления (vindicatio) жезл налагался на спорную вещь (в модельном примере — на раба).
Каждый из противников утверждает, что раб принадлежит ему по праву квиритов (национальному римскому праву), называя основание (causa) этой принадлежности. Ритуальная жестикуля­ция соответствует заявлению — виндикации, выражая исключи­тельную подвластность объекта, и носит поэтому характер вызова противнику3. Претенденты, подобно актерам на сцене, на языке символов формулируют содержание претензии. Так достигается необходимая для обобщения абстракция.
На этой стадии процесса вмешивается присутствующий ма­гистрат, приказывая сторонам отпустить раба. Значение этого вмешательства в том, что сам спор доведен до абсурда, — ведь одновременная исключительная власть тяжущихся над объектом невозможна. В таком виде противостояние исключает конструк­тивное решение.
Затем тот, кто виндицировал первым, призывал противника назвать causa его претензии. Следовал ответ: "IUS FECI SICUT VINDICTAM INPOSUI" ("Я совершил право так, как виндицировал"); тогда ему предлагалось принести присягу. "QUANDO TU INIURIA VINDICAVISTI D AERIS SACRAMENTO ТЕ PROVOCO" ("Если ты виндицировал непра­ведно, я вызываю тебя на присягу в 500 ассов"). Сумма присяги проигравшего поступала в государственную казну. В более далекой древности (когда штраф шел в сокровищницу храма Сатурна, aerarium Saturni4) она означала установление личной зависимости клятвонарушителя от храма5, так что он мог быть и принесен в жертву богу.
3 "TIBI" — dativus eticus.
4 Богу обещалась жертва в виде быка или овцы, что впоследствии
сказалось на фиксации двух размеров сакраментального залога — 500
или 50 ассов — в зависимости от масштаба дела: при делах на сумму
1000 ассов и более, а также при споре о статусе свободного лица сумма
sacramentum была 500 ассов, в остальных случаях — 50.
5 "Sacramentum" означает "священная клятва"; в древности она со­
провождалась выдачей символической сущности лица — медного бруска
(sacramentum aes), — что означало утрату свободы личности и опреде­
ляло полную психологическую зависимость от авторитета храма. Сход­
ную функцию aes играл в актах per aes et libram.

174
^ Раздел IV. Защита прав

Идентичность заявленных претензий на вещь означает, что одна из них не имеет основания. Закономерно поэтому сомне­ние в праведности виндикации. Тем самым процесс превра­щается в следствие об iniuria — противоправном поведении ли­ца, а не о праве на вещь. Священная клятва — sacramentum — совершается не по поводу права на вещь ("meum esse"), а в отношении заявленной in iure ритуальной претензии на право ("ius feci").
Gai., 4,16:
^ Deinde sequebantur quae cum Затем следовало то же самое, что
in personam ageretur; postea и при личном иске. После этого
praetor secundum alterum претор постановлял о виндициях в
eorum vindicias dicebat, id пользу одного из них, то есть
est interim aliquidem pos- присуждал кому-то владение на
sessionem constituebat, eum- время [разбирательства], и прика-
que iubebat praedes adver- зывал ему дать противнику пору-
sario dare litis et vindicia- чителей в споре и виндициях, то
rum, id est rei et fructuum; есть в отношении вещи и ее пло-
alios autem praedes ipse doe; других же поручителей полу-
praetor ab utroque accipiebat чал от обеих сторон сам претор
sacramenti, quod id in publi- для обеспечения уплаты суммы
cum cedebat. присяги, поскольку он передавал ее
в казну.
Итак, далее процесс развивается, как при личном иске —

legis actio sacramento in personam,

о котором, к сожалению, ин­формации нет, кроме той, что содержит его название: процесс также развивался в форме присяги и установления личной отве­тственности за клятвопреступление. И здесь разбирательство, на­чатое по конкретному личному требованию, превращалось затем в суд о правонарушении — iniuria.
Указанная смена предмета судебного разбирательства от­ражает формализацию спора по общезначимому основанию, в данном случае — как противоправное вторжение в сферу лич­ного интереса другого лица, поскольку, совершая виндикацию и соответствующую ритуальную пантомиму над чужой вещью, претендент совершает деликт. В древности эффект достигался через истребование sacramentum, клятвенного подтверждения виндикации, и неправедная претензия получала форму клятво­преступления.
В дальнейшем две фазы процесса стали различаться и по посреднику в споре: если претензия формулировалась перед лицом магистрата —

in iure

(в суде), то рассмотрение форма-

Глава 1. Процесс посредством законных исков (lege agere) 175
лизованного спора и вынесение решения по делу (iudicatum) осуществлялось судьей (iudex) —

apud iudicem

(перед судьей). Переход спора (lis) во вторую фазу отмечался его фиксаци­ей —

litis contestatio

(засвидетельствование спора, определе­ние предмета тяжбы). С этого момента стороны обладали — в отношении предмета спора — только процессуальными права­ми, тогда как материальные права утрачивались, переходя в другое качество.
Этот момент заслуживает особого внимания: специфика про­цесса как способа формального выражения конфликта интересов состоит именно в том, что в этой процедуре достигается исключи­тельная степень абстракции регулируемых отношений, которая и позволяет обеспечить формальное равенство участников правово­го общения. Какие бы мотивы ни двигали сторонами в их кон­фликте, — передавая дело в суд, они прибегают к посредничеству общества в целом и должны быть поставлены в такое же положе­ние, как и другие члены общества в сходной ситуации. Конкрет­ному конфликту придается форма типичного спора по такому во­просу, и выносится стандартное решение в соответствии с нор­мой, признанной в данном обществе. Таким способом устанавли­вается соответствие притязаний сторон той схеме отношений, ко­торая считается обществом нормальной для данного случая. Тре­бование отдельного лица получает признание на всеобщем уровне, и в этом — значение процесса как способа защиты права.
Разделение судебных функций известно уже во времена XII таблиц, которые предусматривали особый иск —

legis actio per iudicis postulationem

(посредством истребования судьи, — Gai., 4, 17а). В этом случае штрафная сумма в пользу казны не назнача­лась, и стороны, установив предмет спора (nominata causa), испрашивали у магистрата судью. Упрощение на первой ста­дии процесса обусловлено тем, что этот вид legis actio приме­нялся только в случаях, предусмотренных законом: для защи­ты прав из вербальных обязательств (ex stipulatione) и для раздела общего наследства или общего имущества.
Последнее обстоятельство стало известно после находки фрагмента "Институций" Гая (4,17а) в 1933 г. В свете этой ин­формации заслуживает внимания гипотеза, что сферу примене­ния legis actio sacramento in personam составляли обязательства, основанные на fides, для которых существенно установление тес­ной личной связи между контрагентами.
Требуя исполнения долга из sponsio (древнейшая форма stipulatio), истец заявлял:

176
Раздел IV. Защита прав

^ EX SPONSIONE ТЕ MIHI Я УТВЕРЖДАЮ, ЧТО ТЫ ДОЛ-
X MILIA DARE OPORTERE ЖЕН ДАТЬ МНЕ 10 ТЫСЯЧ
АЮ: ID POSTULO AIAS AN НА ОСНОВАНИИ КЛЯТВЕННОЮ
NEGAS? ОБЕЩАНИЯ: СПРАШИВАЮ, ПОД-

ТВЕРЖДАЕШЬ ЛИ ТЫ ЭТО ИЛИ ОТРИЦАЕШЬ?
Если ответчик говорил "АЮ", процесс заканчивался, посколь­ку признание долга в суде (confessio) приравнивалось к осужде­нию (iudicatum). Если же отрицал, истец обращался к претору с просьбой дать судью:
^ QUANDO TU NEGAS, ТЕ РАЗ ТЫ ОТРИЦАЕШЬ, ПРОШУ PRAETOR IUDICEM SIVE AR- ТЕБЯ, ПРЕТОР, ЧТОБЫ ТЫ ДАЛ BITRUM POSTULO UTIDES. СУДЬЮ ИЛИ АРБИТРА.
Процесс переходил на новую стадию, в результате которой судья или присуждал ответчика к исполнению, или оправдывал.
В этой форме важен акцент на causa претензии истца: пред­мет процесса задается (в соответствии с законом) изначально и судья проверяет наличие именно этого правового основания.
К древнейшим исполнительным средствам относится

legis actio per manus iniectionem

(посредством наложения руки), кото­рая применялась в предписанных законом XII таблиц случаях: при неисполнении судебного решения или неуплате признанного долга — aeris confessio (Gai., 4,21; Gell, 20,1,42; 15,13,11), а также при невыполнении наследником особого отказа по завещанию — legatum per damnationem.
Gai., 4,21:

Посредством наложения руки вчи­няли иск о таких делах, о кото­рых каким-либо законом было пред­писано, чтобы судились таким об­разом, например по закону XII таб­лиц об осужденном судебным ре­шением. Этот иск был таков. Ис­тец говорил так: "РАЗ ТЫ ПРИ­СУЖДЕН (или ОБЯЗАН) УПЛА­ТИТЬ МНЕ 10 ТЫСЯЧ СЕСТЕРЦИ­ЕВ, ПОСКОЛЬКУ ТЫ НЕ РАС­ПЛАТИЛСЯ, ПО ЭТОМУ ДЕЛУ Я

Per manus iniectionem aeque his rebus agebatur, de quibus ut ita ageretur, lege aliqua cautum est, veluti iudi-cati lege XII tabularum. Quae actio talis erat: qui agebat, sic dicebat QUOD TU MIHI IUDICATUS (sive DAMNA-TUS) ES SESTERTIUM X MI­LIA, QUANDOC NON SOL-VISTI, OB EAM REM EGO TIBI SESTERTIUM X MILIUM

Глава 1. Процесс посредством законных исков (lege agere) 177
IUDICATI MANUM INICIO, et ^ НА ТЕБЯ, ПРИСУЖДЕННОЮ К
simul aliquam partem corporis УПЛАТЕ 10 ТЫСЯЧ СЕСТЕРЦИЕВ,
eius prehendebat. Nee licebat НАЛАГАЮ РУКУ" и сразу же
ivdicato manum sibi depellere хватал какую-либо часть его тела,
et pro se lege agere; sed vindicem Присужденному не дозволялось
dabat, qui pro se causam agere сбрасывать с себя руку и за себя
solebat; qui vindicem поп dabat, судиться законным образом, но он
domum ducebatur ab actore et давал заступника, который обычно
vinciebatur. брал на себя ведение дела в суде;
того, кто не давал заступника, истец уводил домой и заковывал в цепи.
Судьба неоплатного должника, не нашедшего заступника, свя­зана с утратой личного статуса — capitis deminutio maxima, насту­павшей через следующие 60 дней после увода в дом кредитора (secum ductio). Потеря личной самостоятельности видна уже в том, что лицу, подвергнутому manus iniectio, не дозволялось защищаться от своего имени — с этим и связана необходимость в заступнике (vindex). Наложение руки следует по поводу неисполнения судебного решения (в результате процесса sacramento in personam или per iudicis postulationem), а также при других гипотезах, когда обязан­ность подтверждена в общезначимой форме как особое личное под­чинение кредитору. Наложение руки лишь воплощает эту зависи­мость, от которой должник не освободился уплатой (solutio -развязывание)6. Если первое судебное разбирательство по делу уста­навливает долг (и может быть эффективно заменено другими сред­ствами: aeris confessio, damnatio), — то явка в суд после manus iniectio лишь констатирует ситуацию эффективного подчинения осу­жденного победителю первого процесса. Заступничество носит харак­тер выкупа, и ответчик оказывается в подчинении у пришедшего ему на помощь (Liv., 6,14,5). Эффект первого процесса, таким обра­зом, определяет утрату автономии личности, то есть устанавливает (в соответствующем архаическим представлениям виде) безусловную обязанность в объеме присуждения. Обращение взыскания на лич­ность должника связано с особым характером обязательств, при ко­торых допускалось наложение руки.
Круг ситуаций, при которых исполнение обязательства дости­галось посредством manus iniectio, был затем расширен по анало­гии с гипотезой присуждения — pro iudicato. Lex Publilia (Phi-lonis — 370 г. до н. э.?) предусматривал manus iniectio pro
6 Требовалась и ритуальная процедура освобождения от долга — solutio per aes et libram.

178
^ Раздел IV. Защита прав

iudicato со стороны личного гаранта обязательства (sponsor), ответившего своим имуществом (depensus), против должника, который в течение 6 месяцев не возместил спонсору расходы. Lex Furia de sponsu (конец III в. до н. э.) допускал такую же расправу со стороны спонсора против кредитора, взыскавшего с цего больше положенного (Gai., 4,22).
Другие законы распространяли применение manus iniectio на новые гипотезы, не прибегая к аналогии с iudicatum, и тем самым модифицировали это исполнительное средство так, что ответчик мог защищаться самостоятельно, без заступника (vindex). Этот вид иска называется

manus iniectio pura

(то есть чистая, простая). Он является продуктом интерпретатор-ской работы понтификов, которые нашли возможным изменить текст заявления при manus iniectio, изъяв слова "pro iudicato". Lex Furia testamentaria (II в. до н. э.), который также преду­сматривал наложение руки против того, кто получил отказ по завещанию на сумму свыше 1000 ассов (Plaut., Pers., 1,2,10— 22), не говорил об аналогии с iudicatum (Gai., 4,24). На этом формальном основании впоследствии был осуществлен пере­смотр исполнительной процедуры, вводимой законом. Lex Mar-cia, который датируется 350 г. до н. э., уже предусматривал manus iniectio pura (против ростовщиков для возвращения взысканных процентов).
В дальнейшем lex Vallia (неизвестной даты) предписал, чтобы во всех случаях применения manus iniectio, кроме iudicatum и depensum, исполнительный процесс осуществлялся без участия vindex (Gai., 4,25). В названных исключительных случаях необходимость заступника для предотвращения secum ductio сохранилась до самой отмены процедуры per legis actiones в 17 г. до н. э.
Другая исполнительная форма —

legis actio per pignoris capionem

(посредством захвата залога) — предусматривалась законами XII таблиц для взыскания цены при покупке жерт­венного животного, а также арендной платы за вьючное жи­вотное, если она была необходима собственнику для уст­ройства жертвенного пира (Gai., 4,28; Cato., de agr., 131—132; Serv., Aen., 3,136). На захват залога был управомочен и откуп­щик ренты с общественной земли (ager vectigalis). Эта же форма предусматривалась военными обычаями для обеспече­ния выплаты жалования солдатам, а также денег всадникам на лошадей и фураж (Gai., 4,27).
Хотя захват залога сопровождался произнесением certa verba, он имел ряд особенностей, которые породили среди са-

Глава 1. Процесс посредством законных исков (lege agere) 179
мих римлян сомнения в том, является ли эта форма legis actio: процедура разворачивалась без посредничества магистрата, не требовала присутствия противника и была дозволена в dies ne-fasti (Gai., 4,29). Эта специфика, возможно, связана с тем, что лицо, управомоченное на pignoris capio, действовало именем бога или римского народа, что само по себе задавало публич­ный контекст ситуации.
Новый тип иска —

legis actio per condictionem,

посредст­вом которого истребовалось исполнение обязательства по пе­реносу собственности (dare), — был введен в конце III в. до н. э. законом Силия (lex Silia) для истребования определенной суммы (certa pecunia) и распространен в начале II в. до н. э. законом Кальпурния (lex Calpurnia)7 на гипотезу истребования определенной вещи (certa res). Сфера применения иска выра­жается в самом его названии: condictio — это личный иск о соб­ственности. Недоумение Гая (4,20) по поводу очевидной избы­точности нового процессуального средства — раз dare oportere можно было требовать посредством legis actio Sacramento in personam или per iudicis postulationem — свидетельствует, что уже в его время появление этой legis actio составляло научную проблему. Она не решена и сегодня. Особо следует отметить, что этот иск появляется незадолго до lex Aebutia, утверждав­шего новый тип процесса (параллельный certis verbis agere). Мнение, согласно которому введение нового "законного иска" представляет собой попытку оживить старое судопроизвод­ство, поверхностно: о действенности legis actio per manus iniectionem еще в 46—44 гг. до н. э. свидетельствует lex coloniae Genetivae luliae (c.61). Скорее, нововведение отражает специализацию процессуальных средств, отвечающую новому состоянию правового развития, достигнутому к середине II в. до н. э.
Основная особенность этого иска — абстрактная, независи­мая от causa, формулировка претензии: "AIO ТЕ MIHI X МИЛА DARE OPORTERE: ID POSTULO AIAS AN NEGAS?" ("Я утверждаю, что ты должен мне дать 10 тысяч: я спраши­ваю, подтверждаешь или отрицаешь?"). На отрицательный от­вет следовал вызов: "QUANDO TU NEGAS, IN DIEM TRICENSIMUM TIBI IUDICIS CAPIENDI CAUSA CONDICO" ("Раз ты отрицаешь, я вызываю тебя через тридцать дней явиться для того, чтобы взять судью"). Отсрочка в 30 дней между стадиями процесса была введена в конце IV — начале III в. до н. э. законом Пинария (lex Pinaria).
Этот закон не тождественен lex Calpurnia repetundarum 149 г. до н. э.

180
^ Раздел IV. Защита прав

Глава 2
Процесс посредством формул (per formulas agere)
В 3-й четверти II в. до н. э. lex Aebutia создал законодатель­ную базу для нового вида процесса — per formulas (или per concepta verba). Закон называют Гай (4,30) и Авл Геллий (16,10,8). Наиболее раннее упоминание формулы содержит lex latina tabulae Bantinae. С общепринятой датировкой согласуется эксцентричный эпизод, упомянутый Лабеоном в его комментарии к XII таблицам (Gell., 20,1,12—13). Некий Луций Вераций расхаживал по улицам Рима и бил прохожих по лицу пальмовой ветвью. За ним шел раб с корзиной медных денег, который по приказу господина тут же отсчитывал пострадавшим сумму штрафа в 25 ассов, предусмотрен­ную законом XII таблиц для таких случаев. Такое глумление над за­коном подвигло преторов предусмотреть в эдикте новое судебное разбирательство, которое позволяло дать справедливую оценку пра­вонарушения — actio iniuriarum aestimatoria.
Этот фарс (в историчности которого не позволяет сомневаться авторитет Лабеона) отражает сложившееся несоответствие между нумизматической и правовой ситуациями эпохи. Сумма штрафа могла показаться символической после резкого падения медных денег в цене, которое произошло в 125 г. до н. э.8 Правовая сто­рона проблемы состоит в возможности принудить хулигана, гото­вого отвечать на основании закона XII таблиц, подвергнуться другой судебной процедуре, в которой оценка правонарушения соответствовала бы новой денежной ситуации. Потребовать от преторов немедленного реформирования судебного разбира­тельства можно было только в условиях, когда при организации процесса претор был в состоянии игнорировать форму, основан­ную на законе XII таблиц. Таким образом, в это время преторская форма процесса — per formulas — уже должна была иметь за­конное (предусмотренное посредством lex publica) основание.
Создание параллельных процессуальных средств началось до принятия lex Aebutia, однако именно закон придал преторскому процессу преобладающее значение. Отныне претор был волен не только отказать в цивильном иске, но и навязать сторонам новые правила. Две формы процесса сосуществовали до 17 г. до н. э.,
8 Примечательно, что Гай (Gai., 3,223), сообщая о штрафе в 25 ассов по закону XII таблиц, не может удержаться от комментария: сумма счи­талась достаточным штрафом из-за исключительной бедности (magna paupertate) римлян в архаическую эпоху.

Глава 2. Процесс посредством формул (per formulas agere) 181
когда lex Iulia iudiciorum privatorum (и сходный закон для муни­ципиев) отменил процесс per legis actiones.
Старые иски принимались к рассмотрению, только если наме­чавшееся дело должно было слушаться в суде центумвиров (centumviri), когда требование следовало заявить перед претором в сакраментальной форме (lege agere Sacramento), а также — в случае угрозы ущерба (damnum infectum). Однако в последнем случае можно было прибегнуть к преторской стипуляции и до­биться от соседа, создавшего угрозу, обещания возместить убытки от возможного ущерба. Гай свидетельствует, что рим­ляне предпочитали преторское средство (Gai., 4,31).
Процесс per formulas также имел две стадии: in iure и apud iudicem. Сначала претор, заслушав претензии сторон, давал фор­мулу иска, в которую по просьбе тяжущихся могли быть внесены дополнения. Формула призывала судью вынести решение по де­лу, приняв во внимание указанные факты. После составления формулы следовала litis contestatio (фиксация предмета спора) и процесс переходил к судье, который, действуя на основании предписаний претора, проверял факты и выносил решение по де­лу (iudicatum).
Формула имела фиксированное содержание (concepta verba), но принципиальная обновляемость эдикта позволяла учитывать общественные потребности и давать защиту новым интересам и отношениям. Претор отражал в форме процессуальных средств требования развивающегося правосознания. В составлении фор­мулы участвовали обе стороны, вносившие на основе преторских форм возможные возражения на факты, приводимые противни­ком. Интересы сторон, таким образом, проецировались в план ти­пизированных средств защиты, комбинация которых позволяла пластично выразить специфику конфликта, все время оставаясь в рамках строгого соответствия общезначимым нормам.
§1. Части формулы
Существуют следующие основные части формулы (partes for­mulae): demonstratio, intentio, adiudicatio, condemnatio (Gai., 4,39).
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.