.RU

Мягкая посадка - 3


мой уровень, спрашивать работу с дятлов низкого полета не входит в мои
служебные обязанности, и слава богу. И знать их в лицо мне тоже не по-
лагается. Но все-таки интересно.
Некоторое время сижу неподвижно, тупо гляжу перед собой и давлю в себе
непрошенное чувство жалости. Глупо и неуместно. А к кому жалость - к
этой морде? И почему жалость? - потому что выродок не виноват, выпол-
няя то, что заложено в него природой? Бунтуют гены потомственного ин-
теллигента, переполняются идиотским сочувствием... А ведь эта протоп-
лазма вполне могла меня убить. Да. И убила бы, если бы не дядя Коля.
Страшно подумать - читать лекции в "два-Б". Сто морд с лягушачьими
глазами, сто жвачных рыл... а я им про сигнальные графы Коутса. В гро-
бу они их видели. Буду выписывать формулы, а они на букве "омега" нач-
нут поощрительно ржать, полагая, что я специально для их удовольствия
изобразил задницу. И самое главное - придется поворачиваться к ним
спиной, а это хуже всего. Не дай бог, попадется необорудованная ауди-
тория. Правда, у меня полный зачет по самообороне, не так уж и пло-
хо... Хм. У Ржавченко тоже был полный зачет.
- Рыбин, ко мне.
Субтильный вьюноша, какой-то пришибленный. Лицо хорошее, а взгляд ту-
пее некуда. Но задачу адаптанту решил он, или я ничего не понимаю в
своей профессии и гнать меня надо. Не дятел он, это точно. И заведомо
не адаптант. По-моему, он даже не дубоцефал.
- Ну, выкладывайте.
Пришибленный начинает объяснять, водя пальцем и мучительно подбирая
слова. Экает и мекает. Там, где есть синонимы, он выбирает самый иди-
отский.
- Достаточно,- останавливаю. - Почему вы не учитесь в первом потоке?
Глупо моргает, запускает в нос палец по вторую фалангу включительно и
хлопает ртом, как уловленный карп. Переигрывает.
- Ну хватит, хватит,- жестко говорю я. - Поиграли и будет. Мне все яс-
но. Не хотите быть откровенным - не надо. Вы не дебил и занимаете чу-
жое место. Я буду вынужден сообщить о вас в сортировочную комиссию.
Я вовсе не шучу, и до него это доходит. Сгоняет с лица дурацкое выра-
жение. Затюканность остается.
- Не надо. Пожалуйста, не надо...
Лжедебил косится через плечо, на лице испуг. Настоящий испуг со сфаб-
рикованным я не спутаю.
- Можете говорить, здесь звукоизоляция.
Он сбивчиво объясняет свою ситуацию. Вышибить из меня слезу не пытает-
ся, и мне это нравится. Он не может отправить из города мать и сестру.
Нет, не обязательно на Юг. У них нет возможности уехать. Когда в прош-
лом году он принес документы, то сразу спросил, будет ли рассмотрена
просьба о сдаче экстерном. Его спросили, не считает ли он здесь себя
умнее всех. Ему ответили, что нет. Тогда он обманул сорткомиссию. Он
должен, он обязательно должен окончить институт в два года, больше им
здесь не выдержать. Когда он поедет по распределению, он сможет взять
с собой родных, он узнавал.
Задаю наводящие вопросы, бью в цель. Мать? Да, больна. Нет, это с ней
недавно, после того как сестра попалась к адаптантам и двое суток ее
не могли найти, а так она женщина крепкая... Сестра? Нет, сестренка
жива. Но... В общем, с ней...
Что с ней, я, к сожалению, очень хорошо понимаю.
- Ты вообще в своем уме? - говорю я сначала спокойно-увещевающе, как
старший, который якобы дальше видит и лучше знает. Потом не выдержи-
ваю, луплю кулаком по столу, ору и брызгаюсь: - Умник! Лопух развесис-
тый! Обрадовался - два года! Да с таким дипломом ты всю жизнь будешь
сдувать пыль с вольтметров на какой-нибудь энергостанции в Лабытнанги!
Всю жизнь, до тех пор, пока вы там со своей энергостанцией не вмерзне-
те в лед, это ты понимаешь?
Он уныло кивает. И вдруг начинает с увлечением объяснять, что все не
так страшно, как мне кажется, нужно только уехать отсюда и переждать
несколько лет, а там все непременно изменится, не может быть, чтобы не
изменилось, не бывает такого...
Подобные разговоры длятся пять минут, а устаешь от них, как от трени-
ровки в подвале у дяди Коли. Парень по-своему прав. И я ничего не могу
для него сделать. Только лишь не трясти языком где попало, а ведь пар-
ню большего и не надо... Иногда думаешь, что тот, кто придумал наше
общество, был ненормальным от рождения.
- Идите,- киваю обессиленно. - Зачет. И... удачи вам.
Благодарит. Уходя, оборачивается:
- Простите, Сергей Евгеньевич, а как вы узнали?
- В задаче у вас ошибка,- говорю,- такая дурацкая, что даже талантли-
во.
- Спасибо,- говорит. - Большое вам спасибо. Я приму меры.
И примет. Скорректирует тактику, начнет репетировать перед зеркалом
пускание слюны и больше не попадется. Я таких знаю.
- Довгонос, ко мне!
Очередной экспонат моей кунсткамеры боком выползает из-за стола и бре-
дет ко мне в кабинку. Этот вполне натурален: на лице неизгладимые сле-
ды интеллектуальной недостаточности, с виду ближе к олигофрену, чем к
дебилу, и вонюч вдобавок. Что у него, недержание? Это он хорошо приду-
мал - пойти учиться. Сидел бы лучше дома, ходил бы, если не лень, в
другую кабинку...
А в моей кабинке миазмам некуда деться, кроме как мне в нос.
- Зачет! - кричу. - Пшел! Ф-ф... Вон отсюда! И дверь не закрывай!..
Следующий! Эй, следующий! Кто готов?
Люблю зачеты.

3
Что ценного осталось в институте еще с доледниковых времен, так это
обеденный перерыв и преподавательская столовая. Чисто, опрятно, несу-
етно, салфеточные вигвамы на тарелках, а главное, можно быть почти
уверенным, что под видом голубцов или шницеля тебе не скормят пищевые
дрожжи четвертого сорта и такого же срока лежалости. Здесь все нату-
ральное, по крайней мере я так думаю. А та плесень, говорят, произрас-
тает на нефтяных фракциях, и неплохо, говорят, произрастает. Ну и
пусть себе. На чем ей придется произрастать, когда Глобальная Энерге-
тическая начнет пожирать без остатка все, что горит, хотелось бы
знать. На фекалиях?
Здравая застольная мысль.
Над соседним столиком Гарька Айвакян с кафедры автоматики терзал толс-
тый антрекот. Жевал, тщательно собирал на вилку зелень. Вообще-то он
Гагик, а не Гарик, о чем сам уже вряд ли помнит. Москвич в энном поко-
лении, в смысле родного языка не владеет даже акцентом, так называемой
этнической родины в глаза не видел, и во сне она ему, наверное, не
снится, так он ее пытается уловить через кинзу и всякий прочий силос.
Тоже способ. При моем появлении Гарька отвлекся от этого занятия и
вонзился в меня взглядом.
- Ну,- спросил,- как?
- Изыди,- попробовал отбиться я. - Как обычно.
- А как обычно? - тут же прицепился он.
Я вздохнул.
- Гаденыша одного сегодня отловил. Ржавченко убили. Кретинов опять су-
ют - учи, говорят. Чего тебе еще? Все нормально. А у тебя?
- И у меня нормально,- сказал он и снова включился в борьбу с антреко-
том.
Очевидно, мои новости Гарьку не заинтересовали. Даже странно. Его зе-
ленью не корми, дай выяснить чужую позицию по основным вопросам мироз-
данья. О том, что теснота общения, как вообще всякая теснота, противна
человеческому духу, он думать не хочет и на инспирированную им же гру-
бость не реагирует.
А может, сегодня ему просто-напросто достался жесткий антрекот?
Я не спеша доел голубцы и сунул тарелки в дробилку. Обеденный перерыв
кончался. Я задумался. По идее, мне сейчас следовало поспешать на ка-
федру, и поспешать рысью, потому что мне платят деньги не за то, что я
в столовой думаю о фекалиях, а за то, что я всегда там, где мне нужно
быть, а быть мне сейчас нужно в лаборатории. С другой стороны - я за-
метил, что иду уже медленнее - сегодня мне туда идти как раз не обяза-
тельно, Сельсин скорее всего уже утвердил вместо меня Вацека, так что
плюну-ка я лучше на все отравленной слюной и поеду к Дарье. Тем более
что нынче дополнительное занятие и придут только изгнанные с предыду-
щих лабораторок за неподготовленность разгильдяи да еще хворые с бу-
мажками о хворобах,- эти две категории обучаемых сильнейшим образом
пересекаются. Вацек справится. Не забыть бы поговорить насчет него с
дядей Колей.
Наверное, я все-таки соскучился по нормальным людям - иначе не объяс-
нить, почему я свернул к лабораторному корпусу. Вацек так Вацек. Сей-
час я воспринял бы даже Хамзеевну.
Должно быть, прежде, в былые времена башня лабораторного корпуса смот-
релась неплохо, умиляя прохожих конструктивистскими изысками прошлого
века,- но теперь здорово напоминала гигантский заснеженный пень.
Здесь, сколько я себя помню, расчищали только дорожку перед входом:
во-первых, снегоедам было негде развернуться, а во-вторых, на кафедре
после продолжительных дебатов возобладало мнение, что в снегу теплее.
Снегу навалило по третий этаж, и сквозь могучие завалы, вроде послед-
него привета от утопленников, просачивался слабый оконный свет. По ве-
черам это было даже красиво. Сейчас вокруг корпуса крутился туман: на
Красноказенной со вчерашнего дня яро ломали асфальт и крушили экскава-
тором обогревательные трубы, а зачем - поди пойми. На тротуарах и не
думало подтаивать, лишь стих ветер и все так же падал ленивый снег,
сеялся вертикально черт-те откуда. Он так способен сеяться неделями, я
его знаю, и торопиться ему глупо, у него впереди весь ледниковый пери-
од. Звуки куда-то пропали, было ватно. На вершине монументального суг-
роба мерз почем зря пегий голубь на одной лапе и косился на меня крас-
ным, как у плотвы, глазом. Мало их теперь осталось, но еще живут и,
наверное, размножаются. Это правильно. Тут такое дело, божьи твари:
кто быстрее приспособится, тот и выживет, ясна задача?
Адаптантам она ясна вполне.

4
Пока будет что охранять, будет и охрана. А когда охранять будет нече-
го, она все равно будет. Сначала я предъявил пропуск при входе, потом
у дверей кафедры - там тоже сидела тетка и тоже толстая, как цистерна.
Она меня не знает. Миллион раз мимо нее ходил, а она меня не знает.
Пыхтит, смотрит пропуск, потеет... Интересно, зачем ей кобура с "та-
рантулом", если она свой палец в предохранительную скобу ни за что не
просунет? Увы, генотест подтверждает, что мы с ней (теткой, а не ско-
бой) принадлежим к одному биологическому виду. Жаль.
- Все в порядке, проходите.
Ну, спасибо тебе, родная. Ну, обрадовала.
В лаборатории не нашлось никого, лишь маячил одинокий студиоз, напрас-
но вскочивший с места при моем приближении, зато в лаборантской я нак-
рыл сразу обоих - Вацека и Сашку Столповского, лаборанта. Сашка сидел
за столом и что-то строчил на листе бумаги.
- А, дети подземелья! - сказал я. - Сачкуем?
- Гы! - сказал Сашка и не поднял глаз. Вацек робко улыбнулся. Робко и
виновато.
Когда мне с ним не бывает неловко, он меня раздражает. Ему нужна на-
качка, как лазеру, а пока накачки нет, Вацек так и будет стоять и улы-
баться. Заставить Сашку работать он не может, а оставить лодыря в по-
кое ему мешает принадлежность к породе выпрямителей пизанских башен.
По-моему, прогресс гораздо чаще рождается не в борьбе идей, а в мучи-
тельном перетягивании каната на уровне классических инстинктов.
- Ну?
- Сейчас, сейчас,- сказал Сашка. - Я скоренько.
Я уже понял, что он пишет. Сегодня он был опять пойман на входе как
злостно опоздавший и препровожден в караульное помещение - очень зря.
Сашка был задирист и мстителен. Такого он не прощал и уже успел отос-
лать Сельсину ядовитую объяснительную, а теперь потел над докладной в
адрес начальника охраны. Я пробежал бумагу вполвзгляда. Документ был
неотразим и изобличал всю гнусную подноготную вахтерши, "которая из-за
явно неполного служебного соответствия, выражающегося в служебной мед-
лительности, допускает образование при входе в корпус очереди мерзну-
щих сотрудников вследствие непрерывного рассказывания означенной вах-
тершей анекдотов сомнительного свойства и обсуждения интимной жизни
начальника охраны непосредственно в рабочее время", а также - это все
знают - бегает за пивом в буфет, бросая свой пост. Были в бумаге и
трогательные слова о добросовестности, о попранном служебном долге, о
палках, торчащих в колесах Глобальной Энергетической и о поврежденной
электрической плитке, используемой в нарушение противопожарной инс-
трукции от 18 ноября 2027 года.
- Силен,- сказал я. - Тебе бы должность - был бы страшен.
- Угу,- сказал Сашка. - Естественно. Вследствие служебной медлитель-
ности.
- Бросай рукоделие. Студенты ждут.
- Много? - испуганно спросил Вацек.
- Много не много, а один ждет. Может, и еще подойдут. Ты чего уши раз-
весил? Бери этого лодыря за зебры, чтоб бумагу не изводил, и тащи. Ему
вкалывать надо.
- А в Канаде мамонта оживили,- вдруг сказал Сашка. - Вы не слышали?
- Нет,- сказал Вацек.
- По экрану показывали,- сказал Сашка и даже облизнулся в предвкуше-
нии. - Что, никто не видел? Ну, так я вам расскажу. Пять лет генокод
читали, пока разобрались. Своих-то мамонтов они еще в палеолите всех
повыбили, так наши им по линии добрососедства от Березовского, музей-
ного - полхвоста за валюту, неужели не слышали? Сделка века! Ну, дол-
го, я вам скажу, они мыкались, пока своего не воспроизвели. У них там
целая программа была: первый зверь экспериментальный, а потом, значит,
нарастить поголовье и пустить вольным выпасом по всей Канаде, чтобы
мясо всегда свежее. Коровы, свиньи повымерзли - так? Так. Это раз. Мя-
са всем хочется - два. Овцебыки ихнии - мелочь с рогами, там смотреть
не на что. Мамонту в подметки не годятся. Ну, вырастили, значит, ка-
надцы мамонта в лаборатории, так он им все приборы ногами передавил, и
пришлось его раньше времени из-под контроля на вольный выпас. А он там
взял да и сдох через два дня.
- Замерз? - хмыкнул я.
- Напутали с генокодом? - спросил Вацек.
- Куда там! Начал было этот мамонт снег в лесу клыками разрывать, тра-
ву искал. А под снегом в том месте черт знает с каких времен - капкан
на гризли, ржавый. Но сработал: хлоп - хобота нет. Напрочь. Мамонт от-
дельно, а хобот отдельно. А кому нужен мамонт с хоботом отдельно? В
таком виде он сам себе не нужен. Потосковал-потосковал и помер. Канад-
цы в шоке: исходного материала-то у них совсем не осталось. А вторую
половину хвоста мы им продать отказались, как ни упрашивали. Во-пер-
вых, она оказалась слоновьей, а во-вторых, самим нужна.
Вацек принужденно улыбнулся.
- Болтун,- сказал я. - Мамонты ему, бездельнику. Ты мне зубы не заго-
варивай. Ты мне лучше вот что скажи: когда на четвертом стенде коллек-
тор искрить перестанет?
- А он разве искрил? - удивился Сашка. - Ну ладно, ладно, верю. И...
что?
- А ты не догадываешься?
- Почистить?
- Вот именно.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.