.RU

Глава 6 - «Последний Страж»: Азбука классика; спб.; 2006


Глава 6



Эгвинн и Заргерас



Медивх отсутствовал целую неделю, и для Кхадгара время не прошло даром. Он полностью переселился в библиотеку и велел Мороузу приносить еду туда. Иногда он даже не ночевал в своей комнате, устраиваясь спать прямо на огромном библиотечном столе. Он наконец то вышел на охоту за видениями.

Его собственная корреспонденция оставалась без ответа, а он в это время погружался в глубины древних фолиантов и колдовских книг в поисках ответов на вопросы о времени, свете и магии. Его предыдущие отчеты вызвали моментальный отклик у магов Фиалковой Цитадели. Газбах хотел, чтобы он перевел эпическую поэму об Эгвинн. Леди Дель заявила, что ей незнакома ни одна из книг, список которых он ей прислал, – не мог бы он вновь прислать его, на этот раз сопроводив каждое заглавие первым абзацем соответствующего сочинения, чтобы она могла знать, о чем идет речь? А Алонда пребывала в твердокаменной уверенности, что где то на свете все же есть пятая разновидность троллей и что Кхадгар, очевидно, попросту не смог найти нужных бестиариев. Молодой маг, не задумываясь, убрал подальше их письма, чтобы пуститься в собственные поиски, ища способ приручить видения.

Ключом к необходимому заклинанию, по видимому, должно было быть простое заклятие дальновидения – ворожба, даровавшая магу возможность видеть отдаленные объекты и события, происходящие вдалеке от него. Книга по священной магии описывала его как заклинание «святого видения», однако у Кхадгара оно работало не хуже, чем у клириков. Если это божественное заклинание имело власть над пространством, то, возможно, с некоторыми изменениями оно будет действовать и на время? Ведь время в башне не подчиняется законам вселенной.

В стенах Карахана время работало как песочные часы, и выделить отдельный кусочек раздробленного времени не составляло проблемы. А если ему удастся зацепить на крючок одну крупинку времени, потом будет гораздо легче присоединить к этой крупинке и другие.

Если кто либо и пытался проделать что либо подобное в стенах башни Медивха, никаких записей Кхадгар не нашел, разве что они были заключены в наиболее защищенных томах, размещавшихся на железном балконе. Как ни странно, в заметках, сделанных рукой самого Медивха, не проявлялось никакого интереса к видениям, хотя они играли главную роль в записях других посетителей. Хранил ли Медивх эту информацию в ином месте, или его действительно больше интересовали события за стенами цитадели, нежели то, что происходило внутри нее?

Перенастройка заклинания для новой цели была непростой задачей. Мало было изменить одну две формулировки или добавить пару новых пассов. Она требовала глубокого и точного понимания того, как именно работает это колдовство, что и как оно раскрывает. Если изменить движение рук или перепутать благовония, скорее всего, ничего не выйдет. Энергии рассеются, не принеся никому вреда.

Кхадгар обнаружил, что, если неверное заклинание привело к сколько нибудь эффектному результату, это указывает на то, что оно было весьма близко к тому заклинанию, которое необходимо в данном случае. Магические силы всегда пытаются помочь заклинателю, хотя иногда результат не оправдывает ожиданий мага.

Кхадгар опасался, что Медивх в любую минуту может вернуться, вихрем влететь в библиотеку в поисках какой нибудь зачитанной эпической поэмы или другой мелочи. Хватит ли у него духу признаться наставнику, на что потратил все это время? А если хватит, то как отреагирует Медивх? Возможно, запретит заниматься подобными изысканиями.

Через пять дней Кхадгар почувствовал, что работа над заклинанием близка к завершению. Основа осталась той же, что и в заклинании дальновидения, но теперь она была усилена случайным фактором, позволявшим заклинанию проходить сквозь материю и выискивать бреши во времени, существовавшие, по видимому, внутри башни. Кусочки затерянного времени всегда немного более яркие, немного более теплые или попросту немного более странные, нежели настоящее, и благодаря этому привлекут на себя всю мощь нового заклинания.

Его заклинание поможет не только видеть, но и слышать, что происходит в оторвавшемся от прошлого или будущего кусочке времени.

К вечеру пятого дня Кхадгар закончил свои вычисления – перед ним лежали всевозможные заклинания, управляющие силой и сведенные к единой простой формуле. Если что то пойдет не так и случится непоправимое, то Медивх сможет определить, что здесь произошло.

У Медивха, разумеется, имелся полный запас различных артефактов, необходимых для заклинаний, включая кладовку с ароматическими и волшебными травами, а также лапидариум с дроблеными полудрагоценными камнями. Из камней Кхадгар выбрал аметист, чтобы начертить магический круг, и расположил поверх него крест накрест руны из измельченного розового кварца. Он еще раз перечитал слова заклинания и повторил необходимые жесты. И вот, одетый в чародейскую мантию, он вступил в магический круг.

Кхадгар не спешил, необходимо было успокоиться. Это было не какое нибудь поспешное заклинание на поле боя или импровизированная мистификация. Здесь он имел дело с могущественной магией. Если бы такое заклинание прозвучало в стенах Фиалковой Цитадели, оно моментально спустило бы с цепи охранные заклятия других магов, заставив их мчаться к нему со всех ног.

Юноша набрал в грудь воздуха и принялся за дело.

В голове возник теплый, сияющий шар энергии. Он ощущал, как она сгущается внутри него, как по поверхности шара пробегает радужная рябь. Это было ядро заклинания, которое обычно быстро высвобождалось, чтобы изменить реальный мир по желанию заклинателя.

Кхадгар наделил энергетический шар желаемыми атрибутами, позволявшими отыскать в башне зачарованные кусочки времени, отобрать из них нужные и соединить их в единое видение. Эти мысленные образы просочились в воображаемую сферу, стоявшую перед его внутренним взором, и сфера в ответ загудела, ожидая команды.

– Принеси мне видение, – произнес молодой маг. – Принеси мне видение юного Медивха.

Со звуком разбивающегося об пол яйца магический шар исчез из его головы, проникнув в реальный мир, чтобы выполнить свою задачу. Раздался шум, и Кхадгар, оглядевшись, обнаружил, что библиотека начала преображаться, как уже было прежде: видение медленно входило в его пространство и время.

Лишь почувствовав, как вокруг внезапно похолодало, Кхадгар понял, что вызвал не то видение.

Это был холодный поток воздуха, внезапно пронесшийся по комнате, словно кто то забыл закрыть окно. Из простого сквозняка он быстро превратился в холодный ветер, а затем в арктический ураган. И, несмотря на то, что он знал, что это всего лишь иллюзия, Кхадгар содрогнулся.

Стены библиотеки расступились, и видение окружило молодого мага. Пронзительный ветер пронесся среди книг и манускриптов, застилая их толстым, плотным снежным покрывалом. Очертания столов, стульев и книжных полок начали расплываться и наконец, рассеялись во вьюжном потоке тяжелых, пушистых хлопьев снега.

Кхадгар стоял на склоне холма, его ноги по колено увязали в сугробе, но не оставляли следов. Он был призраком в этом видении.

Тем не менее, от его дыхания в морозный воздух врывались белые клубы пара. Справа находилась небольшая рощица темных вечнозеленых деревьев, пригнутых к земле снежным бураном. Слева виднелся огромный белый столп. Кхадгар сперва принял его за меловой утес, но потом понял, что это был лед – словно кто то взял замерзшую реку и поставил ее дыбом. Эта ледяная река была не ниже даларанских гор; над ней парили маленькие черные фигурки. Видимо, орлы или ястребы, хотя, если они действительно находились рядом с ледяным утесом, они должны были быть невероятных размеров.

Прямо перед ним простиралась долина, а вверх по долине двигалась армия.

Проходя, армия оставляла за собой размазанный черный след, словно ползущий слизень. Воины были одеты в красное, на головах красовались большие рогатые шлемы, на плечах длинные черные плащи с высоким воротом. По видимому, это были охотники, поскольку вооружены они были чем попало.

Во главе воинства шел предводитель со штандартом в руках; на его пику была нанизана чья то оторванная голова. Сначала юноше показалось, что это голова уже знакомого ему зеленокожего орка, но потом он обомлел, поняв, что видит голову дракона.

Он видел череп дракона в Фиалковой Цитадели, но даже не думал, что ему когда либо доведется еще раз увидеть голову этого существа, да еще недавно сидевшую на живом теле. Насколько же далеко в прошлое унесло его видение?

Огромные воины выкрикивали какие то слова. Их вопли напоминали походный марш, но с тем же успехом могли быть и просто потоком проклятий или боевым кличем. Голоса звучали глухо, словно доносились со дна огромного колодца, но Кхадгар их слышал, и это уже было хорошо.

Лишь когда они подошли ближе, Кхадгар понял, кто это такие. Рогатые шлемы не были шлемами – это были их собственные рога. Их плащи не были одеждой – это были огромные крылья, как у летучих мышей, торчавшие у них из спины. Их красные доспехи были их собственной плотью, жесткой и горячей, раскаленной изнутри и растапливавшей снег.

Это были демоны, существа, знакомые ему по лекциям Газбаха и брошюрам, найденным у Корригана. Чудовищные твари в своей кровожадности и любви к жестокости превосходили даже орков. Их огромные мечи с широкими клинками были окрашены красным, и теперь Кхадгар разглядел, что их тела также были запятнаны кровью.

Они бывали здесь – где бы и когда бы это ни происходило – и они охотились на драконов!

Позади него раздался мягкий, приглушенный звук, не громче шороха шагов по мягкому ковру. Кхадгар оглянулся и увидел, что на холмике, возвышавшемся над равниной, он был не один.

…Она появилась совершенно незаметно, застав его врасплох; но если даже она и видела его, то не обратила ни малейшего внимания. Так же как и демоны, которые казались воплощенным проклятием этой земли, она распространяла вокруг себя ощущение величия и силы, но у нее это была чистая, сверкающая сила, окутывавшая ее фигуру и постепенно усиливавшаяся по мере того, как она скользила над поверхностью снега. Несмотря на то что она была реальной в этом видении, ее белоснежные кожаные сапожки оставляли на снегу лишь легчайшие отпечатки.

Она была высокой и властной и не испытывала никакого страха перед омерзительными охотниками. Ее одежда была такой же ослепительно белой, как лежавшая вокруг снежная равнина. На ней была кольчуга, набранная из маленьких серебряных чешуек. За ее плечами билась на ветру просторная пелерина из белого меха с капюшоном, подбитая зеленым шелком и заколотая у горла большим зеленым камнем под цвет ее глаз. Светлые волосы были распущены и удерживались лишь серебряной диадемой. Казалось, что холод приносит ей меньше неудобств, чем даже призрачному Кхадгару.

Внимание юноши было приковано к ее глазам – зеленым, как летняя листва; зеленым, как полированный нефрит; зеленым, как океан после шторма. Кхадгар узнал их, ибо он уже побывал под пронзительным взглядом таких же глаз – глаз ее сына.

Это была Эгвинн – мать Медивха, могущественная, считавшаяся даже бессмертной волшебница, успевшая при жизни стать легендой.

Кхадгар, по видимому, понял, куда он попал. Это была битва Эгвинн с ордами демонов, легенды о которой сохранились лишь во фрагментах, в строфах эпической поэмы на книжной полке в библиотеке башни.

Кхадгар вдруг понял, почему допустил ошибку. Медивх спрашивал этот свиток перед своим уходом, в последний раз, когда Кхадгар его видел. Не могло ли заклинание обратиться не туда, пройдя через наиболее близкий по времени образ самого Медивха и от него в ту самую легенду, которая его интересовала?

Эгвинн, нахмурившись, разглядывала демонов, маршировавших перед ней, по лбу ее пролегла глубокая морщина. Нефритовые глаза вспыхнули, и Кхадгар понял, что в сердце этой женщины зреет буря.

Ее гнев недолго ждал выхода. Эгвинн подняла руку, проговорила короткую монотонную фразу, и с кончиков ее пальцев сорвалась молния.

Это был не обычный мистический удар, это не походило даже на самый сильный разряд летней грозы. Это был сплошной поток стихийной энергии, дутой пронзивший морозный воздух и нашедший свою цель в застигнутых врасплох рядах демонов. Воздух, через который прошел разряд, раскололся, резко запахло свежестью, и он с громом устремился в пространство, на короткий момент заполнившееся молнией. Невзирая на то что Кхадгар знал, что он здесь лишь фантом, что все это иллюзия, несмотря даже на то, что звук был приглушен, ученик мага непроизвольно зажмурился и пригнулся к земле, спасаясь от вспышки и металлического грохота мистического разряда.

Удар поразил предводителя воинства – того, что нес штандарт с головой огромного зеленого дракона. Он испепелил демона на месте, а те, кто окружал его, были сбиты с ног и попадали в снег, словно горячие уголья. Некоторые из них больше не встали.

Однако часть охотничьего отряда, по случайности или умышленно, оказалась в стороне от области воздействия заклинания. Эти демоны, каждый из которых был размером с десятерых человек, съежились от испуга, но страх длился лишь мгновение. Самый крупный из них проревел какую то команду голосом, звучавшим как надтреснутый железный колокол, и половина демонов взмыла в воздух, устремившись к тому месту, где стояла Эгвинн (а с ней и Кхадгар). Оставшаяся половина вытащила тяжелые, сделанные из черного дуба луки и железные стрелы. Оказавшись в воздухе, стрелы тут же загорелись, и на чародейку обрушился огненный дождь.

Эгвинн даже не вздрогнула. Она лишь подняла руку и взмахнула ею, словно сметала перед собой пыль. Все пространство между ней и ливнем пылающих стрел взорвалось стеной голубоватого пламени, поглотившей горящие стрелы, как вода.

Однако ливень стрел служил лишь прикрытием для атакующих – они прорвались сквозь стену голубого огня сразу же, как только та начала таять, и посыпались на Эгвинн сверху. Их было не меньше двадцати, и все они были гигантами, закрывавшими своими огромными крыльями небо.

Кхадгар взглянул на Эгвинн и увидел, что женщина улыбается. В этой улыбке было знание и уверенность в себе. Молодой маг уже видел эту улыбку на лице Медивха, когда они сражались с орками. Она была более чем уверенной.

Кхадгар посмотрел вниз, в долину, где еще оставались лучники. Те, оставив бесплодные попытки поразить чародейку своим оружием, собрались вместе и принялись петь заклинания, звучавшие как низкое монотонное гудение. Воздух вокруг них задрожал, и в реальности образовалась дыра, черная и зловещая на фоне девственной белизны снега. И из этой дыры посыпались новые демоны – создания самой разнообразной наружности, со звериными мордами, с пылающими глазами, с крыльями летучих мышей, насекомых и огромных птиц падальщиков. Появляясь, демоны тут же присоединялись к общему хору, и отверстие в реальности раскрывалось все шире и шире, извергая из себя в морозный воздух все новых и новых исчадий Нижнего Потока.

Эгвинн не обратила на заклинателей и вновь прибывших демонов никакого внимания, сосредоточившись на тех, что падали на нее сверху.

Она провела над собой рукой с обращенной вверх ладонью. Половина нападавших обратилась в лед, и все демоны попадали на землю. Те, что оказались заморожены, ударившись о землю, с нестройным звоном разлетелись на тысячи осколков. Те, которые остались в живых, приземлились с тяжелым стуком и вновь поднялись на ноги, вытаскивая свое залитое кровью оружие. Их было десять.

Эгвинн сжала левую руку в кулак, прижав его к повернутой вверх правой ладони, и четверо из выживших расплавились на месте; их ярко красное мясо слезло с костей, и они осели в снег, не прекращая вопить до тех пор, пока разлагающиеся глотки не заполнились их же собственной иссохшей плотью. Осталось шестеро.

Эгвинн сделала движение, словно хватала что то в воздухе, и еще трое демонов взорвались – их внутренности превратились в тучи насекомых, которые вырвались наружу, раздирая их плоть. Эти не успели даже вскрикнуть, настолько внезапно все произошло. Рой комаров, пчел и ос, в которых обратились их тела, с оглушительным гулом устремился к лесу. Осталось трое.

Эгвинн развела ладони в стороны, и конечности одного из демонов были оторваны от туловища невидимыми руками. Осталось двое. Эгвинн подняла два пальца, и еще один демон обратился в песок, оставив после себя в холодном воздухе лишь исчезающее проклятие.

Последний. Это был самый крупный из демонов, их предводитель – тот, что зычным ревом отдавал приказания. Теперь Кхадгар мог видеть, что его голая грудь была вся исполосована шрамами, а одна глазница пустовала. Уцелевший глаз чудовища горел ненавистью.

Демон не стал нападать на Эгвинн. Не нападала и она. Какое то время они стояли, застыв друг напротив друга, в то время как долина внизу продолжала наполняться жуткими тварями.

Наконец гигант раскрыл свою пасть. Кхадгар ясно слышал его голос, хотя он и доносился словно бы издалека.

– Ты в дураках, Страж Тирисфала, – прорычал он, неуклюже произнося непривычные ему человеческие слова.

Эгвинн рассмеялась, и её смех был острым и звонким, словно стеклянный кинжал.

– Так ли, отродье зла? Я пришла, чтобы испортить вам охоту. И мне кажется, у меня это неплохо получилось!

– Твоя самоуверенность оставила тебя в дураках, – повторил демон. – Пока ты сражалась с какой то горсткой, мои собратья призвали других. Легион других! Они все здесь, до последнего злого духа и самого мелкого демона, все кошмары и гончие призраки, все темные повелители и капитаны Пылающего Легиона! Все они явились сюда, пока ты сражалась лишь с жалкой их частью!

– Я знаю это, – спокойно ответила Эгвинн.

– Ты знаешь? – проревел демон с утробным хохотом. – А тебе известно, что ты здесь одна в пустыне, а против тебя поднялись все демоны до единого? Это ты знаешь?

– Да, знаю, – повторила Эгвинн, и в ее голосе звучал смех. – Я с самого начала знала, что вы призовете на помощь столько своих сообщников, сколько сможете. Страж для вас – слишком заманчивая цель, чтобы устоять перед искушением.

– Ты знала? – вновь проревел демон. – Ты знала – и все же пришла сюда, одна, в это заброшенное место?

– Я знала. Но я не говорила, что пришла одна.

Она щелкнула пальцами, и небо потемнело, словно с земли взвилась огромная стая птиц, закрыв крыльями солнце.

Только это были не птицы – это были драконы. Кхадгар даже не представлял себе, что в мире может существовать столько драконов! Они парили на своих громадных крыльях, ожидая, пока Страж подаст им сигнал.

– О, порождение зла, исчадие Пылающего Легиона, – произнесла Эгвинн. – Это ты оказался в дураках!

Предводитель демонов издал яростный вопль и поднял свой залитый кровью меч, но Эгвинн опередила его. Она вытянула вверх руку с тремя поднятыми пальцами, и покрытая шрамами грудь нечистого духа испарилась, оставив в воздухе лишь облако кровавых капелек. Его мускулистые руки упали, ноги, более ни к чему не прикрепленные, подогнулись, и все, что осталось от демона, осело на землю бесформенной грудой. Его голова, на лице которой отразилось только ошеломленное удивление, отлетела в сторону и утонула в тающем снегу.

Очевидно, это послужило сигналом для драконов, поскольку они тут же набросились на скопище злобных тварей. Огромные крылатые животные пикировали на них со всех сторон, изрыгая огонь из отверстых пастей. Первые ряды демонов в одно мгновение были уничтожены, обратившись в кучки пепла, в то время как остальные еще пытались вытащить оружие, применить собственные заклинания или хотя бы скрыться с поля битвы.

Уцелевшие демоны продолжали выкрикивать заклинание, теперь это была страстная мольба, призывный вопль. Здесь собрались наиболее могущественные чародеи, которые пытались объединить свои способности, пока те, кто находился с краю, отражали атаку драконов ценой собственных жизней.

Демоны перегруппировались и ринулись в ответную атаку, и теперь драконы начали падать с неба, пронзенные железными стрелами и пылающими дротиками, отравленные магическими зельями и сведенные с ума кошмарными видениями. И, тем не менее, кольцо вокруг демонов все более сужалось, и вопли заклинателей, доносившиеся из середины, становились все более отчаянными и нечленораздельными.

Кхадгар посмотрел на Эгвинн – она неподвижно стояла в снегу, ее кулаки были сжаты, зеленые глаза сияли могуществом, а губы сложились в ужасную усмешку. Она тоже читала заклинание – нечто темное и нечеловеческое, так что даже Кхадгар не мог его распознать. Она боролась с заклинанием, которое пытались завершить демоны, но при этом из него же и черпала энергию, обращая вспять поток заключенной в нем мистической силы, подобно тому, как изгибают и укладывают слоями сталь молодого клинка, чтобы сделать его более крепким и неуязвимым.

Вопли демонов заклинателей стали исступленными, и сама Эгвинн уже тоже кричала, окруженная сияющим нимбом энергии, с разметавшимися за спиной волосами. Наконец она подняла обе руки и выкрикнула последние слова своего заклинания.

Посреди орды демонов блеснула вспышка – в самом центре, как раз там, где пели, вопили и молились их заклинатели. В ткани мироздания образовалась брешь; на этот раз она пылала огнем, словно открылась дверь в само солнце. Из нее спиральными потоками хлынула энергия. У демонов не хватило времени даже на то, чтобы вскрикнуть, – она мгновенно охватила их, испепелив дотла, и лишь остаточное изображение на сетчатке глаза могло подтвердить, что они вообще существовали.

Все демоны были уничтожены, а с ними и несколько драконов, подобравшихся слишком близко к центру демонического скопища. Они попали под заклинание, как мотыльки в язык пламени, и так же мгновенно сгорели.

Эгвинн испустила хриплый вздох и улыбнулась. Это была улыбка волка, улыбка хищника, улыбка победителя. На месте орды демонов теперь возвышался столп дыма, поднимавшийся к небесам и собиравшийся там в огромное облако.

Но вот на глазах у Кхадгара это облако начало сплющиваться и стягиваться внутрь себя, становясь все более темным и густым, словно наковальня грозовой тучи. И по мере того как туча росла, она становилась все плотнее, а ее сердцевина – все чернее, приобретая при этом лилово черный оттенок.

И Кхадгар увидел, как из потемневшей тучи появляется божество.

Это была фигура титана, гораздо больше любого мифического гиганта, любого из драконов. Его кожа блестела, словно он был отлит из бронзы. На нем были черные доспехи из обсидиана. Окладистая борода и спутанные волосы состояли из языков пламени, а над темным лбом торчали громадные рога. Его глаза были цвета самой Бездонной Пучины. Широко шагая, он вышел из тучи, и земля сотряслась от его шагов. Он держал огромное копье с вырезанными на нем рунами, с которого капала пылающая кровь, а его длинный хвост венчал огненный шар.

Оставшиеся в живых драконы в страхе бежали с поля битвы в сторону темного леса и отдаленных утесов. Кхадгар не мог их винить. Вся сила, какую скрывал в себе Медивх, все огромное могущество, которое выказала здесь его мать, были подобны лишь двум маленьким свечкам по сравнению с дикой мощью этого повелителя демонов.

– Заргерас! – прошипела Эгвинн.

– Страж, – прогремел демон голосом, подобным бушующему океану. Стоявшие в отдалении ледяные утесы рассыпались от его мощи.

Эгвинн выпрямилась во весь рост, откинула выбившуюся прядь светлых волос и проговорила:

– Я сломала твои игрушки. Здесь тебя ждет конец. Беги, пока еще жив!

Кхадгар взглянул на нее как на сумасшедшую. Эгвинн была истощена сражением почти так же, как он сам после битвы с орками. Несомненно, этот титанический демон мог видеть ее насквозь. В эпической поэме говорилось о победе Эгвинн, но не придется ли ему, вопреки преданию, стать свидетелем ее смерти?

Заргерас лишь усмехнулся, однако его голос раскатился по окрестностям, прижимая Кхадгара к земле.

– Время Тирисфала заканчивается, – произнес он. – Скоро этот мир склонится перед натиском Легиона.

– Этого не случится, пока есть Страж, – ответила Эгвинн. – Пока жива я или те, кто придет после меня. – Ее пальцы слегка согнулись, и Кхадгар понял, что она собирает в себе энергию, призывает все свое умение, свою волю, свои силы для решающей атаки.

Помимо воли Кхадгар сделал шаг назад, затем другой, затем третий. Если его старшее «я» могло наблюдать за ним в том видении, если его видел молодой Медивх, разве не могли и эти двое, обладавшие столь великим могуществом, также увидеть его?

Или, возможно, он был слишком мал, чтобы его замечать?

– Сдайся, – предложил Заргерас. – Мне пригодится твоя сила.

– Никогда! – ответила Эгвинн, крепко сжимая кулаки.

– Что ж, тогда умри, Страж, и пусть твой мир умрет вместе с тобой, – произнес титан, поднимая свое окровавленное руническое копье.

Эгвинн подняла обе руки и испустила крик – наполовину проклятие, наполовину молитву. Пылающая многоцветная радуга сорвалась с ее ладоней – радуга цветов, невиданных в этом мире, – и, змеясь, устремилась вверх, словно живая молния. Она ударила в грудь Заргераса, словно кинжал.

Кхадгару она показалась столь же незначительной и неопасной, как стрела, выпущенная из лука по кораблю. Однако Заргерас пошатнулся под ударом, отступив на полшага назад, и уронил копье. Оно ударилось о землю, словно упавший метеорит, и снег заколыхался под ногами Кхадгара. Он упал на одно колено, но тут же вскочил, чтобы не потерять из виду повелителя демонов.

На том месте груди, что было поражено заклятием Эгвинн, расползалось пятно темноты. Нет, не темноты, – скорее это была стужа: раскаленная бронзовая плоть демона титана умирала, остывая и превращаясь в холодную инертную материю. Пятно распространялось от центра его груди со скоростью лесного пожара, оставляя мертвую плоть.

Удивление сменилось тревогой, а затем страхом, когда Заргерас смотрел, что происходит с его плотью. Подняв руку, он притронулся к пораженному месту – и заклинание перекинулось на нее, превращая в безжизненную массу холодного черного металла. Тогда Заргерас сам начал читать заклинание, собрав воедино всю свою энергию, чтобы обратить этот процесс вспять, поставить плотину на пути наводнения, затушить пожирающий его пожар. Его слова звучали все более горячо и страстно, его еще не поврежденная кожа засверкала новой энергией. Он сиял подобно солнцу, он выкрикивал проклятия, в то время как темный холод подбирался к тому месту, где должно было находиться сердце.

А затем сверкнула еще одна вспышка, на этот раз не менее яркая, чем та, что поглотила армию, – вспышка, исходившая из тела самого Заргераса. Кхадгар отвернулся, переведя взгляд на Эгвинн: она наблюдала за тем, как огонь и тьма пожирают тело ее врага. Это сияние затмило свет самого дня, и за спиной волшебницы вытянулись длинные тени.

Наконец все было кончено. Кхадгар моргнул, возвращая ослепленным глазам способность видеть. Он вновь повернулся к долине – и увидел титаническую фигуру Заргераса, неподвижную, словно железная статуя. Вся его мощь была выжжена дотла. Растопленная арктическая мерзлота начала проседать под его тяжестью, и вот его уже мертвое туловище медленно накренилось вперед и рухнуло, единой глыбой вминаясь в землю. Это произошло совершенно беззвучно.

Эгвинн засмеялась. Кхадгар посмотрел на нее: она была смертельно бледна, как от истощения, так и от безумия. Она потерла руки, хихикнула и двинулась вниз по направлению к поверженному гиганту. Кхадгар заметил, что женщина больше не скользит легким перышком по снежной поверхности, а тащится сквозь сугробы, спускаясь вниз по холму.

Как только она отошла от него, воздух заколыхался. Снег начал испаряться, оставляя густые облачка пара, и понемногу вновь проявились призрачные контуры книжных полок, верхней галереи, стульев и столов.

Юноша шевельнулся, поворачиваясь туда, где стоял его стол, и в то же мгновение все снова встало на свои места. Библиотека неожиданно и уверенно вновь заявила о своей реальности.

Кхадгар выдохнул облачко пара и потрогал свое лицо. Кожа была прохладной, но не замерзшей. В целом заклинание сработало неплохо. Оно все же притянуло к нему видение, хотя и не то, которое он хотел. Вопрос был лишь в том, что именно пошло не так и как это можно исправить.

Молодой маг протянул руку к своему мешочку, достав оттуда чистый лист пергамента и инструменты для письма. Он взял стило с новеньким металлическим перышком, растопил в чашке кусочек осминожьих чернил и принялся быстро набрасывать на пергаменте все, что с ним произошло, от момента, когда он прочел заклинание, вплоть до того, как Эгвинн ушла прочь, проваливаясь в снег.

Он все еще работал, когда в дверях послышалось покашливание – сухое и безжизненное, словно кашлял мертвец. Кхадгар был настолько поглощен своими мыслями, что не обратил на шум никакого внимания, пока Мороуз не кашлянул еще раз.

С некоторой досадой юноша поднял голову. Он как раз собирался записать что то важное, когда его отвлекли. Что то прятавшееся в самом потаенном уголке его мозга.

– Маг вернулся, – сообщил Мороуз. – Хочет, чтобы ты поднялся к нему в обсерваторию.

Кхадгар с минуту глядел на управляющего пустым взглядом, прежде чем понял, что от него хотят.

– Медивх вернулся? – наконец проговорил он.

– Ну да, я же сказал, – просипел Мороуз, словно бы нехотя выговаривая слова. – Ты должен лететь с ним в Штормбург.

– В Штормбург? Я? Почему? – удивился Кхадгар.

– Ты его ученик, вот почему, – презрительно прохрипел Мороуз. – Обсерватория, верхний этаж. Я уже вызвал грифонов.

Кхадгар посмотрел на пергамент – строчка за строчкой, написанные убористым почерком, излагали случившееся во всех деталях. Было что то еще, о чем он позабыл.

– Сейчас, сейчас. Мне только надо собраться. И кое что закончить здесь.

– Можешь не торопиться, – ответил управляющий. – Это ведь всего лишь маг, который хочет, чтобы ты летел с ним в Штормбург. Ничего особенного. – И Мороуз вновь растворился в темноте коридора. – Верхний этаж! – донесся оттуда его голос, словно к нему пришла запоздалая мысль.

«Штормбург! – думал Кхадгар. – Замок короля Ллана». Что могло случиться такого значительного, чтобы ему необходимо было туда явиться? Может быть, от него требовался отчет о схватке с орками?

Кхадгар взглянул на лист пергамента. Вести о возвращении Медивха и о том, что им необходимо срочно покинуть башню, нарушили течение его мыслей, и теперь его ум уже трудился над новой задачей. Он прочел последние написанные им слова: «У Эгвинн было две тени».

Кхадгар покачал головой. Что бы это ни было, теперь оно ушло. Он аккуратно промокнул лишние чернила, чтобы они не смазались, и свернул пергамент. Затем убрал письменные принадлежности в мешочек и направился в свою комнату. Ему необходимо было переодеться в дорожную одежду, если он собирался лететь на грифоне, и упаковать лучшую из своих заклинательских мантий, если ему предстояла встреча с королевской особой.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.