.RU

В «Неизвестной истории человечества» - старонка 3

Рис.

2.1. Зуб Carcharodon mega- и могут оставить на костях

;odon - большой белой акулы борозды, напоминающие

эпохи плиоцена.

следы, оставляемые режу­щими инструментами. Обследовав кости ископаемых китов из палеонтологической коллекции Музея естественной истории Сан-Диего, мы пришли к выводу, что акульи зубы действи­тельно могут оставлять следы, сильно напоминающие те, ко­торые оставляют инструменты.

То, что мы увидели, было костями небольшого кита, жившего в эпоху плиоцена. Мы осмотрели отметины на костях с помощью увеличительного стекла и увидели расположен­ные параллельно ровные борозды на обеих поверхностях этих костей. Такие следы остаются от зазубренных краев акульего зуба. Мы также видели царапины на кости (рис. 2.2). Такие ца­рапины могли появиться в результате скользящего удара акульим зубом, которым скорее скоблили кость, нежели пы­тались ее разбить.

Зная все это, было бы возможно провести новое обследо­вание найденных в Италии костей ископаемого кита из плио­цена и, наконец, решить, были ли находящиеся на них отмети­ны сделаны зубами акулы. Расположенные параллельно на

поверхности иско­паемых костей бо­розды могли бы почти с полной опре­деленностью свиде­тельствовать, что кит подвергся напа­дению акул, когда был еще жив, или же он был атакован ими после смерти. И в том случае, если при внимательном об­следовании глубо­ких V-образных от-

рис.

2.2. Образец борозд, остающихся на метин были бы поверхности китовой кости от зазубрен-обнаружены распо- ных акульих зубов. ложенные через рав­ные промежутки продольные борозды, это также явилось бы еще одним свидетельством, что отметины на костях ископае­мого кита были оставлены акулами. Ведь трудно предполо­жить, что каменные лезвия могли оставить на поверхности бо­роздки, расположенные строго на равном расстоянии друг от Друга.

Halitherium из Пуонсе, Франция

В 1867 году Л. Буржуа вызвал настоящую сенсацию, представив участникам парижской сессии Междуна­родного конгресса по доисторической антропологии и археологии кость животного под названием HaUthermm, на которой были насечки, по всей вероятности сделанные рукой человека. Halitherium - это разновидность вымершей морской коровы отряда сирен (рис. 2.3)

Ископаемые кости морской коровы были обнаружены аббатом Делоне (Delaunay) в верхних горизонтах местечка


Барьер, поблизости от Пуансе (Pouance), что на северо-западе Франции. Делоне с удивлением обнару­жил на фрагменте плечевой кости, рас­положенной в верх-





с. 2.3.

Отметины на кости Halitherium, юсящиеся к эпохе миоцена, из Пуансе, Франция.




ней части передней

конечности, следы от надрезов. Поверхность надрезов выгля­дела так же, как и остальная часть кости, и их было довольно просто отличить от недавних повреждений, что говорило о древности первых. Сама же кость, которая минерализовалась, прочно залегала в нетронутом геологическом слое. Это говори­ло о том, что отметины имели тот же геологический возраст, что и сама кость. Более того, глубина и острота насечек свиде­тельствовала, что они были сделаны еще до минерализации кости. Характер отметин также говорит и о том, что некото­рые из них появились в результате двух скрещивающихся ударов.

Даже Габриэль де Мортийе допустил вероятность того, что эти отметины не были результатом смещения или сжатия геологических пород. Но он не мог допустить, что отметины были оставлены человеком, прежде всего потому, что кости были найдены в слое, относящемся к эпохе миоцена. В 1883 го­ду де Мортийе писал: «Для человека это чересчур рано». И снова мы сталкиваемся с ярким проявлением теоретических предрассудков, которые диктуют, как именно следует толко­вать факты.

Сан-Валентино, Италия

На состоявшемся в 1876 году заседании Геологического комитета М.А. Ферретти (М. A. Ferretti) представил ис­копаемую кость животного «с настолько очевидными

следами работы человеческих рук, что противоположное предположить было невозможно». Эта кость, принадлежав­шая слону или носорогу, была обнаружена твердо сидящей в астианском (поздний плиоцен) геологическом слое в Сан-Ва-лентино ( San Valentine), район Эмилие, Италия. Особый инте­рес представляет тот факт, что в своем самом широком месте ископаемая кость имела совершенно круглое отверстие. По утверждению Ферретти, это отверстие не было работой мол­люсков или ракообразных. Годом позже он представил коми­тету другую кость со следами человеческого вмешательства. Она была найдена под Сан-Руфино в голубой глине астиан-ского периода эпохи плиоцена. С одного конца эта кость была сначала частично распилена, а потом сломана.

На состоявшейся в 1880 году научной конференции Дж. Беллуччи (G. Bellucci), из Итальянского общества содействия антропологии и географии, привлек внимание к новым откры­тиям в Сан-Валентино и Кастелло-делле-Форме, поблизости от Перуджи. Это были кости, на которых имелись следы обра­ботки каменными инструментами, обуглившиеся кости и ост­рые кремневые пластины-лезвия. Все это было найдено в озерных плиоценовых глинах с соответствующей этому пери­оду фауной, подобной той, что была обнаружена в долине Ар­но. Беллуччи утверждает, что найденные предметы доказы­вают существование человека в эпоху плиоцена.

Клермон-Феррон, Франция

В конце девятнадцатого века Музей естественной исто­рии Клермон-Феррана (Clermont-Ferrand) приобрел бедренную кость Rhinocerus paradoxus, имевшую не­кие бороздки на поверхности. Образец был найден в пресно­водном известняке близ Ганна, в котором содержались иско­паемые останки животных, типичных для эпохи среднего миоцена. Были предположения, что борозды на кости остав­лены зубами хищных животных. Но Габриэль де Мортийе с этим не согласился, выдвинув свое обычное объяснение: отме­тины на кости — это результат смещения и давления геологи­ческих пород.

Но описание отметин на кости, которое дал сам Габриэль де Мортийе, оставляет это толкование открытым для обсуж­дения. Дело в том, что они были нанесены на одном из концов бедренной кости — возле места сочленения. Современный специалист по надрезанным костям Льюис Бинфорд утверж­дает, что это как раз то место, где обычно остаются следы от разделки туши. Габриэль де Мортийе также отметил, что сле­ды представляют собой «параллельные, иногда неправильные борозды, расположенные поперек оси кости». Из работ Бин-форда следует: «Пилящее движение было обычным при ис­пользовании инструментов из камня. Поэтому оставляемые такими орудиями следы обычно имеют форму коротких и гру­бых параллельных отметин, которые зачастую близко распо­ложены друг от друга».

Раковина с резьбой из Красной скалы, Англия

В докладе, представленном в Британскую ассоциацию содействия развитию науки (British Association for the Advancement of Science), член Геологического общест­ва X. Стоупс (Н. Stopes) описал раковину, на поверхности ко­торой просматривалось, хотя и с трудом, человеческое лицо. Эта раковина была найдена в геологических отложениях Красной скалы (Red Crag), возраст которых находится в пре­делах 2,0 — 2,5 миллиона лет.

В 1912 году дочь автора открытия Мэри Стоупс (Marie С. Stopes) выступила в журнале The Geological Magazine со ста­тьей, аргументирующей, почему раковина с резьбой не могла быть подделкой: «Следует заметить, что линии, составляю­щие изображение, были так же глубоко окрашены в красно-коричневый цвет, как и остальная поверхность раковины. И это очень важный момент, потому что если раковины Красной скалы хорошо поскрести и снять с них верхний слой, то внизу они белые. Нужно также отметить, что сама раковина являет­ся настолько хрупкой, что любая попытка что-нибудь выре­зать на ней привела бы к ее разрушению». При этом нужно учитывать принятое в палеоантропологии мнение, что подоб­ные произведения искусства могли появиться только во вре­мена полностью сформировавшегося современного (кромань­онского) человека, то есть в эпоху позднего плейстоцена, или около тридцати тысяч лет назад.

Костяные инструменты, найденные у Красной скалы, Англия

Вначале двадцатого века первооткрыватель многих ано­мально древних кремневых орудий (см. главу 3) Дж. Рэйд Мойр (J. Reid Moir) описал «ряд окаменевших кос­тяных инструментов примитивного типа, обнаруженных под основаниями Красной и Коралловой скал (Coralline Crag) в Саффолке». Сегодня считается, что по верхней части Красной скалы, что в Восточной Англии, проходит граница между пли­оценом и плейстоценом. Посему ее возраст оценивается в 2,0—2,5 миллиона лет. Возраст пород Кораллового утеса более древний — 2,5—3,0 миллиона лет (поздний плиоцен). Располо­женные под Красной скалой и Коралловым утесом горизон­ты — детритовые. Они состоят из пород, возраст которых ко­леблется от плиоцена до эоцена. Таким образом, обнаруживаемые в них предметы могут иметь возраст от 2 до 55 миллионов лет.

Часть представленных Мойром образцов имеет треу­гольную форму (рис. 2.4). В своем докладе Дж. Рэйд Мойр ут­верждал: «Все они сделаны из широких, плоских и тонких ко­стей, возможно из больших ребер, обработанных таким образом, что до сих пор сохраняют свою первоначальную фор­му. Такая треугольная форма была получена в результате преднамеренных сломов поперек естественной структуры ко-













Рис. 2.4.

Три костяных инструмента из детритовых горизонтов, рас­положенных под Коралловым утесом, содержащих материалы, воз­раст которых колеблется от периода плиоцена до эоцена. Возраст этих инструментов может составлять от 2 до 55 миллионов лет.

сти». Мойр провел на кости эксперименты и пришел к выводу, что его образцы «несомненно являлись творением рук челове­ческих». По утверждению Мойра, треугольные куски ископа­емой китовой кости, обнаруженные в слое, находящемся под Красной скалой, должно быть, когда-то уже использовались в качестве наконечников копий. Мойр также обнаружил кито­вые ребра, из которых были сделаны заостренные инструмен­ты.

Мойр и другие ученые обнаруживали надрезанные кос­ти и костяные инструменты также на различных уровнях го­ризонта Кромерского леса (Cromer Forest Bed), от относитель­но недавних до самых древних. Самые «молодые» породы этого горизонта насчитывают около 250 тысяч лет, тогда как наиболее «старые» — по крайней мере 800 тысяч лет. В то же время, по мнению некоторых современных ученых, их возраст может достигать даже 1,75 миллиона лет.


Гис.

2.Б. Кусок отпиленного дерева из Кромерского леса. Стрелка ука­зывает на углубление возможно первоначально оставленное пиля­щим инструментом.
Кроме того, Мойр дал описание кости, найденной мисте­ром Уинкопом (Whincopp) из Вудбриджа, у которого в частной коллекции имелся «кусок ископаемого ребра, частично распи­ленного с обоих концов». Этот экземпляр происходит из дет-ритового горизонта, что под Красной скалой. По утверждению Мойра, «мистер Уинкоп и преподобный Осмонд Фишер (Osmond Fisher) считали эту кость творением рук человека». Действительно, довольно неожиданно видеть признаки пиле­ния на ископаемой кости такого возраста.



В районе Мандсли, в горизонте Кромерского леса, С. А. Ноткатт (S. A. Notcutt) отыскал кусок отпиленного дерева. Большая часть геологических слоев Мандсли имеет возраст от 400 до 500 тысяч лет. Во время обсуждения вопроса об отпи­ленном дереве Мойр заявил следующее: «Тонкий конец среза мог получиться в результате пиления острым кремнем. Ка­жется, что в одной из точек линия пиления была подкоррек-тирована (рис. 2.5). Такое нередко происходит, когда древеси­ну пилят при помощи современной стальной пи­лы». Далее Мойр отметил:

«С острого конца образец имеет темноватый цвет, как будто он побывал в ог­не. Вполне возможно, что находка представляет со­бой своего рода примитив­ную палку-копалку, пред­назначенную для выкапывания из земли съедобных корней».

Можно допустить, что существа типа Homo erectus могли обитать на территории современной Англии во времена форми­рования горизонта Кро­мерского леса. Но все же существовавший тогда уровень технических знаний, о кото­ром мы может судить по качеству отпиленного куска древеси­ны, требует наличия разума. Действительно, трудно понять, каким образом с помощью кремневых инструментов можно было добиться столь высокого качества пиления. Например, вставленные в деревянный держатель маленькие острые ку­сочки кремня не смогли бы обеспечить такой чистый срез, ко­торый мы видим на образце, прежде всего потому, что дере­вянный держатель должен был быть шире, чем кремневый зуб пилы. Следовательно, при помощи такого инструмента нельзя было бы добиться столь качественного и узкого распи­ла. Сделанное только из камня полотно пилы было бы очень ломким и не смогло бы продержаться достаточно долго, чтобы с его помощью можно было распилить дерево до конца. Более того, сделать такую каменную пилу было бы настоящим до­стижением. Таким образом, логичным представляется вывод, что данный распил можно было сделать только с помощью ме­таллической пилы. Но, естественно, существование металли­ческой пилы, которой 400—500 тысяч лет, — предположение довольно смелое и необычное.

Следует заметить, что надрезанные кости, костяные инструменты и другие предметы материальной культуры го­ризонтов Красной скалы и Кромерского леса практически не упоминаются в нынешних типовых учебных материалах и ме­тодических пособиях. Этот факт особенно примечателен в от­ношении открытий, сделанных в отложениях Кромерского ле­са, большинство которых по возрасту находятся на границе допустимого, с точки зрения принятой сегодня последова­тельности палеоантропологических событий.

Дьюлишский слоновий загон, Англия

Член Геологического общества Осмонд Фишер обнару­жил одну занятную особенность в ландшафте Дорсет-шира — слоновий загон в Дьюлише (Dewlish). В журна­ле Geological Magazine Фишер писал в 1912 году: «Траншея была выкопана в известняке и была 12 футов (около 4 метров) глубиной. Ширина же прохода была такова, что человек мог там свободно передвигаться. И это не было каким-то природ­ным геологическим разломом, о чем говорят находящиеся по сторонам кремневые пласты. Дно загона состоит из нетрону­того мела, а один из концов загона, как и его стенки, верти­кальный. С другой стороны туннель полого выходит на равни­ну. В нем были обнаружены многочисленные костные останки Elephas meridionalis, но не было найдено костей каких-либо других животных... На мой взгляд, этот туннель был сделан руками человека в эпоху позднего плиоцена и являлся своего рода западней для слонов». Elephas meridionalis, или «южный слон», обитал на территории Европы 1,2—3,5 миллиона лет назад. В то же время найденные в туннеле под Дьюлишем ис­копаемые кости могут быть отнесены как к раннему плейсто­цену, так и к позднему плиоцену.

На фотографиях видны вертикальные стены рва, тща­тельно «вырубленные» как будто гигантской стамеской. В подтверждение своей точки зрения Осмонд Фишер приводит тот факт, что охотники современных примитивных племен для поимки крупных животных делают точно такие же заго­ны.

Но дальнейшие раскопки траншеи, проведенные Dorset Field клубом, как отмечается в небольшой заметке в журнале Nature (в номере от 16 октября 1914 года), показали, что «эта траншея не имеет твердого пола и разделяется на цепь уходя­щих глубоко вниз узких меловых трубок». Нельзя исключить, тем не менее, что древние люди вполне могли воспользовать­ся этими небольшими расщелинами, чтобы прорыть траншею в меловой породе. В связи с этим было бы интересно исследо­вать, нет ли надрезов на этих найденных в траншее костях.

Осмонд Фишер сделал еще одно интересное открытие. В своем обзоре за 1912 год он писал: «Занимаясь поисками иско­паемых останков в эоценовых горизонтах Бартон Клифа, я на­ткнулся на кусок вещества, похожего на черный янтарь, 9,5 дюйма (24,13 см) в длину и ширину и 2,25 дюйма (5,72 см) в толщину... По меньшей мере одна из сторон находки несла на себе то, что у меня ассоциировалось со следами обработки, ко­торая и придала предмету аккуратную квадратную форму. В настоящее время образец находится в Седгуикском музее (Sedgwick Museum) Кембриджа». Черный янтарь — это хоро­шо поддающийся шлифовке плотный бархатисто-черный уголь, который часто используют ювелиры. Эпоха эоцена ца­рила на Земле около 55—38 миллионов лет назад.

Заключительное слово об умышленно измененных костях

В самом деле, любопытно, что многие серьезные ученые в девятнадцатом веке и в начале двадцатого независимо друг от друга заявляли, что отметины на костях и рако­винах, найденных в формациях миоцена, плиоцена и раннего плейстоцена, были сделаны рукой человека. Среди исследова­телей, которые об этом заявляли, были Денуайе, де Кятре-фаж, Раморино, Буржуа, Делоне, Лосседа, Гарригу, Фильель, фон Дюкер, Оуэн (Owen), Коллиер, Калверт, Капеллини, Бро-ка, Ферретти, Беллуччи, Стоупс, Мойр, Фишер и Кейт (Keith).

Может, эти ученые заблуждались? Может, и так. Одна­ко едва ли можно заблуждаться по поводу существования надрезов на ископаемых костях. Может, вышеперечисленные ученые были поглощены одной и той же идеей, захватившей общественное сознание в девятнадцатом веке и начале двад­цатого? Или на самом деле есть многочисленные свидетельст­ва существования первобытных охотников, о которых можно судить по останкам ископаемых животных плиоцена и более ранних периодов?

Но если эти свидетельства часто встречались в то время, почему таковых не находят сегодня? Одним из ответов на этот вопрос может быть такой: сегодня их никто не ищет. Свиде­тельство сознательной обработки кости человеком может ока­заться просто вне поля зрения ученого, если он настойчиво не ищет его. Палеоантрополог, убежденный, что человеческие существа, способные изготовлять орудия труда, не существо­вали в эпоху среднего плиоцена, скорее всего даже не будет задумываться над истинной природой отметин, встречаю­щихся на ископаемых костях той эпохи.

Эолиты: камни раздора

Ученые девятнадцатого века нашли многочисленные орудия и образцы оружия в отложениях периодов ран­него плейстоцена, плиоцена, миоцена и др. О находках сообщалось в специализированных научных изданиях. Эта тема обсуждалась на научных конференциях. Но сегодня о них редко можно что-нибудь услышать. Были преданы забве­нию целые категории фактов.

Тем не менее нам удалось добраться до большей части этих забытых свидетельств. И рассказывая о них, мы пропу­тешествуем от холмов английского Кента до долины реки Иравади в Бирме. Ученые конца двадцатого века также нахо­дили аномально древние образцы орудий труда.

Условно разделим аномально древние орудия на: 1) эо­литы, 2) грубые (необработанные) палеолиты и 3) обработан­ные палеолиты и неолиты.

По мнению некоторых ученых, эолиты — это камни, ко­торые вследствие их естественной формы могут быть исполь­зованы в тех или иных целях. Как уже говорилось, такие кам­ни собирались и использовались людьми в качестве инструментов, предварительно пройдя небольшую обработку или вовсе без таковой. Для неподготовленного человека прак­тически невозможно отличить эолитовые каменные орудия от обычных обломков камней. Тем не менее специалисты выработали критерии определения признаков проведенной чело­веком обработки и использования камней. Для того чтобы об­разец мог быть признан эолитом, он обязательно должен не­сти на себе определенные следы его использования в качестве инструмента.

В случае с более совершенными каменными орудиями, называемыми грубыми палеолитами, следы человеческого вмешательства более очевидны, включая попытки придать камню присущую орудиям труда форму. Вопросы, возникаю­щие по поводу таких инструментов, главным образом касают­ся правильного определения их возраста.

Наш третий раздел — обработанные палеолиты и неолиты — относится к аномально древним каменным орудиям, на­поминающим хорошо обработанные и отполированные инст­рументы периодов позднего палеолита и неолита.

Для большинства ученых эолиты являются древнейши­ми орудиями, вслед за которыми следуют палеолиты и неолиты. Но мы будем употреблять эти термины главным образом для определения степени и качества обработки каменных ин­струментов. Только лишь на основе формы каменных инстру­ментов не представляется возможным определить их возраст.

Эолиты Кентского плато, Англия

Городок Игтэм (Ightham), графство Кент (Kent), располо­жен примерно в двадцати семи милях к юго-востоку от Лондона. Во времена правления королевы Виктории Бен-джамин Харрисон (Benjamin Harrison) держал там бакалей­ную лавку. По выходным он обычно занимался тем, что бродил по соседним холмам и долинам в поисках кремневых инстру­ментов. Ныне практически забытые, в то время они являлись предметом ожесточенных споров научной общественности.

В своих изысканиях Бенджамин Харрисон во многом консультировался со знаменитым английским геологом сэром Джоном Прествичем (John Prestwich), который проживал по соседству. Кроме того, Харрисон находился в постоянной пе­реписке с другими учеными, участвовавшими в палеонтоло­гических исследованиях, а также детально описывал свои на­ходки и фиксировал их местоположение. Делал он все это в строгом соответствии с действовавшими в то время научными критериями.

Первыми находками Харрисона были отполированные каменные артефакты неолитического типа. По мнению совре­менных ученых, неолитическая культура ассоциируется прежде всего с ведением сельского хозяйства и навыками гон­чарного искусства. Считается, что возраст относящихся к ней предметов не может превышать 10 тысяч лет. Все свои неолиты Харрисон нашел на поверхности — на землях, окружаю­щих Игтэм.

Позже он стал находить палеолиты в древних речных гравиях. Орудия той эпохи несут на себе очевидные следы че­ловеческого вмешательства. И это несмотря на то, что они на­много грубее неолитических инструментов.

Так сколько же лет орудиям эпохи палеолита? Джон Прествич и Бенджамин Харрисон сочли, что некоторые из ка­менных орудий труда, которые были найдены под Игтэмом, относятся к периоду плиоцена. Геологи двадцатого века, та­кие, как Фрэнсис Х.Эдмундс (Francis H.Edmunds) из Геологи­ческого управления Великобритании, также утверждали, что речные гравии, в которых было найдено большинство древних орудий, относятся к эпохе плиоцена. Ведущий палеоантрополог начала двадцатого века Хьюго Обермайер (Hugo Obermaier) утверждал, что найденные Харрисоном на Кентс-ком плато кремневые инструменты относятся к периоду сред­него плиоцена. В случае если каменные орудия труда с Кент-ского плато относятся к позднему или среднему плиоцену, это означает, что их возраст может колебаться от 2 до 4 миллио­нов лет. Примечательно, что современные палеоантропологи относят палеолитические артефакты из французского мес­течка Сом (Somme) к Homo erectus, и соответственно их воз­раст составляет от 500 до 700 тысяч лет. Возраст наиболее

древних находок, обнаруженных на территории Англии и признанных орудиями труда, равен 400 тысячам лет.



Рис. 3.1.

Эолит из района Кентского плато.

Среди найденных Бенджамином Харрисоном на Кент-ском плато палеолитических орудий оказались и те, которые принадлежат к еще более прими­тивным культурам. Этими орудия­ми были эолиты (рис. 3.1).

Найденные Харрисоном палео­литические орудия, хотя их внеш­ний вид и представляется довольно грубым, были обработаны таким об­разом, чтобы их можно было ис­пользовать в качестве инструмен­тов или оружия (рис. 3.2).

Однако эолитические инстру­менты — это всего лишь естествен­ные обломки кремня остроугольной формы. Такие орудия в ходу и сего­дня у представителей примитив­ных племен и народов, обитающих в различных частях света, которые находят обломок камня, за­тачивают один из его краев и используют его как скребок или нож. Критики утверждают, что эолиты Харрисона — это не










Рис. 3.2.

Эти инструменты из района Кентского мелового плато были классифицированы как палеолиты сэром Джоном Прествичем. Находящийся слева образец, найденный в районе Бауэр Лэйн, он охарактеризовал как грубо сделанное орудие остроконечного типа.

более чем плод его разыгравшегося воображения и в действи­тельности они являются обломками кремня. Тем не менее вид­ный современный специалист по каменным орудиям Леланд У. Паттерсон (Leiand W. Patterson) уверен в том, что всегда есть возможность отличить результат самой грубой человече­ской работы от результата действия сил природы: «Трудно себе представить, каким образом случайно приложенное уси­лие может привести к единообразной и правильной обработке значительной части края камня».

Моногранные инструменты, т.е. орудия со следами обра­ботки лишь одной из сторон камня, составляли большую часть собранных Харрисоном эолитов. Согласно критерию Паттер-сона, эти находки можно было бы принять за предметы, сде­ланные рукой человека. 18 сентября 1889 года член Геологиче­ского общества А. М. Белл (А. М. Bell) написал Харрисону следующее: «Несмотря на грубую обработку, в них есть что-то общее, что отличает их от случайного воздействия естествен­ного трения... Я сделал вывод и буду твердо придерживаться своего мнения».

2 ноября 1891 года один из выдающихся ученых своего времени Альфред Рассел Уоллис (Alfred Russell Wallace) по­сетил бакалейную лавку Бенджамина Харрисона. Харрисон представил Уоллису свою коллекцию каменных орудий, а также провел его по местам своих находок. Уоллис подтвер­дил подлинность инструментов и посоветовал Харрисону на­писать подробный доклад на эту тему.

Сэр Джон Прествич, бывший одним из ведущих англий­ских специалистов в области каменных орудий, также при­знал подлинность находок Харрисона. В противовес мнению, что эолиты, возможно, не были сделаны человеком, но явля­лись продуктом самой природы, Прествич в 1895 году заявил:

«Утверждавшие это не смогли представить ни одного такого природного образца, хотя с того времени, как они бросили вы­зов, прошло три года... Что касается возможности того, что свою нынешнюю форму образцы получили в результате воз­действия проточной воды, то это не так. Дело в том, что под напором воды углы обычно сглаживаются и камни приобретают округлую форму гальки».

В другой статье, опубликованной в 1892 году, Прествич сделал важное наблюдение: «Обработка материала каменны­ми инструментами, практикуемая современными австралий­скими аборигенами, если ее проводить без специальных кре­пежных приспособлений, предполагает не больший объем работы и практически не отличается по качеству от обработ­ки ранними палеолитическими орудиями».

Таким образом, мы не должны считать, что эолиты Кентского плато были орудиями какой-либо примитивной обезьяноподобной расы. В силу того, что эолиты практически идентичны каменным орудиям труда, сработанным Homo sapiens sapiens, вполне возможно, что эолиты (и палеолиты) были сделаны людьми современного типа, обитавшими на территории Англии в период среднего или позднего плиоцена. Как мы увидим в главе 7, ученые девятнадцатого века сдела­ли ряд открытий скелетных останков анатомически современ­ных людей в слоях, относящихся к эпохе плиоцена.

Следует отметить, что современные ученые считают подлинными орудия, в точности похожие на эолиты Харрисона, относя их к предметам материальной культуры человека. Например, каменные орудия, обнаруженные в нижних уров­нях Олдувайского ущелья (Olduvai Gorge) (рис. 3.3) чрезвы­чайно грубы по форме. Однако ученые не ставят под сомнение их статус предметов, которых коснулась рука древнего масте­ра.

Некоторые критики полагали, что даже если орудия, ко­торые обнаружил Харрисон, действительно были сделаны че­ловеком, они совсем необязательно относятся к эпохе плиоце­на. По их утверждению, они могли попасть в плиоценовые слои сравнительно недавно.

Для того чтобы разрешить спор вокруг возраста эолитов, Британская ассоциация, престижная научная организация того времени, приняла решение профинансировать раскопки в верхних слоях гравиев Кентского плато неподалеку от Иггэ-ма. Целью этих раскопок был поиск свидетельств того, что эо-



Рис. 3.3.

Вверху: каменные орудия, обнаруженные в Олдувайском ущелье. Внизу: орудия, найденные Бенджамином Харрисоном на Кентском плато, Англия.

литы должны были находиться не только на поверхности, но и в глубинных доледниковых отложениях эпохи плиоцена. До этого Харрисон уже обнаружил некоторые образцы эолитов in situ (в частности в мелкозернистом песчанике). Но данные раскопки, финансирование которых велось уважаемой Бри­танской ассоциацией, могли принести более убедительные ре­зультаты. По решению Британской ассоциации Харрисону было предложено руководить раскопками на Кентском плато, осуществляемыми группой ученых. В своих записках Бенджамин Харрисон отмечал, что было обнаружено множество эолитов in situ, в том числе и «тридцать образцов, чья подлин­ность не вызывала сомнений».

В 1895 году Бенджамину Харрисону предложили пока­зать свои эолиты на заседании Королевского общества. Неко­торые присутствовавшие на встрече ученые не изменили своего к ним скептического отношения. Однако на других наход­ки Харрисона произвели большое впечатление. Среди послед­них был и И. Ньютон (Е. N. Newton), член Королевского обще­ства и Геологического управления Великобритании; 24 декабря 1895 года он написал Харрисону по поводу этих ка­менных орудий следующее: «По меньшей мере некоторые из них несут на себе следы человеческого вмешательства... ны­нешняя форма была придана им умышленно. И сделать это могло только единственное известное нам разумное сущест­во — человек».

В 1896 году умер Прествич. Но и в отсутствие своего зна­менитого попечителя Харрисон продолжал заниматься рас­копками, которые в конце концов дали ответы на некоторые спорные вопросы. Рэй И. Лэнкестер (Ray Е. Lankester), в то время директор Британского музея естественной истории, стал одним из тех, кто поддержал мнение Харрисона об эоли­тах с Кентского плато.

Вполне закономерным является вопрос по поводу столь пристального внимания к эолитам Харрисона. Интересно, что свидетельства такого рода не всегда имели спорный, «погра­ничный» характер. Более того, очень часто то или иное ано­мальное свидетельство становилось центром серьезной и дол­говременной полемики мировой научной элиты, при которой одна из сторон защищала более популярную в данное время точку зрения. Мы подробно описываем эти научные споры в надежде, что таким образом дадим читателю возможность са­мому ответить на основной вопрос: была ли достоверность свидетельств отвергнута на основании действительно объек­тивных предпосылок, или же они были проигнорированы и за­быты просто потому, что не вписывались в те или иные обус­ловленные текущим моментом теории?

Харрисон умер в 1921 году и был похоронен на кладбище приходской церкви св. Петра в Игтэме. На мемориальной дос­ке, установленной на северной стене церкви, написано: «In memoriam — Бенджамин Харрисон из Игтэма. 1837—1921. Бакалейщик и археолог, чьи открытия эолитических кремне­вых орудий в окрестностях Игтэма дали широкую дорогу на­учным исследованиям, призванным подтвердить более глубо­кую древность человеческого рода».

Но перспектива шествования по широкой дороге науч­ных исследований, призванных подтвердить более глубокую древность человеческого рода, которую открывали находки эолитов на Кентском плато, была похоронена вместе с Харрисоном. А произошло это вот почему. В девяностых годах де­вятнадцатого века Эжен Дюбуа (Eugene Dubois) раскопал и сделал знаменитым своего яванского человека (глава 8). Хотя находка была довольно спорной и на стоянке не было обнару­жено каких-либо каменных орудий труда, многие ученые со­чли яванского человека истинным прародителем современно­го Homo sapiens. Но костные останки яванского человека были обнаружены в геологических слоях среднего плейстоцена, по­этому многочисленным свидетельствам существования гоми-нидов, которые умели делать орудия труда, в эпохах, предше­ствующих плиоцену и миоцену, просто перестали уделять серьезное внимание. Могли ли гоминиды изготовлять орудия труда задолго до обезьяноподобных предков человека? Ну ко­нечно же нет! А если так, то лучше всего забыть или не заме­чать любые открытия, которые противоречат этим теоретиче­ским ожиданиям.

Открытие Мойра в Восточной Рнглии

Наш экскурс в историю научных изысканий на этот раз пе ренесет нас на юго-восточное побережье Англии, где мы позна комимся с открытиями, сделанными Дж. Рэй-дом Мойром, членом Королевского института антропологии и президентом Общества древнейшей истории Восточной Анг­лии. Начиная с 1909 года Мойр стал находить каменные ору­дия в Красной и Коралловой скалах и под их основаниями.

формацию Красной скалы, в которой Мойр сделал свои наиболее значительные открытия, составляют изобилующие раковинами пески, напоминающие о тех временах, когда мор­ские волны разбивались о берега Восточной Англии. В некото-




Рис.

3.4. Остроконечный инструмент, найденный под основанием Красной скалы. Возраст образца составляет 2,5 миллиона лет.
рых местах под основанием Красной скалы была обнаружена похожая формация, получившая название Коралловой.

Изучив данные современной геологической науки, мы пришли к выводу, что возраст Красной скалы составляет по меньшей мере 2,0 — 2,5 миллиона лет. Таким образом, можно считать, что формация Коралловой скалы еще старше. Под основаниями Красной и Коралловой скал Восточной Англии располагаются детритовые горизонты, иногда именуемые ко­стяными. Последние представляют собой смесь различных материалов: песка, гравия, осколков раковин, а также кост­ных остатков, происходящих из более древних формаций, в том числе Лондонской глиняной формации периода эоцена.

Во время раскопок, которые Дж. Рэйд Мойр проводил в подскальных детритовых горизонтах, ему удалось обнару­жить каменные орудия, отличавшиеся различной степенью обработки (рис. 3.4). Сделав вывод, что самые грубые орудия относятся к эпохе эоцена, Мойр заявил: «Настало время приз­нать более глубокую древность человеческого рода, чем пола­гали и до сих пор полагают».

В крайнем случае найденные Мойром орудия труда мо­гут быть отнесены к позднему плиоцену. Однако, согласно ны­не принятой эволюцион­ной теории,на территории Англии бессмысленно за­ниматься поисками следов человеческих существ, умевших делать орудия труда, в геологических от­ложениях, возраст кото­рых составляет 2—3 мил­лиона лет.

Мойр полагал, что изготовители этих наибо­лее древних и грубых ору­дий «представляют наибо­лее ранний и дикий период эволюции челове-

ка». Но даже сегодня есть отдельные племена, которые изго­товляют очень примитивные каменные орудия. Таким обра­зом, возможно, что существа, очень похожие на Homo sapiens sapiens, вполне могли изготовлять инструменты даже еще бо­лее грубые, чем те, которые обнаружил Мойр под Красной скалой.

В то же время предметом полемики стали сами орудия. Многие ученые полагали, что найденные образцы являлись результатом воздействия естественных сил природы, а не че­ловека. Однако Мойр пользовался поддержкой в лице многих влиятельных ученых. Среди них был и Генри Брейль (Henri Breuil), который принял личное участие в изучении места на­ходок. Исследуя собранные Мойром образцы, Брейль натк­нулся на камень, который, очевидно, мог быть использован для метания пращей. Этот камень был обнаружен под основа­нием Красной скалы. Поддержку Мойру оказали также изве­стный геолог и президент Королевского общества Арчибальд Гейки (Archibald Geikie) и директор Британского музея сэр Рэй Лэнкестер. Среди образцов Мойра Лэнкестер обнаружил один, похожий на орудие, которое он называл «клюво-киле-видным» rostro-carinate»). Этот термин определяет две ос­новные характеристики: «rostro» — клювовидную форму ра­бочих частей инструмента, a «carinate» — килевидную форму его дорсальной поверхности.

Рэй Лэнкестер представил детальный анализ того, что он называл «норвичским контрольным образцом» (рис. 3.5). Этот образец являл собой наиболее яркий пример «клюво-ки-левидного» типа орудия. Он был найден под основанием Крас­ной скалы в Уитлингэме, под Норвичем. Таким образом, если норвичский образец происходит из отложений, расположен­ных под Красной скалой, то его возраст должен превышать 2,5 миллиона лет. Норвичский контрольный образец служил по­казательным примером интенсивной предварительной обра­ботки. Кроме того, его первоначальное стратиграфическое ме­стоположение не вызывает сомнений. В 1914 году Лэнкестер представил в Королевский антропологический институт до­клад, в котором, в частности, говорилось: «Любой, кто знаком



2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.