.RU

Глава девятнадцатая - «Эхерн Джерри. Месть. Попранная справедливость. Поступь смерти: Романы»: Проф Пресс; Ростов на Дону; 1996


Глава девятнадцатая



Лем Пэрриш думал, что жена возьмет трубку. Потом в полусне он хотел обнять ее и, обнаружив, что ее нет рядом, сел на постели.

Телефон перестал звонить, но он услышал свой собственный голос, которым автоответчик сообщал, что никого нет дома. Он взял трубку со столика со стороны, где спала жена.

— Это Лем Пэрриш. Не кладите трубку, — он протер глаза, слушая автоответчик, потом после гудка сказал: — Говорите.

— Я не знаю, что делать, мистер Пэрриш.

Он уже слышал этот голос, женский голос, но не мог припомнить имени.

— Послушайте, я еще почти сплю. Кто вы?

— Это я — Джуди Грин, мистер Пэрриш, жена Тима.

— А, миссис Грин.

Почему жена его инженера звонит ему в… Он посмотрел на часы рядом с телефоном. Было почти семь, ему все равно нужно было вставать.

— В чем дело?

— Солдаты! Они пришли и увели Тима. Сказали, что это потому, что у него есть оружие. Когда они ворвались, они избили его так, что он потерял сознание, наверное, чтобы он не успел потребовать ордер на обыск.

— Какое оружие, миссис Грин? Хорошо подумайте.

— Не знаю я.

— Пистолет?

— Больше. Иногда он охотился с ним на оленей. Его подарил ему отец. Они забрали его!

Лем Пэрриш спросил:

— Куда?

— Они ничего не сказали. Я так…

Пэрриш перебил ее:

— Вы и дети в порядке?

— Мы боимся!

— Хорошо. Я дам вам номер, по которому вы позвоните. Трубку возьмет человек, которого зовут Митч, или его жена. Кто бы ни ответил, скажите, что я приказал кому нибудь прийти и оставаться с вами. Подробно объясните, что случилось, хорошо? А я попытаюсь узнать, что с Тимом. Как только я что нибудь узнаю, я вам позвоню. Если вас в доме не будет, это будет значить, что Митч решил, что у вас в доме небезопасно, и я буду искать вас через них, понятно?

— Да. Но Тим не сделал ничего плохого.

— Я знаю, миссис Грин. Не волнуйтесь, — соврал он. — Я начинаю искать Тима. У вас есть карандаш? Позвоните по этому номеру.

Он дал ей круглосуточный номер Митча Даймонда. Как только она позвонит Митчу, группа Дэвида Холдена будет знать, что власти что то затевают. Национальная гвардия, которая приводила в исполнение этот проклятый приказ номер 128946, могла забрать Тима по доносу какого нибудь соседа, но это могла быть и прелюдия к повальным арестам.

Они не могли бы найти у него дома ружье, не разобрав дом по кирпичикам, но оружие можно было подбросить.

— Черт!

— Что?

— Ничего, миссис Грин. Позвоните Митчу и не беспокойтесь.

Он положил трубку. Лем Пэрриш опустил ноги с кровати на холодный пол. Первым делом нужно позвонить на радиостанцию. Они вещают круглосуточно, там обязательно кто то должен быть. Вдруг Тим успел позвонить туда.

Никто долго не брал трубку.

— Стив?

— Это Лем.

— А, Лем. Не вешай трубку.

Он уменьшил громкость звука.

— Это поют Трикси и Молли, хороший блюз. После них Шелли Хасти читает новости. Какой последний репортаж этого часа, Шелли?

Шелли Хасти что то сказала. Она была умная девчонка и отличный журналист. Могла заставить расплакаться кого угодно.

— Никто не арестован из тех, кто стрелял в лесу во время линчевания. Наш штатный метеоролог Клинт Притчет обещает похолодание на всю неделю вперед.

— Что случилось, Лем?

— Мой инженер Тим Грин звонил вам?

— Нет, а что?

— Его схватили, думали, что он хранит дома оружие. Избили до потери сознания и вытащили из дома. Жена себе места не находит.

— О, черт! Что я могу сделать?

— Если Тим отзовется, выясни, где он и что с ним. Мне нужно кое куда позвонить. Пусть Шелли тоже обзванивает свои каналы, как только выйдет из эфира. Если кто то из вас что нибудь выяснит, звоните мне прямо домой.

— Хорошо.

— Пока, — Лем Пэрриш положил трубку и тут же начал набирать другой номер.

Полчаса переговоров и телефонных звонков ничего не дали. Просто некоторые люди посочувствовали Тиму. Потом Пэрриш снова позвонил на радиостанцию. Там тоже ничего не было известно. Он сказал Стиву, чтобы тот в случае чего звонил ему прямо домой. Лем успел принять душ и побриться, когда зазвонил телефон. Он подошел на втором звонке.

— Да, слушаю.

Раздался приятный голос Шелли Хасти.

— Лем, я полчаса не могла добиться ничего, пока не решила позвонить в ассоциацию «Черных патрульных». Тим несколько раз помогал ассоциации собирать деньги для неимущих детей. Оказалось, что они как раз проверяют списки арестованных за хранение оружия. Если Национальная гвардия арестовала Тима Грина, то, наверняка, его посадили вместе с кем нибудь из этого списка. Всех их держат, не допуская никаких контактов. Парень, с которым я разговаривала в ассоциации, думает, это из за того, что при арестах многих избивают и даже калечат, а власти, конечно, не хотят, чтобы это появилось в газетах. Как будто газеты сейчас печатают правду.

— Некоторые печатают, — заметил Пэрриш.

— Так вот, они считают, что Тима держат где то в округе, может быть в одном из загородных пансионов.

— Спасибо, девочка. Смотри не скажи об этом в новостях, иначе тебя тоже отправят отдыхать в пансион.

— Это мы еще посмотрим. Будь осторожен.

Аппарат замолчал. Чистя зубы, Лем думал, что он может сделать. И пришел к тому же, о чем подумал с самого начала. Он позвонил жене Тима, Джуди. С ней была жена Митча Даймонда. Пэрриш сказал ей:

— Увези миссис Грин и детей куда нибудь из дома, просто на всякий случай.

Потом он вышел из дому. Ему нужно было найти этот пансион.

Глава двадцатая



Дождь стоял тяжелой серо зеленой стеной. Перед тем, как запрыгнуть в машину, Джеф Керни оглянулся. Линда Эффингем замерла в классической позе, которую всегда показывают в кино, когда женщина прощается с мужчиной и не надеется его больше увидеть. Как будто прочитав мысли Керни, Линда едва заметно махнула ему рукой.

Грузовик, полный вооруженных людей, среди которых были и женщины, включая Марси Девон, выехал на шоссе, и Керни больше не видел Линду.

Керни набросил капюшон, ботинки были перепачканы в глине, в руках он сжимал автомат, а под свитером у него была плечевая кобура. Керни редко носил кобуру, разве что на поясе, ее можно было быстро отстегнуть. Но для такой операции плечевая кобура была необходима.

Эта штука была специально сшита по его заказу. Слева под мышкой в ней умещались два больших полуавтоматических «смит и вессона», а справа, как противовес, висел кожаный мешочек с двумя запасными обоймами на двадцать патронов каждая. На спине у Керни дулом вниз висел девятимиллиметровый автомат «Узи». ФОСА могли встретить их не очень дружелюбно, в этом случае «Узи» был отлич ным оружием для ближнего боя.

Клайд ехал впереди колонны и, подняв руку с пистолетом, просигналил остановку. Руками он показал, что пора перестраивать машины в боевой порядок. Керни взглянул на Марси. Она промокла, как утопленный котенок. С ними был еще один «патриот», некий Гарри Лейн. Гарри Лейн, на первый взгляд добродушный парень, повязал голову черным платком, совсем как пират. А поверх одел разорванный полиэтиленовый кулек.

Керни был поражен: в маленькой долине перед ними была огромная автомобильная свалка. Битые и наполовину разобранные машины стояли друг на друге. По четыре, по пять машин. Их были сотни, может быть, тысячи или больше. Он никогда не видел такой огромной свалки. Керни расстегнул куртку. Примерно через шестьдесят секунд должна была начаться атака. На свалку вела единственная дорога. По ней практически невозможно было проехать, это была сплошная жидкая грязь.

Но Джеффри Керни увидел, что две машины, одна из них производства фирмы «Дженерал Моторс», а вторая — старенький «Сааб», свернули на эту дорогу, направляясь к свалке. Еще одна машина подъехала к повороту, из нее вышли трое. У одного была М 16. Из «Сааба» вышли двое мужчин и женщина, у женщины был автомат «Узи». Еще одна машина подъехала к дороге, на этот раз какой то маленький «японец». Потом еще машина и еще две.

Клайд не подавал сигнала к атаке, ожидая, наверное, когда соберутся все. Керни посмотрел на часы. Минута уже давно прошла. Какой то современный микроавтобус свернул на дорогу, за ним маленький грузовичок. Пикап не успел еще въехать в ворота свалки, когда на дороге появился еще один автомобиль. Это была машина шерифа округа, с мигалкой на крыше и всем, что полагается.

— Что он тянет? — пробормотала Марси.

Гарри Лейн едва слышно прошептал:

— Миссис Девон, Клайд знает, что делает. Расслабьтесь. Когда придет время нападать, мы нападем, но не раньше.

Гарри Лейн казался очень спокойным парнем, и Керни нутром чувствовал, что на него можно положиться в бою.

Они подождали еще примерно пять минут. Машин больше не подъезжало. Наконец взвилась красная ракета, дымя и шипя под дождем.

Это был сигнал для другой, более многочисленной группы «Патриотов» начинать атаку.

Раздалась длинная очередь из тяжелого пулемета. «Патриоты» продвигались к центральным воротам свалки, бросая в старые машины, так называемые «коктейли Молотова» — бутылки с зажигательной смесью. Они не приносили вреда, это было скорее психологическое оружие. Люди возле ворот начали отстреливаться.

Но Керни, Марси, Гарри Лейн и другие из маленькой группы Клайда все еще ждали. Люди ФОСА, включая троих, которые вышли из машины шерифа, побежали к автомобилям. И здесь Клайд показал себя настоящим полководцем. Такой план не постыдился бы использовать сам маршал Монтгомери, а мерзкая погода была только в помощь. Когда две машины выехали на дорогу, чтобы улизнуть со свалки, появился еще один автомобиль. Это был грузовик цистерна, который ехал задним ходом. Примерно на середине дороги грузовик остановился, хотя на него уже мчались три машины ФОСА.

Человек с рацией, который ехал на лесенке, прицепленной к кузову, и по радио направлял водителя, спрыгнул и открутил какой то вентиль под цистерной. В ту же минуту на дорогу полилось масло, а грузовик начал двигаться вперед. Человек с рацией побежал вперед, успев бросить бутылки на дорогу позади себя. Масло загорелось, а грузовик прибавил скорость.

Дорога, единственный путь со свалки, превратилась в пылающий ад. Одна из машин завизжала тормозами и въехала по скользкой от масла дороге прямо в огонь, взорвавшись почти сразу. Вторая и третья успели затормозить и начали сдавать задним ходом.

Грузовик остановился, водитель и его помощник с рацией выскочили из машины и побежали так, как будто от этого зависела их жизнь. Керни понял план. Сейчас в кабине должна была взорваться граната и вызвать воспламенение оставшегося в грузовике масла.

Раздался взрыв. Крыша кабины взлетела вверх, и не успел Керни вздохнуть, как лопнула цистерна. К небу поднялся огненно черный шар, и Керни взглянул на Гарри Лейна и Марси.

Гарри лихорадочно готовился к атаке. Марси облизала губы, похлопывая своим М 16, как будто, желая ей удачи. Керни приложил к плечу приклад своего «Хеклера». Он должен был ждать, пока Гарри Лейн откроет огонь, но сомневался, что Марси дождется сигнала и не начнет стрелять первой.

Машина шерифа мчалась через свалку. Остальные люди ФОСА бежали, спасая свою жизнь, к тому склону, где их ждали Керни и еще четверо «патриотов». Керни не отрывал глаз от машины шерифа, которая петляла между горами автомобильных останков, один раз чуть не свалив на себя целую колонну из покореженного металла.

Первые двое фосавцев уже почти добежали до холма. Из за дождя трава была скользкая и бежать вверх было очень трудно. Керни оглянулся на машину шерифа. Если Билли Хоумен так хитер, как его описали, то он должен быть умен. По полицейской рации он уже наверняка вызывает подкрепление. Захочет ли заместитель, Энди Читвуд, остановить его и тем самым раскрыть свои карты? Керни сильно сомневался в этом.

Примерно девять человек из ФОСА уже взбирались по склону, беспорядочно отстреливаясь от настигавших их «патриотов», просто пытаясь убежать. Слева от Керни застрочил автомат.

— Марси, черт!

Но сюрприз был испорчен и, не дожидаясь Гарри Лейна, Керни тоже открыл огонь, первым же выстрелом свалив кого то на землю. Марси вскочила и, строча из автомата, побежала вниз по склону.

— Марси!

Она даже не обернулась.

— Сумасшедшая девка! — прошипел Гарри Лейн. Он вскочил и тоже побежал вниз, пытаясь ее догнать. Керни был уже на ногах и рванул вниз, потому что у него не оставалось выбора.

Он еще раз успел взглянуть на машину шерифа.

Глава двадцать первая



Лем Пэрриш остановил машину. Несмотря на дождь, он пошел пешком. Из за грязи подъехать к зданию было почти невозможно, он бы наверняка застрял в смешанной с гравием глине. Подчиняясь какому то внутреннему голосу, он оставил револьвер дома, и шел безоружным, натянув на глаза бейсбольную кепку.

Где здесь можно держать мужчин и женщин? Ему с трудом верилось, что такое возможно. Потому что он был в Америке, и люди…

— Что сейчас люди? — спросил себя Лем Пэрриш. О какой презумпции невиновности можно говорить, если солдаты врываются в дома без ордера на обыск или арест?

Он продолжал идти, гравий успокаивающе хрустел под ногами.

Сейчас это было нормой. Иногда он уже забывал, какой жизнь была раньше, до появления «Фронта Освобождения Северной Америки», до того, как «Патриоты» взялись остановить их, потому что правительство ничего не могло сделать. И города, и городишки с тех пор стали как Бейрут, везде были только репрессии, насилие и смерть. А правительство, еще до смерти настоящего президента, чтобы хоть как то сохранить контроль над страной, попыталось превратить ее в полицейский участок.

Смерть президента была последней каплей, и если Роман Маковски и не сотрудничал с руководством ФОСА, то все равно он был преступником. Этого хитрого политикана называли по разному. Его называли убийцей, потому что некоторые политические оппоненты Маковски погибли, так же как и ряд журналистов, которые пытались раскопать факты из его жизни. Некоторые называли его садистом, потому что его жена, которая умерла несколько лет назад, много раз лечилась в частных клиниках после так называемых аварий, когда ее госпитализировали с синяками и даже переломами; его называли «красным», потому что он настаивал на национализации всего, включая медицину и промышленность, на отмене права на ношение и хранение оружия, и постоянно сокращал не только военные расходы, но и зарплату военным. Некоторые говорили, что он взяточник, потому что о его личном состоянии постоянно невероятные ходили слухи, Маковски колоссально разбогател именно из за взяток и связей с торговцами наркотиками. Но никто никогда не называл Романа Маковски идиотом.

И этот негодяй теперь занимал Овальный кабинет, а человек, который боролся за Америку, был мертв. На похоронах Маковски даже плакал, когда камера была направлена на него, и клялся продолжать работу предшественника.

Несмотря на одинокие ночи и на то, что ему не с кем было поделиться своими мыслями, Лем Пэрриш был рад, что отправил свою жену в Канаду.

Люди в военной форме с автоматами в руках охраняли вход в пансион. Вокруг него уже стоял забор, которого никогда не было раньше. По верху забора была пущена колючая проволока. За забором было видно какое то подобие палаток. Все мужчины и женщины жили там, стараясь укрыться от дождя под обрывками брезента.

Пэрриш даже не заметил, как остановился, и только голос охранника вернул его к действительности.

— Что вам нужно? Это запретная зона.

Он облизал губы.

— Я хотел бы поговорить с кем нибудь, кто командует здесь.

— Пошел вон!

Пэрриш рассердился и испугался одновременно.

— Я Лем Пэрриш, я делаю ток шоу на радио. Вы хотите, чтобы я передал наш разговор по всему округу, или вы дадите мне поговорить с вашим командиром?

Он пытался говорить как можно более независимо, хотя руки в карманах дрожали.

— У вас есть удостоверение личности?

Пэрриш медленно подошел.

— Вот, — сказал он, вынимая водительские права и журналистское удостоверение. — Теперь я хочу видеть вашего шефа.

Охранники переглянулись, и один из них подошел к переносному полевому телефону.

Джеффри Керни добежал до подножия холма. Три «патриота» лежали на земле, раненые или убитые, но зато были убиты и почти все люди ФОСА.

Время уходило. Он помчался по скользкой траве и выбежал на еще более скользкую дорогу. Чтобы не упасть, ему пришлось сбавить скорость.

Оба магазина для автомата опустели, и он теперь болтался у него за спиной. В руках Керни держал «Узи». Машина шерифа стояла, а сам он со своими помощниками убегал. Примерно полдюжины «патриотов» преследовали их. Керни очень хотел к ним присоединиться. Он предполагал, что никто из «патриотов» не будет пытаться убить Энди Читвуда, ягненка в волчьей шкуре.

Но у Керни был только один выбор: захватить шерифа Билли Хоумена живым и допросить его, подобравшись таким образом ближе к руководству ФОСА. Ему нужно было время, но время безудержно уходило. Если Хоумен не сумасшедший, то он, конечно же, вызвал подкрепление ФОСА. И если ему удалось вызвать помощь по радио, то эта помощь могла появиться через несколько минут.

Керни бежал, насколько это позволяла скользкая дорога, стараясь не растянуться и не подставить себя под огонь. С последнего возвышения, откуда еще была видна вся свалка, Керни видел, что Хоумен и его заместители уже на другом конце, а это значило, что он должен был обогнуть свалку, чтобы хотя бы приблизиться к ним.

Керни продолжал бежать.

— Что вам здесь нужно, Пэрриш?

Человек, стоявший перед ним, — на поясе у него висели две кобуры, по одной с каждой стороны, — был комендантом лагеря. У него на плече виднелась латунная бляха «Ударных отрядов».

— Я хочу видеть своего помощника, который был арестован за хранение оружия. По моему, это какая то ошибка.

Мужчина, высокий, с обветренным и покрытым оспинками лицом нехорошо улыбнулся.

— Мы не делаем ошибок, когда дело касается оружия, Пэрриш. Трудно не найти ружье.

— Насколько я знаю, это было охотничье ружье, которое он получил в наследство от отца. И его арестовали за то, что он его хранил.

— Я не знаю подробностей, но, по моему, на ружье был установлен снайперский прицел.

— Снайперский прицел? — изумленно повторил Пэрриш. — Вы имеете в виду простой охотничий оптический прицел?

Офицер терпеливо улыбнулся.

— Президентский приказ охватывает любой вид оружия, который может быть использован в преступных целях. Пэрриш, это ведь как посмотреть. В руках у одного это обычное охотничье ружье, в руках другого — это снайперская винтовка. Кажется, я помню этот арест. Черномазый?

— Да, он негр, — сказал Пэрриш, внезапно почувствовав, как будто разговор с этим человеком пачкает его.

— Называй его, как хочешь, все равно черномазый. Как его зовут?

— Грин.

— Хм. Да, теперь я помню. Снайперский прицел высокого разрешения, установленный на ружье. Выбирайте друзей повнимательнее, Пэрриш. Вы же — общественная фигура. Но этот мистер Грин дождется справедливого решения суда, как только до него дойдет очередь.

— Ему предоставили адвоката?

— Сейчас не до адвокатов, Пэрриш. Если бы вы видели, сколько людей проходит через нас, вы бы поняли, что я имею в виду.

— Могу я его увидеть?

— Это невозможно!

— Я хочу повидаться с ним, узнать, какие обвинения ему предъявляются, и найти для него адвоката. Насколько я знаю, он был избит во время ареста.

Майор покачал головой.

— Вы не можете с ним увидеться. Пэрриш, я не выдумываю приказы, я их выполняю, как и всякий другой. Если он был избит или ранен, в чем я сильно сомневаюсь, то у нас есть врачи, которые позаботятся о нем. Что касается адвоката, то вы можете успокоиться, его гражданские права не пострадают. Суд назначит общественного защитника, как и для всех остальных здесь. Но достаточно трудно оправдать человека, если судья видит вещественные доказательства. Каждому задержанному присваивается номер и выдается жетон. Ему сказали, чтобы он его не потерял, а иначе суд может затянуться на неопределенное время.

Это не наказание, это необходимость. Такой же жетон прикреплен к вещественному доказательству. Если он потеряет жетон, то представьте, сколько времени потребуется, чтобы установить его личность, присвоить ему новый номер, и присвоить новый номер вещественному доказательству, которое ему принадлежало. И, конечно, может быть путаница, ему ведь могут приписать другое оружие, например, пулемет.

Майор улыбнулся.

— Вы мало чем сможете помочь вашему другу, даже если увидите его.

— Когда будет этот суд?

— Если, как вы говорите, его арестовали сегодня утром, то суд будет назначен через шесть или семь недель. К сожалению, мы не укладываемся.

Пэрриш дрожал, но дрожал не от страха. Страх прошел, он дрожал от возмущения.

— И ему придется сидеть здесь все это время?

— Вряд ли он будет сидеть. У нас не так много стульев, — засмеялся майор, потом его лицо снова стало серьезным. — Они получают еду, и тут имеются оборудованные туалеты.

— Температура падает, идет волна холодного воздуха.

— Через несколько дней привезут переносные обогреватели, именно для этого случая. Не о чем беспокоиться.

— Я обращусь в суд, — сказал Пэрриш.

— Гражданский суд вряд ли вам поможет.

— Но вы же не собираетесь судить его военным судом?! — воскликнул Пэрриш.

— Это комбинированная система. Мы сотрудничаем с новообразованным Министерством правосудия.

— Подыщите другое название, — прошептал Пэрриш, с трудом сдерживая себя. — Слово «правосудие» больше не имеет смысла.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.