.RU

Западня, или Исповедь девственницы - старонка 5


... Домой. Бежать. Никого не видеть. Ей надо бежать. Домой. К маме.

Ведь говорила же мама...

Наташа залилась слезами.

Она сползла с тахты, иначе не могла, еле поднялась на дрожа   щих ногах, и приоткрыла дверь в холл.

... Слава Богу, что не видно Марины и Шурика!

Тихонько, как могла, она прошла ко входной двери и с ужасом подумала, что никогда не откроет чужую дверь... Но дверь оказалась приоткрытой (это Шурик, убегая, не закрыл ее).

Такси она нашла быстро, кожа сиденья захолодила голую попку, и она снова заплакала, но тут же заставила себя перестать.

Санек проснулся бодрый, даже веселый, только опохмелиться хотелось. Но за этим дело не станет, у него ещё была с собой бутылка, что он, дурак, что ли?   все на стол вываливать. Вспомнилась Наташа, её голенькая маленькая попка, тонкие ножки, длинные мокрые волосы.

И восстал опять Санек.

... Черт те что. Другая девка, что телок молочный, а не стоит и все тут.

Он оглядел комнату   пусто. И хмырюги нету. Наверное, все на кухне похмеляются.

Санек вышел на кухню, там за столом сидели Марина и бабка. Перед ними стояла бутылка водки, закуска, кипел на плите чайник. Было светло и солнечно. А на кухне атмосфера стояла мрачная.

  Чего это вы одне?   спросил удивленно Санек, ожидая увидеть веселую компанию.

  А тебе кого не хватает?   с иронией спросила Марина.

Санек смутился:мне всех хватает, просто где остальные?

  Кто "остальные"?   привязалась Маринка, и Саньку показалось, что в глазах у неё мелькнули злые огоньки.

  Твой, этот, как его, Славик, что ли? (Санек действительно забыл имя Шурика), девчушка подружка, евонная, что ли? (Санек решил все карты спутать, вроде бы он   лох и ничего не понимает).

  Не мой и не Славик, а Шурик, как и ты. Только ты Санек, по деревенски, а он по благородному   Шурик (Марина злилась на Шурика, что он так незаметно утек, она тоже собиралась несла бо провести сегодняшний свободный день. Бабку бы отправила к соседке, Санька к чертям и валяться с Шуриком целый день на тахте. Так ведь утек). А подружка моя вовсе не его, а просто моя знакомая, а что? Понравилась?   вдруг прозорливо спросила Марина.

Санек покраснел и вспотел. Вот, зараза, ну и мозги у нее. Надо как то сбрехать... А может, сказать сейчас все?

Бедный Санек! Мучительные размышления так отразились на его лице, что Марина расхохоталась: вижу, вижу, понравилась! Она всем сначала нравится, а потом, как с ней помямлишь часок, так не знаешь, куда бежать. Давай лучше опохмелимся, братик, веселее будет! Я не люблю, когда, как воры, из приличного дома, из гостей уходят. Без воспитания. А этого нам не на а да, верно, Санек?

Санек пробормотал, что, может, и верно, однако девчушка ему понравилась, и он решил точно на ней жениться.

Бабка и Марина онемели.

Марина встряхнулась, чтобы придти в себя:слушай, ты, чмо, а она то собирается за тебя замуж? (Тут в ней заговорила "городская" кость, Санек деревня. Еще чего,   будет здесь проживать!)

Но Санек не сдавался: а чего за меня не пойти? Я в армии специальность приобрету, деньги у меня есть, тетка на мое имя положила да и Пеструху продала! Я понятливый, подумаешь, скоро помоднее твоего Шурика буду!

Марина сдалась, да и неинтересны ей были Саньковы бредни, тем более, что он сегодня уезжает в Волок, а завтра: ту ту!   в армию на два года.

А бабка заинтересовалась:чего это ты, Санек, вдруг сказился? Зачем она тебе худыщая да лядащая, в Супоневе что, девок мало? Ты, парень, что? Али с ней побывал?

Марина вскинулась: Палага, да ты совсем сбрендила! Где это он с ней "побывал"? Ты что, на старости по сексу поехала?

Пелагея обиделась: Ты, Маринка, неуважительная. Жалею я, Санек, что не тебя, а её сюда взяла. Жил бы сейчас, как царь, а она бы пусть на ферме лоила!

Санек выпил и расстроился: вот вы, бабаня, что наделали! Я там загибаюсь, а вы тут жируете и теперь ещё жалеете, что Маринка не такая. А что, я такой бы был? На вас не угодишь, вот что я скажу.

  Это на меня то, на тихую, не угодишь? Да кто бы стал такие матюгальники терпеть, какие я от Маринки слышу, да кто бы её мужиков терпел?

Дальше бабка не продолжила, потому что почувствовала: далеко зашла, при Саньке то Маринка удержится, а вот потом поддаст ей хорошенько.

Марина пошла в раздрыг: после такого вечера, светского, сек суального, слушать эти деревенские бредни   сил нет, и она заорала:да заткнитесь вы, так вашу мать! Надоели! А ты, Санек, давай, сваливай, тебе завтра на пункт, а ты тут пьешь, как лошадь! А бабаня сама сто очков всем даст, попомни мое слово! Нам с ней разъезжаться надо, вот что! (Марина знала, куда бить   бабка жуть боялась отправки её в деревню).

  Да ладно, ладно, тебе, Маринка, уж и сказать под винцо ничего нельзя, сразу ф фырь, как лошадь норовистая,   закудахтала бабка.

Но Санька был прост, как правда:

  А что, бабань, приезжайте в деревню, там у тетки хорошо, меня не будет, дядька Иван опять сидит.

  Ну у?   Удивилась Пелагея, она так и не спросила Санька о деревенских, и теперь ей было стыдно.

  Вот вам и "ну". Помахался, пьяный, с Серым, чего то они не поделили и дядька Серого под ребро ножичком   чик...

  Уби ил?   взвыла Пелагея.

  Да нет, только так, поранил. Но в милицию забрали, а того   в больницу, теперь тетка одна и ребята подросли. Вот и будете там вдвоем с Лариской. Хорошо!

У Марины заблестели глаза: а что? На время, пусть воздухом подышит, от моих гостей отдохнет, да и мы с ней друг от друга...

Пелагея почуяла недоброе:нет, Санек, тяжела я стала, уж тут доживу как нибудь. Там, поди, у вас и жрать то нечего? Кромя своего.

  Конечно,   обиделся Санек,   у нас разносолов нету. Чего уж. Мужики пьют, бабы на ферме ломят, все, как раньше, ничего хорошего. А то, если захотите, я скажу тетке?

Марина хлопнула ещё рюмку: это дело надо обмозговать, Пелагея надоела ей. И приходиться считаться с тем, что в однокомнатной квартире живет с тобой старуха и осуждает твой образ жизни.

  А чего мне,   уже серьезно беспокоясь и злясь, что её так крепко отсюда выпирают, отрезала Пелагея.   Ты женишься, пока свою избу поставишь, мне где деваться? Я то Ларискину избу хорошо знаю, чего там есть: зала да кухня, да пристройка холодная. А дети пойдут, из меня няньку бесплатную сделаешь? Походила я в няньках то, всюю жизнюю. Досыта!

Санек опять разобиделся: да вы что, чего это я вас в няньки заберу? Да и не женюсь я тама. Женюся здеся, сказал   на этой, подружке Маринкиной.

  На лядащей?   усмехнулась ядовито бабка.

  А что, Маринка, не лядащая?

  Теперь такая мода, дурни вы обои,   сказала вдруг Маринка совсем по деревенски. Это случалось с ней, когда она напива лась или очень злилась, себя не помнила, вот тогда пробивалось а это,   не свое, наносное,   уходило, будто и не было.

Замолчали и выпили еще. За Санькин отъезд, службу и возвращение.

Совсем уже были все хороши, и подошло время песни. И запели. Любимую.

"... Летят утки и и и два гу уся, ой"

(Это вытягивала Маринка, в своих городских компаниях она тоже эту песню пела и имела бешеный успех: пела истово, тоже по деревенски).

Ой! Каво о лю юб лю ю, ни дажду уся   а...

ПАПА И МАМА

В квартире Наташи стояла мрачная тишина. Квартира была веселенькой, простой, с некоторой претензией в прихожей: бра на стенах, красивая круглая вешалка, ящик для обуви, накрытый куском яркого паласа, два новых стула рядком и зер кало с птичкой и цветочками, приколотыми к деревянной раме. Остальные три комнаты были обыкновенными, как у всех: стенка с книгами, телевизором и безделками, мягкая мебель все, что во всех таких стандартных домах и стандартных квартирах.

Вот только комната Светланы Кузьминичны (так звали маму Наташи стройную, не очень красивую блондинку, которая, однако, при желании могла выглядеть очень эффектно) несколько отличалась по антуражу: два нешироких дивана, письменный стол, полки с медицинскими справочниками и книгами и резной настенный шкафчик с замысловатым замком, служивший её личной аптечкой, так как она была врачом. Лечащим врачом венерологом очень опытным. Она тайно лечила на дому незадачливых мужчин и женщин, которые попадали, как говорят, в "непромокаемое" и через связи (тоже тайные) находили Светлану Кузьминичну, и она их лечила и вылечивала, а уж если было невозможно, то подлечивала до сносного состояния.

Люди к ней ходили непростые, простые брались на учет в дис   пансере и шли своим скорбным путем.

Здесь же все было   профессиональная тайна и деньги немалые и подарки, подарки недешевые. Так Светлана Кузьминична поддерживала материально свою непутевую семейку.

Светлана Кузьминична была женщина высокоморальная. Особенно, конечно, доставалось морали дочери, которую она безумно любила и также безумно мучила. Такой у неё был характер. Хотела она, естественно, добра, но таким жестким способом это добро впаривала, что близкие просто падали от её нравоучений и сказов о том, что бывает, когда делаешь плохо и как бывает, когда делаешь хорошо.

Система оплаты у Светланы Кузьминичны была такая: за само лечение деньги, а в конце, если она объявляла человека полностью здоровым (ну, это было, конечно, не всегда, смотря какая болезнь) обозначалась последняя плата   за тайну, лекарства, ласковость, уход и т.д.   подарок. Кольцо, цепочка, браслет, и другое подобное. Только не духи, не цветы и уж, конечно, не конфеты. Иногда вместо подарка была какая нибудь серьезная услуга.

Вот и сейчас она ждала такого "подарка"   услуги, так как быстро и эффективно вылечила одного немалого человека от довольно таки противной болезни.

Касалась эта услуга мужа, его работы за границей. Алек   сандр Семенович когда то славно ездил в загранку, начинал в МИДе. А теперь сидит в резерве, надо ему было поссориться со вторым секретарем, а это известно всем   кто. И поссорился из за политики. Глупость какая! Светлана политику не принимала, не понимала и ею не интересовалась. Ей нужен был её дом, в нем   благополучие, чем и старалась она заниматься. Одна! Муж   не помощник, Натуся ещё маленькая...

Вот в такой дом, свой дом, и должна была вскоре прибыть помятая и, увы... Наташа.

...И ДОЧКА.

Наташа уже минут пять стояла у двери: боялась позвонить (ключей ей не давали, да она их и не требовала, это ей было до сегодняшней минуты ни к чему). Теперь бы ей ключи тоже не понадобились, потому что она была уверена, что в квартире никто не спит и обстановка такая, что лучше не идти. На миг вдруг возникла сумасшедшая мысль: кинуться к лестничному окну, только быстро, чтобы не успеть передумать и... Но как примчалась эта мысль, так её Наташа и испугалась: она реально, почти физически почувствовала ужас, который возникает уже там, за окном, и боль пусть мгновенную, но, наверное, такую страшную! Нет! Мама говорит, что это грех!

Надо сразу начать врать. Врать не давая им опомниться.

А что врать? Хорошо еще, что она не сказала, что идет к Марине,пусть Марина будет в стороне и Шурик тоже. Имя это болезненно отозвалось в сердце, сразу застучало в голове, заломило виски, но сейчас она об этом не должна думать. О, как хотелось бы Наташе ворваться, кинуться маме на грудь и долго плакать и рассказать все все, до капли. А потом выслушать, что скажет мама, и никогда больше не делать ни одной ошибки в жизни.

Однако представив себе такую сцену, Наташа сразу же поняла, что это нереально, что мама, может быть, тут же умрет. Короче,правду говорить ни под каким видом нельзя. Девочки, общежитие, приезд деревенских родственников с самогоном, Наташе, подливают. Все отключаются и просыпаются рано утром еле дыша. Мужчин, парней, мальчиков вообще не было, даже поблизости... Примерно так надо лепетать.

Итак, она звонит. Дверь открылась тут же, как будто мать стояла за ней вплотную,   так и было, Светлана Кузьминична прилипла к двери, слушая ход лифта и вздрагивая от звука открывающихся дверей, ей все казалось, что лифт в ЭТОТ раз везет её девочку, единственное любимое по настоящему существо на белом свете.

Когда Светлана увидела свое чадо   зеленого цвета, в помятом бывшем новеньком платьице, с синяками под глазами, какую то тряссущуюся, но ЖИВУЮ!   то вместо того, чтобы зарыдать и кинуться детенышу на шею, как она собиралась сделать, только бы дочь была жива и с нею ничего не случилось, мама заверещала, как резаная курица, и совсем не то, что в случае счастливого возвращения собиралась сказать:

Где ты была? По каким канавам валялась и с кем? (Конечно, Светлана так не думала, но злость на дочь, на себя за свою тряску от страха занесла её в подобные высказывания.) Посмотри на себя! На кого ты похожа! И позволь спросить, что ты делала до семи утра! И не ври! Я все узнаю!

Мать стояла у входной двери, не пропуская Наташу в дом, та ожидала всего, но все таки расплакалась и стала бормотать то, что придумала. Конечно же, Светлана хотела верить своей Наташе и увы, уже верила, но стращать была обязана и вылить наружу все свои ночные страхи и страдания.

  Что ты несешь? Какие родственники из деревни? Самогон? Ты что, алкоголичка? Что это у вас за группа? Надо узнать! И я узнаю! Спаивать детей! Отец! Саша! Ты слышишь? Иди сюда! Посмотри, на кого похожа твоя дочь!

Отец вышел из комнаты, глянул на дочку, которую, кстати, любил не меньше, чем Светлана, только не так истерично, а, как бы поточнее сказать, с некоторой долей благодушной лени, в силу характера. Глянул и увидел, что дочь в плачевном состоянии. Александр Семенович носом выпивающего человека почуял запах перегара (от девочки!) сильного спиртного и увидел какую то облезлость, похмельную синеву на лице, трясущиеся руки.

...Да а... Сегодня Светка, кажется, права: дочурка погуляла серьезно. И брехаловка, что без парней. Но нельзя же так гноить Наташку сейчас, она, того и гляди, упадет! И он решил, что ребенка надо пока защитить, а уж потом...

  Свет, да не ори ты как резаная! Кругом всех перебудишь (он знал этот аргумент и им пользовался теперь!). Соседям незачем знать, что у нас тут происходит.

Светлана только было хотела выпулить очередную обойму, как тут же заткнулась,   что же это она? Славит свою дочь на весь дом?

Но совсем сдаваться не собиралась и стала шипеть:

А позвонить? Позвонить не могла? Мы все милиции с отцом перетрясли (хотя отец запретил, и этого не было)!

Наташа прошептала, что телефон только у дежурной, а они все заснули...

Отец перебил ее:ребенок, как я понимаю, впервые напился с подружками,так? Со всеми это случается. Хоть раз. Вот, Света, дочь наша сильно поумнела, теперь её калачом не заманишь спиртное хлебать.

Наташа кивнула, и в этом кивке и взгляде на отца была благодарность, пусть думают, что они перепились. Это теперь звучит как невинная шалость.

  Что ты говоришь! Какие слова!   возмутилась Светлана Кузьминична.

  Ну как? Я верно говорю, Наташка? А то мама меня, видишь, останавливает (Наташа опять кивнула).

Наташа почувствовала, что скандал идет на убыль, и слезы, которые она еле сдерживала, полились ручьем. Не выдержала и Светлана, вдруг как птица на рассвете, встрепенулась:

Тебя никто не обидел?

Наташа сквозь слезы посмотрела на отца с надеждой. И он отреагировал на этот просящий взгляд: пусть, Свет, она пойдет и поспит. Отец чуял, что дочери надо остаться одной.

Наконец то Наташа попала в свою комнату. Казалось, что ушла она из неё ну, по крайней мере, месяц назад,   столько произошло за это время и такая другая теперь её комната! Будто вместе с тем, что изменилась она,   а она изменилась   стала другой и комната   враждебной, что ли, чужой, настороженной,   она не понимала окончательно,   но не такой, как ДО.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.