.RU

«СМЕРТЬ – ЭТО ДОЛГИЙ СОН» (1982) - Многочисленным и далеко не ординарным взглядам этого талантливейшего музыканта...

«СМЕРТЬ – ЭТО ДОЛГИЙ СОН» (1982)
Сочинение это написано мной для виолончели и фортепиано. “Смерть ­– это долгий сон” – это первые слова канона120 Гайдна из его «Двадцати четырех канонов», который я выбрал в качестве основы для этого сочинения.

Это, по-моему, один из немногих серьезных канонов Гайдна с чисто духовным текстом. В точном своем виде, то есть в том, в котором его написал сам Гайдн, канон появляется только в репризе у струнного оркестра, когда виолончель начинает играть быстрые пассажи тридцатьвторыми. А так, с самого до начала и, практически, до самого конца, он везде непрерывно и по-разному деформируется: то растягивается до развернутой двенадцатитоновой темы, то, напротив, сжимается до темы, состоящей из одних малых секунд. И когда вы слушаете это сочинение, то в такие моменты вы, практически, не можете найти никаких аллюзий с самой темой Гайдна, настолько она оказывается переосмысленной во всех отношениях (правда, ритм темы Гайдна часто, всё-таки, у меня остается).

Здесь нет никаких вариаций в их традиционном понимании, в старом, так сказать, смысле слова, а есть просто какое-то “варьированное отношение” к этой теме – идея непрерывного канонического изменения материи и плюс отсутствие репризы. Ведь настоящей, собственно репризы здесь конечно нет, хотя в конце, как я уже сказал, и появляется тема канона. Но это совсем не реприза, поскольку темы в её настоящем реальном виде, то есть самой её экспозиции, до этого нигде не было ни в развитии, ни в самом начале.

– Вы сказали, что концепция пьесы это “варьированное отношение” к теме. В этом вашем отношении к ней есть какая-то скрытая программа?

– Нет, Дима, абсолютно нет. Просто это разные видения темы, разные, если хотите, её разные музыкальные прочтения, но всё это совершенно без какого-то скрытого, особого смысла. Здесь нет никакой программы. Это только разные взгляды на тему.

– А чем продиктовано изменение этих взглядов?

– Просто логикой течения самой музыки. По-моему, сами эти слова: “смерть – это долгий сон”, они и дают достаточный ключ ко всему, что происходит в сочинении. Недаром, всё-таки, я не написал, что это «Вариации на тему Гайдна», а вынес в заголовок именно эти слова – первые слова канона Гайдна...

Это сочинение можно, по-моему, с полным правом отнести к сфере того, что мы называем духовной музыкой...

Идея развития здесь сводится к тому, что после всех взглядов на эту тему, на слова, стоящие за ней, вся музыка приходит к вот этому длинному, очень протяженному, соло виолончели, то есть такой новой здесь краске, когда остается только одинокая виолончель, которая поднимается в крайне высокие регистры – прозрачные, но немножко и как бы напряженные одновременно. Тут возникает драматический момент, который очень связан со всей духовной сутью канона Гайдна. И затем, в самых последних тактах, возникает еще одна также очень важная и также связанная с этой же основной идеей новая краска: выстраивается многозвучный одиннадцатитоновый аккорд и тогда один из исполнителей – обычно это бывает второй гобоист – берет колокол и играет только три ноты – вот эти самые три повторения до-диеза, то есть двенадцатого звука, которого не было в аккорде.

– По-моему, эта эволюция материала, или, как вы сказали, “логика течения музыки”, завершаемая именно таким образом, не говоря уже и о репризном проведении весьма строгой канонической темы Гайдна, – это как раз и есть свидетельство вполне определенной программной установки. Это, в принципе, всё тот же финал, вся та же цель, к которой приходят многие ваши сочинения, включая и такое очень важное, как «Пена дней».

– Может быть, и так ... Да, пожалуй, это всё та же идея. Я раньше об этом как-то не думал... Наверное, потому, что не придавал, в принципе, большого значения этой пьесе.

Сочинение это совсем небольшое, оно идет всего двенадцать минут, но, в то же время, в нём всё время ощущается какое-то балансирование между камерной музыкой и почти концертной, то есть здесь есть вторжения контрастной, как будто совершенно чужой, музыки – такие вот, почти барочные, фигуры, построенные на трезвучиях и идущие piu mosso, – это как будто, немножко, как видение из другого мира; оно появляется и в начале, и в конце пьесы; и здесь же есть довольно развернутая и довольно трудная сольная каденция виолончели, которая расположена, правда, ближе к началу, чем в концу, то есть не так, как обычно. Но в целом, всё-таки, музыка выдержана в достаточно спокойных тонах, она очень серьезная, очень сдержанная и кантиленная по природе.

Основной принцип изложения материала здесь канонический.

И язык здесь достаточно традиционный, во всяком случае не такой, как в большинстве других моих сочинений, потому что всё время возникают прямые и ясные тональные аллюзии, появляются даже отдельные тональные аккорды самого Гайдна. Ну, и, естественно, когда появляется сама тема Гайдна в своем, так сказать, первозданном своем виде, она, конечно, идет в настоящей тональности Гайдна.

Пьеса эта была написана мной по просьбе Ивана Монигетти – очень хорошего ви­о­лон­челиста, с которым я много и всегда с удовольствием работал. Сочинение приурочивалось к юбилею Гайдна, по-моему, к стопятидесятилетию со дня его рождения, и поэтому тогда же Монигетти, кстати, попросил меня написать еще и Каденции к двум Концертам Гайдна – ре-мажорному и до-мажорному.

А премьера состоялась в Доме ученых, в Москве, где эта пьеса и была исполнена вместе с обоими концертами. Солировал, естественно, сам Монигетти, а камерным оркестром дирижировал Павел Коган121.


2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.