.RU

Был одним из самых ярких биологов своего времени. Он родился 17 августа 1880 года в состоятельной семье: отец был основателем и совладельцем крупнейшей фабрики

Пауль Каммерер


был одним из самых ярких биологов своего времени. Он родился 17 августа 1880 года в состоятельной семье: отец был основателем и совладельцем крупнейшей фабрики оптических инструментов в Австрии. После обучения, обычного для детей его круга, молодой Пауль начал изучать музыку в Венской академии музыки и даже написал серию песен, позже исполнявшихся на некоторых концертах. 
Уже с молодых лет у Пауля проявилась тяга к зоологии и особенно – к "гадам" (земноводным и пресмыкающимся): у него был небольшой личный зоопарк, или, как сказали бы сейчас, живой уголок. Вероятно, это и увело его от музыки и светских развлечений в совсем другую сферу – зоологию. Успешно окончив Венский университет, Пауль, в возрасте 23-х лет, поступил работать в Институт экспериментальной биологии, основанный на пожертвования частных лиц, в том числе профессора Ганса Лео Пржибрама – выдающегося зоолога-экспериментатора, автора семитомного учебника, по которому учились зоологи начала ХХ века. Сначала Пржибрам взял Каммерера в качестве ассистента для работы с животными в аквариумах и террариумах института. С этим делом молодой исследователь справился блестяще: по воспоминаниям Пржибрама, его виварий был образцом того, как надо правильно содержать животных. В 1904 году он защитил диссертацию и спустя два года стал приват-доцентом Венского университета. В 1905 году Каммерер женился на баронессе Ф. фон Видершперг, и у них родилась дочь, которую по желанию отца назвали Лацерта (Lacerta – по-латыни ТящерицаУ). Родители воспитывали дочь в любви к животным, что было не так уж трудно: по свидетельствам очевидцев, дом Каммереров представлял собой настоящий зоопарк. Успех сопровождал Пауля не только в биологии, но и в других областях. Он снискал большую популярность как среди коллег, так и в артистической и социальной элите. Его учебник по общей биологии стал настольной книгой многих молодых ученых. Кстати, в 20-е годы он был переведен и издан в СССР. 
Одним из уникальных качеств Каммерера была его совершенно непостижимая способность разводить земноводных и пресмыкающихся в неволе. Теперь это может показаться странным – разведение многих видов этих животных поставлено "на поток" благодаря сложному, в том числе электронному, оборудованию. Но повторить опыты Каммерера по наследованию приобретенных признаков у жабы-повитухи, саламандр и протея так никто до сих пор и не смог – именно потому, что никому не удавалось, подобно Каммереру, разводить их в неволе на протяжении ряда поколений, да еще в необычных условиях. 
Но прежде чем перейти к описанию опытов Каммерера, кратко объясним суть проблемы. В начале прошлого века в теории эволюции преобладало два течения: дарвинизм и ламаркизм. Первое основано на признании того, что эволюция есть результат естественного отбора случайных наследственных изменений. Согласно же ламаркизму, эволюция является результатом прямого приспособления организма к условиям среды, причем возникшие в ответ на изменения среды изменения организма передаются по наследству. 
Благодарной моделью для экспериментов такого рода, поставленных Каммерером, послужили широко распространенные в Европе саламандры (Salamandra). Эти хвостатые земноводные представлены здесь двумя видами: обыкновенной и альпийской. Обыкновенная саламандра живет в горах и холмистых местностях Центральной и Западной Европы, Ближнего Востока, Малой Азии и Северной Африки. В отличие от большинства земноводных, она не откладывает икру, а рождает живых личинок с наружными жабрами, которые до этого развиваются в расширенных яйцеводах самки. Спаривание саламандр происходит обычно весной, а в следующем году весной или в начале лета, самки приходят к ручьям и другим проточным или полупроточным водоемам с чистой водой. Каждая самка рождает в воду от 10 до 50 личинок, которые дышат в основном жабрами и потому вне водоемов жить не могут. Со временем они теряют жабры и выходят на сушу. 
Альпийская саламандра живет только в высокогорьях Альп. В отличие от обыкновенной, она рождает полностью сформировавшихся, готовых к жизни на суше и относительно крупных детенышей, все эмбриональное и личиночное развитие которых, включая метаморфоз, происходит в яйцеводах самки. Поскольку это длится долго и требует много энергии, у альпийской саламандры рождается, по сравнению с саламандрой обыкновенной, гораздо меньше детенышей – обычно всего два. 
Суть экспериментов Каммерера состояла в том, чтобы в течение ряда поколений разводить обыкновенных саламандр в холодных и сухих условиях, имитирующих альпийский климат, а альпийских саламандр, наоборот, – в условиях, имитирующих теплый и влажный климат предгорий и равнин. Обыкновенные саламандры в условиях, напоминающих климат альпийских высокогорий, в конце концов стали рождать двух полностью сформированных молодых потомков. А альпийские саламандры, помещенные в условия теплого и влажного климата, стали рождать личинок в воду, причем их число увеличивалось от помета к помету. Второй, особенно важной частью опыта, было выращивание рожденных в этих необычных условиях потомков до стадии половой зрелости и последующее их разведение. Это заняло несколько лет. Приобретенные признаки передавались по наследству, а не вырабатывались каждый раз заново. 
Другой эксперимент с обыкновенной саламандрой был связан с возможностью изменения ее окраски. Обыкновенная саламандра – очень красивое животное: по ее черному телу разбросаны большие желтые и оранжевые пятна. При этом известно, что при выращивании саламандры в условиях светлого фона желтый рисунок проявляется сильнее, а при выращивании на темном фоне – слабее. Целью опытов Каммерера стала попытка выяснения наследования изменений окраски особей, выращивавшихся на разном субстрате. Одна группа саламандр выращивалась на черной почве, а другая на желтой. Эксперимент длился 11 лет! Согласно сообщению исследователя, в первой группе желтые пятна постепенно уменьшались и по достижении половой зрелости, в возрасте около 6 лет, стали очень маленькими. Во второй группе желтые пятна, напротив, увеличивались и превратились в желтые полосы. 
Полученные результаты свидетельствуют о том, что указанные изменения окраски определяются не прямым химическим или фотохимическим действием среды, а реализуются через центральную нервную систему животного. Однако сенсационные данные были получены во второй части опыта по наследованию приобретенного признака. Потомство саламандр, адаптированных к черному цвету, выращиваемое на черной почве, родилось с единственным рядом мелких желтых пятен вдоль середины спины, которые оказались мельче, чем у родителей, и почти исчезли по мере роста саламандр. Напротив, потомство родителей, адаптированных к желтому цвету, помещенное на желтую почву, родилось с двумя симметричными рядами желтых пятен, которые позже объединились в две широкие желтые полосы. В третьем поколении саламандры сверху были окрашены в "однообразный канареечно-желтый цвет". 
Наибольшую сенсацию вызвали опыты ученого с жабой-повитухой (Alytes obstetricans), небольшим земноводным, живущим в Западной Европе и обладающим уникальным способом размножения. В отличие от многих других бесхвостых амфибий, спаривание у жабы-повитухи происходит не в воде, а на суше. В это время самец удерживает самку своими передними конечностями, та откладывает яйца, а самец их оплодотворяет. У земноводных, размножающихся в воде, самка во время спаривания может выскользнуть из объятий самца. Чтобы избежать этого, у самцов имеются так называемые брачные мозоли – небольшие шершавые припухлости эпидермиса, расположенные обычно на передних конечностях. Однако у самца жабы-повитухи их нет: при спаривании на суше кожа самки остается сухой и довольно шершавой, поэтому риск, что она выскользнет из объятий, гораздо меньше. Спаривание у повитух может длиться долго, иногда несколько недель, и все это время самец, несмотря на отсутствие брачных мозолей, удерживает самку. При этом он наматывает постепенно выделяющуюся икру на свои задние ноги и таскает ее с собой, пока не придет пора вылупляться головастикам, и тогда он отправляется в воду. Каммерер решил заставить жабу-повитуху в течение нескольких поколений спариваться, подобно другим бесхвостым земноводным, в воде, чтобы добиться развития у самцов брачных мозолей и их наследования. Ученый поместил повитух в террариум с весьма высокой для этих земноводных температурой воздуха (25 – 30о С) и относительно прохладной водой в бассейне. Не будучи теплолюбивыми, жабы были вынуждены проводить в бассейне все больше и больше времени и в конце концов спарились в воде. Однако кладка, отложенная самкой, не приклеилась в воде к ногам самца, упала на дно, и большинство яиц погибло. Каммереру удалось получить из оставшихся яиц головастиков и дорастить их до маленьких жаб! Насколько известно, все попытки других ученых повторить эксперимент были безуспешными. 
Каммерер считал, что решающее значение для доказательства наследования приобретенных признаков имеют его эксперименты с асцидией (Ciona intestinalis), которая живет на дне моря и имеет два трубковидных сифона, через которые, соответственно, всасывает и выпускает воду. Каммерер обрезал эти сифоны и обнаружил, что, регенерируя, они отрастают на еще большую длину. Чем чаще обрезали сифон, тем длиннее он отрастал, пока не становился как длинный слоновый хобот. Каммерер считал, что ему удалось доказать наследуемость удлинения. К настоящему времени сам факт удлинения обрезанных сифонов асцидии считается доказанным, хотя во времена Каммерера появились статьи, где утверждалось, что и этот опыт воспроизвести не удается. 
Сходная ситуация возникла и с опытами Каммерера с европейским протеем (Proteus anguinus). Протей – весьма любопытное земноводное, обитающее в пещерах Югославии, Албании и северной Италии и похожее на "длинную белую лапшу с ножками". Протей лишен глаз, точнее, они находятся у него в рудиментарном состоянии под кожей. Все попытки "открыть" ему глаза с помощью естественного света ничего не давали. Однако Каммерер добился этого, выращивая протеев под красным светом. Сейчас такая возможность уже не вызывает сомнений, хотя в то время казалась удивительной. 
Эксперименты с асцидией и протеем, казавшиеся совершенно невоспроизводимыми, а потому подозрительными современникам Каммерера, но вполне подтвержденные в наше время, заставляют по-иному взглянуть и на другие опыты ученого. А именно – не отвергать их сразу за "невоспроизводимость". 
Первым серьезным оппонентом Каммерера стал в 1910 году знаменитый английский генетик Бэтсон, резко выступавший против ламаркизма. Он считал наследование приобретенных признаков "процессом совершенно непостижимым". В 1910 году Бэтсон посетил Вену как гость Пржибрама и встретился с Каммерером, после чего сменил свое скептическое отношение к нему на открытую враждебность. Брачных мозолей у увиденных Бэтсоном в институте жаб-повитух не было, так как, по объяснению Каммерера, они появляются только в брачный период. Из этого, а также из долгого разговора с Каммерером Бэтсон заключил, что их (брачных мозолей) быть и не могло. 
Вскоре началась Первая мировая война. Научные связи между воюющими государствами прервались. В 1919 году Каммерер опубликовал в журнале ТArchiv fЯr Entwicklungs-mechanikУ свою наиболее подробную статью по жабе-повитухе. В ней содержались ответы на ряд критических замечаний. 
Примерно тогда же, в 1919 году, в научной печати, в основном английской, впервые прозвучало вслух предположение о фальсификации результатов сенсационных опытов. В частности, в своем письме в журнал ТNatureУ (1919 г.) Бэтсон предположил, что саламандры необычной окраски были получены не в результате экспериментов, а приобретены у торговцев животными. 
Дело в том, что в начале ХХ века увлечение террариумами в Европе переживало подъем и, например, в Австрии вполне можно было приобрести ярко окрашенных саламандр, пойманных за рубежом, где обитают подвиды с подходящей окраской. Но это звучит сомнительно. Развитие желтых пятен и полос у саламандр было постепенным процессом, занявшим 6 лет. И штат венского института, возглавляемого Пржибрамом, в чьей честности никто не сомневался, не мог бы не отметить подмену животных в аквариумах и террариумах, выставленных на обозрение публики. Так что предположение о фальсификации было тогда отвергнуто.
В 1923 году Естественно-историческое общество Кембриджа организовало визит Каммерера в Англию. Там австрийский ученый прочел лекцию, а также и в знаменитом Линнеевском обществе в Лондоне. С собой он привез целую коллекцию, включая экземпляры протея, саламандр и последний и единственный экземпляр заспиртованной жабы-повитухи с брачными мозолями (во время войны большинство препаратов пропало). Этот препарат десятилетнего возраста, заспиртованный в банке, был решающим доказательством в научном споре и, как полагают, причиной трагического конца Каммерера. 
В 42 года, потеряв своих любимых саламандр, жаб и ящериц, Каммерер напоминал писателя, который сжег свои рукописи. Свою кембриджскую лекцию Каммерер закончил словами: "Нынешние обстоятельства мало благоприятствуют продолжению этих исследований в моей обедневшей стране. Во время войны были потеряны мои экспериментальные животные, родословные которых были известны и велись в течение предыдущих пятнадцати лет. Я уже не так молод, чтобы повторять эти эксперименты еще 15 лет и дольше...У Кембриджская лекция и последующие дискуссии принесли громкий успех Каммереру, свидетельствующий о большом интересе и в целом объективном отношении ученых. Многие сходились на том, что Каммерер говорил искренне, и не предполагали фальсификаций с его стороны. Однако сам Бэтсон даже не счел нужным прийти на лекцию и исследовать привезенный экземпляр жабы. 
Cкандал разгорелся в августе 1926 года, когда Г. К. Нобль, известный американский герпетолог, опубликовал результаты исследования последнего экземпляра жабы-повитухи, который он получил с согласия Каммерера и Пржибрама при посещении их института. Нобль выяснил, что знаменитый экземпляр был самым примитивным образом подделан – у жабы не было никаких следов брачных мозолей, а черная окраска на передней левой конечности была вызвана инъекцией туши. 
Как писал Пржибрам, результаты анализа потрясли Каммерера. Пржибрам допускал, что тушь была введена кем-то из сотрудников музея для того, чтобы сохранить вид брачных мозолей там, где специфический эпидермис стерся в результате многократных осмотров и перевозок. Маловероятно, что Каммерер знал об этой инъекции – во время его поездок в Англию экземпляр многократно обследовался и возить с собой подобную подделку было бы опасно. Кроме того, когда доктор Холдер Хиден из Готенбурга (Швеция) в 1970 году (уже после смерти Каммерера) попытался сымитировать подделку брачной мозоли жабы-повитухи с помощью туши, то выяснилось, что инъецированный участок не мог бы сохранить первоначальный вид в течение трех лет, т.е. со времени демонстрации в Англии (1923 г.) до 1926 года. Получается, что тушь под кожу заспиртованного экземпляра ввели незадолго до экспертизы. Был и второй экземпляр жабы-повитухи, найденный через некоторое время в одной из музейных банок. У него был обнаружен сходный аберрантный "пигментный" участок под кожей, но обследовать этот экземпляр уже не стали, и что с ним стало впоследствии, неизвестно.
Кто и для чего мог подделать первый экземпляр – тайна, покрытая мраком. Еще в 20-е годы ХХ века появились предположения о том, что кто-то из ближайших коллег ученого очень хотел дискредитировать его, а заодно – и саму идею наследования приобретенных признаков. Если это так, то цели своей он практически достиг. 
Но есть и другая, "политическая", версия. Она тоже может представлять интерес. Как известно, в те годы в Германии и Австрии набирал силу фашизм. Каммерер же в то время пользовался известностью не только как ученый, но и как искренний пацифист и социалист. Более того, он даже собирался переехать в Советский Союз и организовать там свой институт – переговоры об этом велись в советском посольстве в Вене. Так что, фальсификация могла быть делом рук кого-то из сотрудников института, придерживающегося других политических взглядов... 
В СССР Каммерера ожидал теплый прием, и он даже переслал в Москву свою обширную библиотеку по зоологии. Были переведены на русский язык и книги самого Каммерера, например, "Общая биология" и "Загадка наследственности", где кратко говорится и об опытах с саламандрами. Возможно, в Советском Союзе располагали неизвестной сейчас информацией о том, что Каммерер – не фальсификатор. А может быть, от ученого требовалось публичное разоблачение нравов "буржуазной" науки. 
Кстати, в те годы по сценарию А. Луначарского был поставлен фильм под названием "Саламандра" – о молодом и талантливом западном ученом, который подвергался гонениям со стороны фашиствующих мракобесов и уехал в СССР, где ему предоставили возможность плодотворно работать. 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.