.RU

* * * - Новогодние каникулы закончились в этот раз хуже всего. Вернее, не то чтобы все помирали с похмелья, как...


* * *


Юля проснулась от звонка в дверь и, сразу встав с кровати и накинув халат, пошла к двери. Посмотрев в глазок, она быстро поправила прическу, открыла дверь и побежала в комнату, крича на ходу:
— Вот! Вот сюда заносите, не разувайтесь!
Она лихорадочно начала убирать с уже пустой полки из-под телевизора разные журналы и протерла ее лежащим тут же носовым платком. В комнату двое мужчин в форменной одежде магазина бытовой техники внесли телевизор в коробке.
— Вот, вот сюда ставьте, — торопливо говорила Юля, показывая на полку. Потом увидела, что доставщики все же разулись, и с упреком сказала: — Ой, ну я же говорила, не разувайтесь… Ну что вы? — она помогла им выставить коробку на полку и махнула рукой. — Все, дальше я сама тут все подключу… Спасибо…
Мужчины пошли к выходу из комнаты. Юля стала зачем-то еще протирать и коробку, приговаривая:
— Пока он все деньги не вложил в свой «ПЕТРОГАЗ», хоть телевизор купить… А то только разбивать может…
Протерев коробку, она нагнулась к журнальному столику и перевернула перекидной календарь с двенадцатого на тринадцатое января.

* * *


В комнате отдыха отделения травматологии громко работал телевизор. Несколько инвалидов сидели по диванам и со скучающим видом смотрели новости о том, что началась пробная прокачка газа в Европу, но труба оказалась пустой и газ не пошел. Один из переломанных повернулся в сторону открытой двери палаты Пети и громко спросил:
— Ну что, Петь? Можно переключать?
Петя все так же лежал на растяжке в своей палате и с приподнятой головой внимательно слушал новости через открытую дверь. Услышав заданный ему вопрос, он резко, но просящим голосом сказал:
— Тихо-тихо! Подожди! Щас курсы скажут, и все, ну пожалуйста!
Все загипсованные и перебинтованные зрители промолчали. Задававший вопрос инвалид скучно зевнул и опять уставился равнодушными глазами в телевизор. Там уже говорили, что теперь новости экономики и слово передают коллеге Игорю Полетаеву. Тот говорит «спасибо» и сразу о том, что доллар сегодня опять вырос на двадцать две копейки.
Петя сразу изменился в лице, резко схватил лежащую у кровати утку и с силой бросил ее в открытую дверь. Утка попала в косяк и с грохотом упала на пороге. С койки напротив на Петю одним испуганным глазом посмотрел его сосед по палате с забинтованной головой.
— Переключайте! — нервно выкрикнул Петя и со злостью посмотрел на своего соседа. Тот сразу закрыл единственный открытый от бинтов глаз, делая вид, что засыпает.
Инвалиды в комнате отдыха тоже сразу встрепенулись от грохота и, с опаской посматривая на дверь, переключили с пульта на другой канал.
Петя в палате набрал на сотовом номер и сказал в телефон, как только ему ответили:
— Толик, здорово. Ну че, когда там комиссия будет? У нас уже все готово почти! Надо поторапливаться. Ты знаешь, что доллар опять прибавил?
Петя слушал ответ озабоченно и вдруг резко поменялся в лице и возбужденно спросил, сразу приподнявшись на локтях:
— Когда будут?! Этот точно?! Прямо сюда приедут?! Все, давай, Толик! Ты умница. Мы будем ждать вас!
Он резко отключил телефон и возбужденно сказал соседу с перевязанной головой, одновременно набирая другой номер на телефоне:
— Слушай, сходи позови, пожалуйста, дежурного врача. Скажи, что очень срочно!
Сосед неохотно открыл единственный глаз, но все-таки поднялся и пошел. Тут было принято помогать тем, кому трудно или невозможно ходить. В это время телефон Пети ответил, и он резко сказал:
— Федя, ну что там у тебя?! Давай заканчивай, и в обед вези все сюда, они уже после обеда подъедут. — Федя что-то возразил ему в ответ, но Петя сразу повысил голос и продолжил: — Бери такси и вези, о деньгах не думай! Я здесь сам расплачусь с таксистом. Потом покрасим, Федя. Нам главное показать, как это будет работать. Давай, я щас Олегу позвоню предупрежу, пусть кашу ест.

* * *


В цехе завода Федя снял сварочную маску и отложил в сторону сотовый. Другой рукой он положил на бетон сварочный аппарат, который еще дымился. Потом встал и посмотрел на сваренный им ящик с круглым отверстием. Рядом с этим ящиком лежали уже сваренные куски труб, к наконечникам которых были прикреплены обрезанные резиновые воронки. Федя довольно осмотрел свою работу и с возбужденно-радостным видом достал из тумбочки старый противогаз. Он взял резак и начал торопливо вырезать из него клапан.
Проходящий мимо сосед по станку увидел странные изделия и, подойдя к нему, с интересом спросил, разглядывая сваренные трубы:
— Чего это ты мастеришь такое? На дачу, что ли? Поливалка?
— Надо, Федя, надо! — загадочно ответил Федя, опять копируя мастера. Он уже вырезал клапан и, проверив ртом, как он работает, очень гордо добавил: — Потом узнаешь еще…

* * *


По коридору травматологического отделения шел врач в белом халате и запихивал обратно в палаты перевязанные головы любопытных инвалидов, выглядывающих в двери на комнату отдыха. Им всем было интересно, что же там такое происходит. Впервые здесь собрался не совет врачей, какой они привыкли видеть на обходе. В этот раз в комнате отдыха отделения собрались какие-то очень важные чиновники, которых даже не заставляли надевать белые халаты с бахилами. А сами врачи вместе с главным обходили их стороной и старались не мешать.
— Ложитесь по кроватям… Ложи-итесь… — приговаривал с растяжкой врач, запихивая в палату голову одноглазого любопытного. — Тихий час сегодня продлен… Про-одле-он…
В комнате отдыха Федя докручивал до конца грелку, и из горелки вырывались последние языки пламени. Здесь все было как обычно, за исключением того, что рядом с елкой поставили ширму из процедурного кабинета и сюда же выкатили кровать Пети, поскольку нога его находилась на растяжке. Вот только на диванах сейчас сидели не больные, а специально приглашенные отцом Толика люди из Правительства Москвы. Они равнодушно смотрели на огонь, не видя в этом ничего сверхъестественного. Толик сидел на Петиной кровати под елкой, и они оба с надеждой смотрели на важных чиновников, один из которых равнодушно сказал, когда потух огонь:
— Ну что ж… На огонь, как известно, можно смотреть вечно… А что вот это были за звуки, которые издавал за ширмой вот этот молодой человек.
При этом он кивнул на Олега, который стоял рядом с Катей возле ширмы. Олег явно засмущался и посмотрел в поисках поддержки на Толика и Петю.
Петя с Толиком переглянулись, и Петя сказал, очень волнуясь и запинаясь:
— А… Это была… поп-музыка… отечественная…
Федя повернулся к брату и подсказал ему потихоньку:
— Олег украинец…
— То есть… зарубежная… — тут же поправляется Петя.
Лица чиновников остались по-прежнему беспристрастны. Увидев это, Толик заговорил, явно тоже волнуясь, но не заикаясь, как Петя:
— Ну как же? Ну неужели вы не поняли? Это же были газы, обыкновенные газы, которые каждый день выходят из человека. Он просто выпустил их за ширмой не в воздух, как обычно, а вот в эту грелку… Если он сделает так несколько раз, то на этом газе можно приготовить еду или согреться…
Услышав это, некоторые лица чиновников стали заинтересованными. Другие, наоборот, сделались брезгливыми и даже скривились. Один из них, которого называли Владимир Иваныч, недовольно выдохнув и морщась, проговорил:
— Бред какой-то…
Но сидевший на другом диване Виктор Палыч посмотрел на него несогласным взглядом и очень заинтересованно сказал:
— А что? Мне кажется, это очень даже интересно… Альтернативное топливо… Должна же быть у «ГАЗПРОМа» хоть какая-то конкуренция…
Сидевший ближе всех Олег Иваныч, тоже недовольно фыркнувший после выступления Толика, даже поднялся и заговорил недовольным голосом, подходя к Феде:
— Да, но это и не конкуренция никакая… У них газ, это привычное голубое топливо… А здесь какое-то… — он принюхался к атмосфере вокруг Феди и горелки и, так ничего и не учуяв, проговорил: — Непонятное… Еще хорошо хоть не пахнет…
— Так это он выгорел потому что, — тут же недовольно объяснил Владимир Иваныч. — А вы понюхайте его до того, как он…
— Но ведь и обычный газ из наших плиток тоже не очень хорошо пахнет, — резонно заметил Виктор Палыч, перебивая его. — Так что это нормально…
Сохраняющий нейтралитет Сергей Палыч показал на сваренный, но не покрашенный ящик и спросил:
— А вот этот вот ящик, надо полагать, это для сбора газа с населения? И где вы их хотите устанавливать?
— Да везде, где только можно, — с готовностью ответил Толик. — Он много места не занимает. Меньше газетного автомата в пять раз. Только они еще красиво покрашены будут. А впоследствии планируем провести газопровод и вывести на улицы вот такие трубки. Они займут места еще меньше. — Он встал и поднял с пола сваренные буквой Ш металлические трубки, каждый из трех концов которой украшали резиновые наконечники в виде воронки. Толик стал показывать всем на эти наконечники и продолжил объяснять: — Вот здесь клапана, такие же, как на временных ящиках. То есть газ будет сюда попадать от людей, а обратно нет. — Он перевернул букву Ш и показал рукой на ее основание и на бумаги, которые лежали на журнальном столе перед чиновниками. — Нижняя часть конструкции в земле, как показано у вас в чертежах. Она будет соединена такой же трубой с единой системой газопровода, из которой газ будет откачиваться в хранилища. — Он опять перевернул конструкцию воронками вверх и показал на воронки. — Как видите, сбрасывать газ могут одновременно три человека. Но и ящиков мы можем пока поставить побольше. Если установить газосборники везде, где можно, мы получим миллионы кубометров топлива из одной только Москвы.
— В нашем здании надо обязательно такой ящик поставить в туалете, — поучительно подняв вверх палец, сказал Виктор Палыч. — Пока там сидишь, за десять минут только и слышишь, как все газы на ветер выпускают возле писсуаров. А ведь это ценное топливо.
Владимир Иваныч сразу недоуменно посмотрел на него. Но Виктор Палыч ничуть не смутился и спросил, пожав плечами:
— А что, разве не так? Сколько топлива расходуется впустую…
Почувствовав его поддержку, Петя приподнялся на кровати и произнес уже без такого волнения, как в начале:
— В то время как в странах Европы уже критическая нехватка газа. Каждый день только и слышишь по телевизору…
Сохраняющий нейтралитет Сергей Палыч посмотрел на Петю и Толика, который продолжал держать трубы, и уже более заинтересованно спросил, показывая на приготовленный Федей инвентарь:
— А как вы планируете убедить народ пукать не на улицу, а вот в эти ящики и трубки?
— Нужно пропагандировать это, — тут же ответил Толик. Он серьезно готовился к этой встрече и проделал уже немалую работу, поэтому на такие вопросы у него были заранее готовы ответы. — Через телевидение… Радио… Везде… Что нельзя расходовать газ понапрасну! Что нужно помочь замерзающей Европе! Мы снимем несколько рекламных роликов, вот даже актриса у нас какая красивая. — Он показал на Катю, которая тут же покрылась румянцем и застенчиво опустила глаза. — Повесим щиты, плакаты… Сами будем подавать пример…
— Можно привлечь еще борцов за чистоту окружающей среды, — опять подняв палец, высказал умную мысль Виктор Палыч. — Они обязательно поддержат. — Он развел руки в стороны и поучительно посмотрел на всех членов Правительства. — В конце концов, люди же просто портят воздух, причем все до одного…
Сидевший до этого молча толстый Павел Александрович спросил, с похотливым интересом смотря на Катю:
— А что, девушка ваша тоже будет подавать пример другим девушкам?
— Конечно, — тут же уверенно ответил Толик, взглянув на смущенную Катю. — И в рекламе она снимется… Пукают-то все, начиная от бомжей и кончая президентами. Зачем стесняться того, что естественно?
— И что, вы можете продемонстрировать нам, как надо не стесняться? — спросил Павел Александрович уже непосредственно у нее, продолжая похотливо пожирать ее глазами.
Катя сильно смутилась и отвернулась. В коридоре стояли и со стороны наблюдали за всем происходящим главврач и его помощник. При последних словах они недоуменно переглянулись между собой, и к ним тут же с интересом подошел тот, который заталкивал обратно в палаты головы инвалидов. За спинами врачей эти головы тут же вылезли вновь, смотря кто одним заплывшим глазом, а кто просто слушая единственным торчащим из-под бинтов ухом.
— Конечно, продемонстрирует, — посмотрев на смущенную Катю, ответил за нее Петя. — Только она сейчас не хочет… Ну, в смысле, не она не хочет, а организм не хочет… Вы ж понимаете, это процесс неконтролируемый…
— Вот именно поэтому наши газосборники, а впоследствии и газопроводные трубы должны быть везде, — сразу вмешался Толик, пытаясь отвлечь разговор от Кати, — ведь человеку может приспичить в любом месте.
— Это мы уже слышали, — не попавшись на его уловку, сказал Павел Александрович и опять выжидающе, с явным интересом посмотрел на Катю. — Хотелось бы увидеть, как это будет происходить на практике. — Он даже приподнял свое грузное тело от спинки дивана и двинул его вперед, как будто стараясь быть ближе. Обращаясь уже опять к Кате, он сказал:
— Как вы будете подавать пример другим, девушка. От этого зависит успех не только сегодняшней встречи, но и всего вашего предприятия…
На несколько секунд повисла напряженная тишина, в которой слышно было только толкание и стук бьющихся голов инвалидов, пытающихся тоже увидеть или услышать, что происходит на этом странном консилиуме. Наблюдающие за сценой врачи тоже широко раскрытыми глазами смотрели на Катю. Петя же, видя ее нерешительность и даже явное замешательство, сказал:
— Конечно, она покажет, как только организм ее будет к этому готов, — больше подбадривая этим саму Катю. — Как подойдут газы. Ведь стесняться тут совершенно нечего. Стыдно должно быть, когда ты воздух окружающим портишь… А когда все газы уходят в газосборник, никто и не почувствует этого, — говорил он, пристально посматривая на Катю. Потом посмотрел на всех и спросил, опять больше для Катиных ушей: — Разве кто-нибудь почувствовал посторонние запахи, когда Олег спускал газы в грелку? Простите, в газосборник?
— Абсолютно с вами согласен! — тут же поддержал его Виктор Палыч. Он даже поднялся с дивана и, опять по-учительски смотря на всех, убедительно продолжал: — Такие газосборники должны быть везде, во всех клубах и ресторанах, во всех концертных залах и театрах, во всех школах и институтах, в общем везде, где есть массовое скопление людей, включая Государственную Думу! Пукать все должны в специально отведенных для этого местах, оборудованных газосборниками, а не отравлять воздух окружающим!
— Да вы хоть понимаете, что вы говорите?! — в сердцах возразил Владимир Иваныч. — Вы предлагаете перерыть весь город, чтобы провести всюду эти… — он как-то нервно потыкал рукой на конструкцию в руках Толика и, явно не зная, как ее обозвать обидно, все же выдавил из себя:
— Газопроводы! Да кто вам это позволит?!
— Они же не предлагают сразу перерыть! — опять разведя руки, ответил Виктор Палыч и показал на ящик. — Для начала попробовать вот с такими ящиками! Если эксперимент удастся, если собранного газа хватит, чтобы отопить наш город, тогда уже можно собраться повторно и подумать о перспективах! Лично я «за»! — При этом он поднял правую руку вверх, как на голосовании, потом ей же стал тыкать на грелку в руках Феди и говорить: — Ведь это тоже, можно сказать, природный газ! И я буду горд, если наши соотечественники первыми станут рационально использовать эти… — он немного осекся, не зная, как правильно назвать, но тут же нашелся и сказал:
— Природные ресурсы!
Пока он говорил, Петя с надеждой смотрел на Катю и, встретившись с ней глазами, показывал ей красноречивым взглядом на грелку. Катя тяжело вздохнула и, немного подняв голову и обведя всех стыдливым взглядом исподлобья, опять посмотрела на Петю и согласно кивнула головой. Видно было, что далось ей это тяжело. Но Петя подбодрил ее еще одним кивком головы.
— Вот именно, что этот газ тоже природный. Я бы даже сказал, что он слишком природный. То есть он есть везде, во всех странах, — возразил говорившему Олег Иваныч и сказал Пете с Толиком: — Вы не сможете уже продавать его как истинно российские полезные ископаемые.
— Почему? Мы же получим патент на это изобретение, — не согласился Толик. — И все, кто попробует добывать у себя газ таким способом, будут преследоваться по закону.
— Правильно, — по-ленински взмахнув рукой, поддержал Виктор Палыч. — Так же как наш автомат Калашникова. Ведь сделать его могут все, а вынуждены покупать у нас.
— Да и Калашниковы наши подделывают уже, — тоже махнув рукой, но уже не согласно, сказал Владимир Иваныч.
В этом вопросе с ним вынужден был согласиться даже Виктор Палыч, и он согласно развел руки в стороны и проговорил:
— Нет, ну от пиратов, конечно, никуда не деться! Пока нет соответствующих законов, кто-то попытается тоже так добывать газ и в своих странах, особенно в тех, которые сейчас замерзают! Но ведь можно же их и поймать на этом, как ловят хоть изредка видеопиратов и прочих!
Пока он говорил, Петя опять с надеждой взглянул на Катю. Она поймала его взгляд и немного подвигала животом, втягивая и выпячивая его. Прислушавшись к организму, она посмотрела на Петю и поджала рот, давая понять, что пока не получается. Петя недовольно качнул головой.
— Это, ко всему прочему, будет серьезная компания, которая будет выплачивать серьезные деньги в бюджет в виде налогов, — резонно добавил Толик свой очень весомый аргумент.
— Каких еще налогов? — с усмешкой не согласился с ним Олег Иваныч и, пристально посмотрев на него, изобличающее произнес: — Вы думаете, здесь непонятно, что вы пытаетесь легально уйти от налогов? Ведь этот газ не является полезным ископаемым, и его добыча и продажа не может облагаться налогом.
— Нет-нет, что вы?! Мы наоборот будем настаивать на внесении изменений в законодательство, — горячо и убедительно заговорил Толик, даже приложив руку к сердцу и честным взглядом смотря поочередно на всех чиновников. — Ведь наш газ будет в основном идти на экспорт, в те страны, которые больше всего нуждаются… И мы хотели бы сами платить налоги и приносить пользу и своей стране тоже…
После таких слов, произнесенных с рукой у сердца и таким патриотическим тоном, все противники проекта задумались, и опять повисла тишина. Потом Павел Александрович опять перевел взгляд на Катю и возразил, но уже как-то нерешительно:
— Ну не знаю… Лично я уже начинаю сомневаться, что они привлекут народ к сбрасыванию своих газов.
Они даже сами стесняются этого, — посмотрев на всех, неуверенно сказал он и показал рукой на Олега и Катю поочередно. — Один за ширму ходил это делать… Другая не желает этого вообще показывать. — Он перевел взгляд на Петю с Толиком и сказал, кивая на ширму: — Как вы собираетесь подавать пример? Ящики эти еще ладно… Но ширмы-то такие вам точно никто не даст ставить в городе.
— Да мы покажем-покажем, — тоже приложил руку к сердцу Петя и с надеждой посмотрел на Катю. — Она покажет… Просто ждет, когда подойдут газы…
В палате Пети больные, толкая друг друга, лезли высунуть голову из приоткрытой двери, чтобы лучше видеть и слышать. Одноглазый обернулся на нетерпеливо топчущихся у двери соседей, которым не хватило места, и недоуменно сказал потихоньку:
— Че они там мутят, ниче не могу понять?
Он сразу высунул голову обратно в проем между двумя уже торчащими там головами, а инвалид в кресле начал хватать его и тянуть назад, возбужденно и громко шепча:
— Дай-дай я гляну! Щас я вычислю, че там!
В комнате отдыха Толик, все еще держа сваренные трубы как символ, продолжал горячо убеждать всех, активно жестикулируя свободной рукой.
— Да поверьте, будет серьезная реклама этому. И не только наша девушка будет в ней сниматься, — показал он на Катю и, подняв руку, показал пальцем вверх. — Уже есть несколько договоренностей со звездами кино и шоу-бизнеса! Уже согласились сбросить газы в газосборник Дима Билан и Ксения Собчак. Сейчас ведем переговоры с Гошей Куценко… Они будут с экранов телевизоров призывать к этому всех.
Пока Толик говорил, Виктор Палыч подошел к Кате и, взяв ее за руку, ободряюще заглянул ей в глаза и кивнул в знак поддержки. Она смущенно улыбнулась ему и согласно кивнула головой. Но, поделав опять движения животом, лицо ее сделалось грустным. Она виновато посмотрела на него и произнесла потихоньку:
— Ну не получается пока…
Федя с болью посмотрел на это и отвернулся в окно. Виктор Палыч забрал у Феди грелку и, протягивая Кате, опять потихоньку и ободряюще сказал ей:
— Ну, не бойтесь… Все будет хорошо… Вы ведь каждый день это делаете…
— Я стараюсь… — виновато произнесла Катя, взяв грелку и поделав опять движения животом.
Павел Александрович со своего места опять посмотрел на нее и, откинувшись обратно на спинку дивана, сказал с сомнением:
— Ну, не знаю, не знаю… Будет ли толк от всей этой рекламы…
Петя взглянул на него и сказал, показывая на Олега:
— Помимо всего, у нас будет еще и свой штат пукалыциков… — Он немного осекся, но тут же поправился, виновато посмотрев на Олега: — То есть производителей газа. Один наш Олег может за день произвести кубометр газа. И сейчас наш главный конструктор, — он показал на Федю, который при этих словах сразу повернулся обратно ко всем и гордо распрямил спину, — разрабатывает систему ночного сброса газа. Специальные трусы с мягким шлангом.
Виктор Палыч, все еще держа руку Кати и ободряюще смотря на нее, обернулся на эти слова ко всем и воскликнул, опять по-ленински взмахнув рукой:
— Правильно! Добро не должно пропадать и ночью!
— Да им же неудобно будет спать с подсоединенным к заду шлангом! — кивнув на Олега, серьезно возразил Олег Иваныч.
— Шланг мы еще не утвердили, — почувствовав промах, тут же встрял Толик. — Может, разработаем какие-нибудь мягкие газосборники, которые на ночь можно будет просто засовывать в трусы, и все.
Сохранявший до этого нейтралитет Сергей Палыч вдруг радостно вскинул голову, почувствовав выход из своей больной темы, и теперь уже твердо встал на сторону новоявленных предпринимателей.
— Точно! — радостно воскликнул он. — И не нужно будет опасаться за ночной неконтролируемый сброс газа…
— Правильно! — поддержал его Виктор Палыч. — Добро не должно пропадать ни днем, ни ночью… И воздух в квартирах, общежитиях, в армейских казармах, зонах да и везде будет чище!
В этот момент Катя, сделав напряженное лицо, резко вырвала у него свою руку и, подняв юбку, засунула под нее сзади грелку. Лицо ее застыло в напряженном ожидании. Чиновники и врачи все сразу уставились на нее расширившимися глазами. Торчащая голова инвалида из Петиной палаты выпучила свой единственный глаз. Толстый Павел Александрович так резко бросил свое тело вперед, что диван заскрипел. И только Виктор Палыч с Петей и Толиком смотрели на нее радостно.
Звук был шипящий и такой еле слышный, что сидящие дальше всех на диванах Владимир Иваныч и Павел Александрович наклонили головы и выставили одно ухо вперед, чтобы услышать. Но, когда Катя резко достала из-под юбки грелку и передала ее Феде, который быстро начал вкручивать в нее штуцер, Владимир Иваныч сказал с сомнением:
— А ничего же не сделала… Я ничего не слышал…
— Я тоже ничего не слышал, — покачав головой, тут же подтвердил Олег Иваныч.
Катя смущенно глянула на всех и стыдливо опустила взгляд.
— Да как не слышали?! — победно смотря на возражающих, радостно сказал Виктор Палыч. — Я рядом, все слышал! Да сейчас и сами все увидите!
Он кивнул на Федю, который уже вкрутил штуцер и, достав из кармана зажигалку, зажег огонь.
В палате Пети одноглазый резко высунул голову из приоткрытой двери и ошарашенно произнес, смотря на всех выпученным глазом:
— О-хре-не-еть!!!
Он так же быстро попытался просунуть перемотанную голову обратно в проем между двумя другими инвалидами.
— Че там, че там? — сразу полезли за ним все остальные в палате, включая колясочника.
Но со стороны коридора голову одноглазого вытолкнула обратно рука врача в белом халате, и послышался его голос:
— Ну-ка спать! Спа-ать!
Петя с Толиком и Виктором Палычем, довольно переглянувшись, победно смотрели на остальных, которые уставились на догорающий огонь задумчивыми глазами.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.