.RU

Не таково мнение доктринерской школы социалистов, или скорее авторитарных коммунистов Германии, школы, основанной несколько раньше 1848 г и оказавшей надо - 4


Но есть и другое противоречие, общее как тем, так и другим. Это про­тиворечие связано с самим званием и положением учителя. Учитель приказы­вающий, угнетающий и эксплуатирующий — логическая и вполне естественная фигура. Но учитель, относящийся с самопожертвованием к своим подчинен­ным в силу его божеской и человеческой привилегии, — это нечто противоре­чивое и совершенно невозможное. Это — само лицемерие, так хорошо оли­цетворенное папою, который, называя себя последним слугою служителей Бога, — в знак чего, следуя примеру Христа, он даже моет раз в год ноги двенадцати нищим Рима — провозглашает в то же время себя наместником Бога, абсолютным и непогрешимым, господином мира. Нужно ли напоми­нать, что священники всех церквей, далекие от того, чтобы с самопожертво­ванием относиться к вверенной их попечению пастве, всегда приносили ее в жертву, эксплуатировали и удерживали на положении стада, отчасти чтобы удовлетворить своим собственным личным страстям, отчасти чтобы служить всемогуществу Церкви? Одинаковые условия, одинаковые причины всегда приводят к одинаковым результатам. То же самое будет, следовательно, с профессорами новейшей школы, божественно вдохновленной и патентован­ной Государством. Они необходимо сделаются — одни бессознательно, дру­гие вполне отдавая себе в .этом отчет — преподавателями доктрины принесения народа в жертву могуществу Государства и в пользу привилегированных классов.
Следует ли из этого, что нужно изъять всякое образование и уничто­жить все школы? Отнюдь нет. Нужно полными пригоршнями распространять образование в массах и превратить все церкви, все храмы, посвященные славе Бога и порабощению людей, в школы человеческой эмансипации.
Но прежде всего согласимся на том, что школы, в собственном смысле этого слова, в нормальном обществе, основанном на равенстве и уважении человеческой свободы, должны существовать лишь для детей, а не для взрос­лых. И чтобы они сделались школами эмансипации, а не порабощения, нуж­но из них прежде всего изъять эту фикцию Бога, вечного и абсолютного поработителя. И нужно построить все воспитание детей и их образование на научном развитии разума, а не веры; и на развитии личного достоинства и независимости, а не на набожности и послушании; на культе истины и спра­ведливости во что бы то ни стало, и прежде всего на уважении человека, которое должно во всем и везде заместить культ божества. Принцип авто­ритета в воспитании, детей представляет собою естественную отправную точ­ку. Он законен, необходим, когда прилагается к детям младшего возраста, пока их ум еще совершенно не развит. Но как постоянное развитие всего вообще, а следовательно, и дальнейший ход воспитания влечет за собою по­следовательное отрицание отправной точки, этот принцип должен постепенно уменьшаться по мере того, как воспитание и образование ребенка подвигают­ся вперед, чтобы уступить место его возрастающей свободе. Всякое рацио­нальное воспитание по существу есть не что иное, как прогрессивное умень­шение авторитета в пользу свободы, так как конечной целью воспитания должно быть создание людей свободных и полных уважения и любви к сво­боде других. Таким образом, первый день школьной жизни ребенка, если школа принимает детей раннего возраста, едва начинающих лепетать, дол­жен быть днем самого большого авторитета и почти полного отсутствия сво­боды. Но его последний день должен быть днем самой большой свободы и абсолютного исчезновения всякого следа животного или божественного прин­ципа авторитета.
Принцип авторитета, прилагаемый к людям, переступившим или достиг­шим совершеннолетия, становится чудовищностью, вопиющим отрицанием че­ловечности, источником рабства и интеллектуального и морального развраще­ния. К несчастью, отеческие заботы правительств оставили народные массы коснеть в таком глубоком невежестве, что необходимо будет основать школы не только для детей народа, но и для самого народа. Но из этих школ должны будут абсолютно изъяты малейшие приложения или проявления принципа авторитета. Это не будут уже школы, но народные академии, где не будет ни школьников, ни учителей, куда народ будет свободно прихо­дить, чтобы получать, если сочтет нужным, свободное образование, и где в свою очередь, богатый опытом, он сможет научить многим вещам учителей, которые принесут ему отсутствующие у него знания. Это будет, следователь­но, взаимное обучение, акт интеллектуального братства между образованной молодежью и народом.
Истинная школа для народа и для всех сложившихся людей — это жизнь. Единственный великий и всемогущий, естественный и одновременно рациональный авторитет, единственный, который мы можем уважать, — это авторитет коллективного и общественного духа общества, основанного на равенстве и на солидарности, точно так же как и на свободе и взаимном человеческом уважении всех его членов.
Да, вот авторитет — отнюдь не божеский, а вполне человеческий, но перед ним мы от всего сердца преклоняемся, вполне уверенные, что он от­нюдь не поработит, но освободит людей. Он будет в тысячу раз могуществен­нее — будьте в этом уверены, — чем все ваши божеские, теологические, мета­физические, политические и юридические авторитеты, установленные Цер­ковью и Государством, могущественнее, чем ваши уголовные кодексы, ваши тюремщики и ваши палачи.
Сила коллективного чувства или общественного духа уже весьма зна­чительна и ныне. Люди, наиболее способные совершить преступление, редко осмеливаются бросать ему вызов, открыто выступать против него. Они ста­раются обмануть его, но весьма остерегаются резко задевать его, если только не чувствуют за собою поддержки по крайней мере какого-нибудь меньшин­ства. Ни один человек, каким бы могущественным он ни мнил себя, никогда не в силах будет перенести единодушное презрение общества, ни один не сможет жить, не чувствуя поддержки в виде одобрения и уважения по мень­шей мере некоторой части этого общества. Человек должен побуждаться ка­ким-нибудь глубоким и очень искренним убеждением, чтобы найти в себе мужество думать и идти против всех, и никогда человек эгоистичный, раз­вращенный и низкий не найдет в себе такого мужества.
Ничто не доказывает лучше естественную и фатальную солидарность — этот закон общественности, связующий всех людей, — чем этот факт, кото­рый каждым из нас может быть ежедневно проверен на себе самом и на всех своих знакомых. Но если это социальное могущество существует, по­чему его недостаточно было до сих пор, чтобы смягчить, очеловечить людей? На этот вопрос ответить очень просто: потому, что до сих пор эта сила сама не была очеловечена; а не была она очеловечена потому, что общественная жизнь, верным выражением которой она является, основана, как известно, на поклонении божеству, а не на уважении человека; на авторитете, а не на свободе; на привилегиях, а не на равенстве; на эксплуатации, а не на брат­стве людей; на несправедливости и лжи, а не на справедливости и истине. Следовательно, реальное действие общественности, находившееся всегда в противоречии с гуманитарными теориями, которые она исповедует, произ­водило всегда пагубное и развращающее влияние, а не моральное. Она не подавляла пороки и преступления, а создавала их. Следовательно, автори­тет ее — авторитет божественный, антигуманный; его влияние — зловредное и гибельное. Хотите вы сделать его благотворным и гуманным? Совершите Социальную Революцию. Сделайте так, чтобы все потребности стали дейст­вительно солидарными, чтобы все материальные и общественные интересы каждого стали согласованы с человеческими обязанностями каждого. А для этого есть только одно средство: разрушьте все учреждения неравенства, установите экономическое и социальное равенство всех, и на этой основе возникнет свобода, нравственность, солидарная человечность всех.
Я еще вернусь к этому самому важному вопросу социализма.
Профессора школы и чиновники Государства будут назы­вать себя республиканцами. Но они от этого не станут меньше опекунами, пасторами, и народ останется тем, чем был вечно до сих пор, — стадом. Пусть же тогда бережется он стригалей, ибо, где есть стадо, непременно будут и те, которые стригут и пожирают стадо.
Народ по этой системе будет вечным школьником и воспи­танником. Несмотря на свой совершенно призрачный верховный суверенитет, он будет продолжать служить орудием чужой воли и мысли, а следовательно, и чужих интересов. Между этим положением и тем, что мы называем свободой, единственно истинной свободой, — целая пропасть. Это будет под новыми формами старинное угнетение и старинное рабство. А там, где есть рабство, есть и нищета и скотское огрубение, настоящая материализация общества, как привилегированных классов, так и масс.
Обожествляя человеческие вещи, идеалисты всегда приходят к торжеству грубого материализма. И по очень простой причи­не: божественное испаряется и возносится на свою родину, на Небо, и одно только животно-грубое остается действительно на земле.
Да, идеализм в теории неизбежно приводит на практике к самому грубому материализму — не для тех, конечно, кото­рые искренне проповедуют идеализм, им приходится обыкно­венно видеть в конце концов бесплодность своих усилий, — йо­для тех, кто старается воплотить их учение в жизнь, для цело­го общества, поскольку оно дает себя подчинить идеалистиче­ским доктринам.
Нет недостатка в исторических доказательствах этого об­щего факта, который на первый взгляд может показаться странным, но вполне естественно объясняется, если больше по­думать над ним.
Сравните две последние цивилизации античного мира — гре­ческую и римскую. Которая из этих цивилизаций была более материалистична, более естественна в своей исходной точке и наиболее гуманно-идеалистична по своим результатам? Ко­нечно, греческая. Которая, напротив, была более абстрактно-идеалистична в исходной точке и приносила материальную свободу человека в жертву идеальной свободе гражданина, представленной абстракцией юридического права, а естествен­ное развитие человеческого общества — абстракции государст­ва, и которая по своим последствиям явилась более грубой? Конечно, римская цивилизация. Правда, греческая цивилиза­ция, как и все античные цивилизации, в том числе и римская, была исключительно национальная и основана была на рабстве. Но, несмотря на эти два громадных исторических недостатка, она тем не менее первая поняла и осуществила идею человеч­ности. Она облагородила и действительно идеализировала жизнь людей. Она превратила человеческие стада в свободные ассоциации свободных людей, она создала бессмертные науки, искусства, поэзию и философию и первые понятия уважения человека на основе свободы. При помощи политической и со­циальной свободы она создала свободную мысль. И в конце средних веков, в эпоху Возрождения достаточно было, чтобы несколько греческих эмигрантов принесли в Италию некото­рые из своих бессмертных книг, чтобы жизнь, свобода, мысль, гуманность, погребенные в мрачной темнице католицизма, вос­кресли. Эмансипация человека — вот имя греческой цивилиза­ции. А имя цивилизации римской? — Завоевание со всеми его грубыми последствиями. А ее последнее слово? — Всемогуще­ство Цезарей. Это — обесценивание и порабощение наций и людей.
То, что мы видим сейчас, служит лишь новым доказательст­вом этого. За исключением заблуждающихся великих сердец, и великих умов, названных мною выше, кто ныне является са­мыми ожесточенными защитниками идеализма? Во-первых, все царствующие дома и их придворные. Во Франции — Наполе­он III со своей супругой госпожой Евгенией; все их бывшие министры, царедворцы и экс-маршалы от Руэ и Базэна до Флери и Пиетри; мужи и жены императорского мира, которые так хорошо идеализировали и спасли Францию; это — их журнали­сты и их ученые: Кассаньяки, Жирардены, Дювернуа, Вельо, Леверрье, Дюма; наконец, черная фаланга иезуитов и иезуиток во всевозможных робах; все дворянство и вся высшая и средняя буржуазия Франции; это — либеральные доктринеры и либералы без доктрин: Гизо, Тьеры, Жюли Фавры, Пельтаны и Жюли Симоны, все ожесточенные защитники буржуазной эксплуатации. В Пруссии, в Германии это — Вильгельм I» истинный современный представитель господа Бога на земле; все его генералы, все его померанские и другие офицеры, вся его армия, которая, сильная своей религиозной верой, завое­вала Францию всем известным «идеальным» способом. В Рос­сии это — царь и весь его двор, Муравьевы и Берги, все убий­цы и набожные усмирители Польши. Повсюду, одним словом, религиозный или философский идеализм (причем один есть лишь более или менее свободный перевод второго) служит ны­не знаменем материальной кровавой и грубой силы для бес­стыдной материальной эксплуатации. Напротив, знамя теоре­тического материализма, красное знамя экономического равен­ства и социальной справедливости, поднято практическим идеа­лизмом угнетенных и изголодавшихся масс, стремящихся осу­ществить наибольшую свободу и человеческое право каждого в братстве всех людей на земле.
Кто же — истинные идеалисты, идеалисты не отвлеченности, но жизни, не неба, но земли, и кто — материалисты?
Очевидно, что основное условие теоретического или божест­венного идеализма — пожертвование логикой, человеческим ра­зумом, отказ от науки. С другой стороны, мы видим, что, за­щищая идеалистические доктрины, невольно оказываешься ув­леченным в стан угнетателей и эксплуататоров народных масс. Вот два важных основания, которые должны были казаться до­статочными, чтобы отдалить от идеализма всякий великий ум, всякое великое сердце. Как же случилось, что наши знамени­тые современные идеалисты, у которых, конечно, нет недостат­ка ни в уме, ни в сердце, ни в доброй воле и которые посвятили все свое существование целиком служению человечеству, — как же случилось, что они упорно остаются в рядах представителей доктрины, отныне осужденной и обесчещенной?
Нужно, чтобы они побуждались к этому очень сильными мотивами. Это не может быть ни логика, ни наука, ибо и логи­ка и наука — против идеалистической доктрины. Это не могут быть, разумеется, и личные интересы, ибо такие люди беско­нечно выше всего, что может быть названо личным интересом. Нужно, следовательно, чтобы это был сильный мотив мораль­ного порядка. Какой же? Он может быть только один: эти зна­менитые люди думают, конечно, что идеалистические теории или верования существенно необходимы для достоинства и мо­рального величия человека и что материалистические теории, напротив того, понижают его до уровня животного.
А если верно обратное?
Всякое развитие, как я уже сказал, влечет за собою отрица­ние исходной точки. Так как исходная точка, по учению мате­риалистической школы, материальна, то отрицание ее необхо­димо должно быть идеально. Исходя из тотальности действи­тельного мира или из того, что отвлеченно называют материей, материализм логически приходит к действительной идеализа­ции, то есть к гуманизации, к полной и совершенной эмансипа­ции общества. Напротив, так как по той же самой причине ис­ходная точка идеалистической школы идеальна, то эта школа неизбежно приходит к материализации общества, к организа­ции грубого деспотизма и к подлой, несправедливой эксплуа­тации в форме Церкви и Государства. Историческое развитие человека по учению материалистической школы есть прогрес­сивное восхождение, а по идеалистической системе оно может быть лишь непрерывным падением.
Какой бы вопрос, касающийся человека, мы ни затронули, мы всегда натолкнемся на то же основное противоречие между двумя школами. Таким образом, как уже я отметил, материа­лизм исходит из животности, чтобы установить человечность; идеализм исходит из божественности, чтобы установить рабство и осудить массы на безысходную животность. Материализм от­рицает свободную волю и приходит к установлению свободы; идеализм во имя человеческого достоинства провозглашает сво­бодную волю и на развалинах всякой свободы основывает авто­ритет. Материализм отвергает принцип авторитета, ибо рассмат­ривает его с полным основанием как порождение животности и потому что, напротив, торжество человечества, которое, по его мнению, есть главная цель и смысл истории, осуществимо лишь при свободе. Одним словом, в любом вопросе вы всегда уличите идеалистов в практическом осуществлении материализ­ма. Между тем как материалистов вы, напротив, увидите всег­да преследующими и осуществляющими самые глубоко идеаль­ные стремления и мысли.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.