.RU

Ше'д'Эйр. Путь сердца Глава Перевертыши - 11

Глава 10. Повстанцы
Темный Мир. Долина.
Крошка Эйли смотрела на забавного щеночка, который плелся, едва переставляя лапы и низко опустив голову. Эйли убрала руки за спину и привстала на носочки. Когда песик проходил мимо нее, она пощелкала язычком, чтобы щенок обернулся. Щенок посмотрел на нее, она присела на корточки и поманила его пальцем. Песик пошевелил хвостом и подошел к ней. Эйли погладила его по белой шерстке и улыбнулась.
Можно взять щеночка себе, дядя Аз не будет ругать.
Девочка повернулась и пошла в дом, щенок постоял в раздумьях и несмело пошел за ней.
Дом, в который вошел двулапый щенок был такой же как и все, разве что размером поменьше. Стены из серого камня, квадратные окна и вход, закрытый куском ткани.
Эйли вошла в дом, села за стол и подперла подбородок кулачком.
Дядя Аз обещал скоро вернуться и принести ей кое-что в подарок.
Эйли была совсем маленькая, но знала, что дядя Аз – не папа и уж естественно не мама.
Родителей Эйли не помнила, только дядю Аза, но ей было не очень грустно. Дядя Аз сказал, что папа и мама ушли к Светлым Богам. Туда, где все время светит солнце, поют птицы и растет трава. Что это такое Эйли не знала, но дядя Аз сказал: "они прекрасны" и Эйли ему верила.
Эйли вздохнула.
Скоро придет дядя Руд, который всегда за ней приглядывал, если дядя Аз отлучился по делам.
Дядя Руд огромный и сильный. Целыми днями он работает в пещерах, добывая камни и руду, чтобы Долина процветала.
Кроме работы в пещерах, дядя Руд занимался и другими вещами – он делал оружие и доспехи.
Руда Эйли любила, хотя он и не был таким красивым, как дядя Азар.
Девочка посмотрела на щеночка и, прижав ладошку к губам, тихо рассмеялась.
Кому придет в голову сравнивать Бога и низшего демона?
Ткань, закрывающая вход, отодвинулась в сторону и в дом вошел дядя Руд.
Руд улыбнулся девочке.
– Как дела? Не шалила?
Эйли помотала головой.
– Нет.
Дядя подошел к столу и только тогда заметил щенка.
Руд нахмурился и сказал:
– Где ты взяла Тварь?
Эйли расстроилась.
Зачем малыша так обижать?
Она слеза со стула, уперла руки в бока и грозно сказала:
– Он – не Тварь, он – щеночек. Дядя Азар разрешил.
Сказав такую наглую ложь, девочка отвернулась и надула губки.
Руд покачал головой.
Куда только Азар смотрит? Разрешить ребенку держать Тварь. Да не просто Тверь, а щенка Белой.
Руд поцокал языком и уступил.
В конце концов, кто их этих Темных знает? Может это подарок дочери Леста от дядюшки Мора. Хотя вряд ли конечно. Мор в свое время пытался от малышки избавиться, естественно, не посвящая в это население Долины. Руду об это как-то раз проболтался Азар, потому что для демона было большим сюрпризом обнаружить на пороге своего дома Высшего Темного с младенцам на руках. По словам Владыки, дитя предателя должно понести наказание вместе со своей матерью, раз уж отец сбежал под крыло Светлого.
Азар забрал девочку, сказав что- то типа: " Дети не виноваты в грехах отцов". Мор великодушно позволил своему фавориту забрать ребенка, с условием, что он никогда ее не увидит. Мать девочки Азару спасти не удалось.
С тех самых пор Эйли и поселилась в домике низшего демона.
Азар раньше жил в Цитадели, но как только обзавелся ребенком, большую часть свободного времени он проводил здесь. Благо до замка недалеко.
Так как девочка все еще хмурилась, Руд потрепал ее по светлой голове и сказал:
– Хорошо, раз Азар тебе разрешил, то и я протестовать не буду.
Эйли победно глянула на щенка и улыбнулась. Дядя Аз ругать ее не будет. Сам говорил, что она должна быть доброй и отзывчивой девочкой.
Дядя Руд некоторое время молчал, а потом сказал:
– Давай ужинать?
Эйли кивнула и пошла доставать посуду. Руд тем временем достал из сумки черствую лепешку и покачал головой.
В Долине не хватало самого необходимого – пищи, воды целебных трав.
Иногда Руд выходил на поверхность, совсем ненадолго, но ему этого было достаточно, а вот Эйли...
Несмотря на то, что она еще совсем малышка, попасть в Средний Мир она не могла. Дочь Бога, а это не шутки.
Отлучки Руда никто не замечал, потому что здесь и в Среднем Мире время текло по разным законам. Если здесь проходил час, то в Среднем Мире целых двенадцать.
Руд вздохнул. По Долине поползли слухи, что Владыка устраивает бои, а это означает, что кто-то опять впал в его немилость.
С тех пор, как отец Эйли пропал, Темный Мир попал под власть его брата. И Темные и низшие демоны жили в постоянном страхе, но его обещание принести своему народу в дар Средний Мир, сдерживал волнения. И Боги и демоны верили, что придет тот миг, когда они выберутся на поверхность, в Средний Мир. Мир наполненный красками и звуками, мир в котором кипит жизнь и не надо бояться, что руда иссякнет и бледно- голубой свет здешнего солнца погаснет.
Эйли уже сидела за столом и внимательно смотрела на Руда. Демон улыбнулся и сел за стол.
Как и каждый день, на ужин у них была пресная каша и черствая лепешка.
Скорее бы Азар вернулся, тогда Руд сможет выйти на поверхность и украсть что-нибудь у людей. Крынку молока или хотя бы пару яблок.
Руд кивнул Эйли и приступил к трапезе.
Что-то Азар задержался, если учесть то, что все они еще здесь, то получается, что план Владыки по захвату Среднего Мира опять провалился.
Но в этом случае, Азар уже должен был вернуться. Учитывая странность течения времени, получалось, что они должны были бы праздновать захват Среднего Мира практически сразу после ухода Азара. Но так как праздника не намечалось, выходило что все пошло не так как планировалось. Странно только то, что Азар до сих пор не вернулся.
Цитадель Владыки. Темница.
Азар склонился над Эйрином и, закатав рукав его рубашки, выдавливал сок цветка на рану. Отек, образовавшийся после встречи с ашером был абсолютно черным, сетка капилляров шла до самого плеча, переходя на грудь. При взгляде на тело лейтенанта, казалось, что черная паутина впивается в самое сердце, словно жадные, кривые пальцы старухи. Как только сок попал на отек, он начал пульсировать, словно маленькое черное сердце. В следующий момент кожа лопнула и черная, вязкая жидкость потекла по руке. Сетка начала бледнеть и спустя какое-то мгновение полностью исчезла. Из раны на руке потекла алая кровь. Азар выпрямился и вздохнул.
Такими методами он вскоре вернется под крыло Отца.
Темный слегка презрительно хмыкнул и посмотрел на девчонку. Сейчас она не казалась такой уже мерзкой, как до этого. Просто напуганное человеческое дитя. Страх потихоньку уходил из взгляда. Когда рана на руке Эйрина затянулась, оставив бледно розовый шрам, Хана посмотрела на Азара и прошептала:
– Спасибо...друг.
Сказав это девушка взяла лейтенанта за руку и оперлась спиной о стену. Через несколько минут Хана уже крепко спала, продолжая сжимать белые пальцы Эйрина.
Азар слегка поклонился и сел.
Кто бы его видел, когда он к Эйрину подползал. Смешнее не придумаешь. Темный Бог спасает Ааш'э'Сэй, ради того, что бы маленькая дурочка не наложила на себя руки.
Вспомнив про это, Азар посмотрел на Лейриса.
– Что у нее было?
Лейрис пожал плечами и показал ему иглу.
Если Азар верно помнит, такие же иглы есть и у Мора. Вряд ли он дал одну из них девчонке. Азар протянул руку за иглой, желая рассмотреть ее ближе.
Лейрис не двигался, что нормально – какой же идиот даст Темному в руки оружие? Даже такое смехотворное, на первый взгляд. Воин посмотрел на Айриса и тот легким кивком головы дал добро.
Азар не удержался и хрипло рассмеялся.
Сейчас он не представляет опасности даже для муравья, не говоря уже о троих молодых Ааш'э'Сэй.
Когда игла оказалась в руках Азара, он поднес ее ближе к глазам и присвистнул.
Айрис изогнул бровь, молчаливо требуя объяснений.
– Она отравлена.
– Даже так?
Айрис хмуро смотрел на иглу.
– Да. Слюна ашера.
На серебристой поверхности легко можно было различить красный, словно кровь, яд.
Азар хмыкнул и вернул иглу Лейрису.
Тот с опаской взял ее и посмотрел в недоумении на принца.
Айрис пожал плечами и сказал:
– Выкинь.
Азар прикрыл глаза и сказал:
– Не стоит этого делать.
Скептический смешок показал, что с ним не согласны.
Темный устало вздохнул.
– Яд ашера убивает даже Бога. Вам может пригодиться, мало ли я вас снова предам?
Говоря последнюю фразу, Темный не удержался от иронии.
– К тому же, девчонка может на нее наткнуться...
Глаза Темного закрылись и он начал погружаться в сон.
Почему-то сейчас он был расслаблен, хотя по логике должен бы быть на чеку.
Возможно такой результат дали слова Ханы, которая назвала его другом. Не из лести, а по настоящему, вложив в два слова все свои чувства.
Азар давно не слышал подобного и ему было приятно.
Хоть кто-то назвал его другом с тех пор, как пропал Лест.
***
Я открыл глаза и попытался сесть. Тело ломило, во рту стоял какой-то странный вкус и голова слегка кружилась. Сесть не получилось и я решил осмотреться.
Последнее, что я помню – это черные прутья решетки и безумную слабость. А потом наступил покой.
Я повернул голову и увидел Хану. Далеко не сразу я осознал, что делать ей здесь нечего, а вот когда осознал...
Девушка спала, облокотившись спиной на стену, брови слегка нахмурены, губы сжаты.
Ладно, пусть спит, потом с ней поговорю.
Полежав еще немного, я с огромным трудом сел. Голова закружилась, перед глазами заплясали красные пятна, но если не считать этого – то самочувствие вполне сносное. Как только головокружение прошло, я встал и осмотрелся. Осмотр дал неожиданные результаты – кроме меня в камере был Азар, Рейган, Лейрис и Айрис.
Я хмыкнул.
Позади раздался шорох и я обернулся.
– Эйрин...
Хана поднялась и смотрела на меня во все глаза, как будто я вернулся из путешествия в Мир Светлых Богов. Девушка прижала руки к груди, на глаза навернулись слезы. Я подошел к ней и крепко обнял.
– Ну что ты, все в порядке...
Слова дались с трудом, мне всегда было довольно трудно выражать эмоции.
Так мы и стояли.
Бывают моменты, когда слова не нужны. Когда одно слово может испортить все. Сейчас был как раз такой момент.
За спиной раздалось покашливание и я обернулся.
Рейган стоял, сложив руки на груди и радостно улыбался.
– С возвращением, мастер.
Потом подошел и обнял меня.
Следом за Рейганом подошел Айрис, потом – Лейрис.
Обнимания вышли не так, как положено, потому что Хана вцепилась мне в руку, как будто я вот-вот испарюсь.
Как только все по очереди обнялись со мной, я сел на пол и, обняв невесту за плечи, сказал:
– Рассказывайте.
Хана как-то странно хмыкнула и сказала:
– Что именно?
– Все.
Когда я это сказал, Айрис как-то странно посмотрел на меня сквозь ресницы.
– Все-все?
Самым что ни на есть невинным тоном спросила Хана.
Айрис что-то прошептал, я некоторое время раздумывал и ответил:
– Только самое важное. Как вы здесь оказались?
По камере пронесся облегченный вздох, хотя возможно мне показалось.
Я повернул голову, желая увидеть того, кто это там так облегченно вздыхает.
Азар Отступник сидел под окном и теребил пальцами белоснежные лепестки какого-то цветка.
Я нахмурился.
Цветок, мое самочувствие и присутствие в камере тех, кого здесь быть не должно. навели меня на определенные мысли.
Я закатал рукав рубашки и осмотрел руку.
Отека не было, черная паутина пропала.
Я повернул голову к Хане и поцеловал ее в лоб, просто так.
Она заулыбалась и, показав кивком головы на Аза, сказала:
– Это он тебя спас.
Азар, иронично изогнув губы, ответил:
– Не надо мне приписывать то, чего я не делал.
Я посмотрел на девушку, она крепко сжала губы и нахмурилась.
Так как я все еще не до конца понял, что же тут произошло, я посмотрел на Айриса, ожидая помощи и объяснений. И как можно быстрее, потому что сейчас видимо начнется драка.
Айрис поднял руку и тихо произнес:
– Спокойно. Давайте по порядку разберемся.
Темный Мир. Долина.
Долина, в которой расположились дома, лавки и замок Правителя, представляла из себя огромное, серое плато. В самом ее центре располагалась Цитадель, наверху завис бледно-голубой шар, освещавший Долину. Дома, домишки и домики были довольно плотно расположены друг к другу, серая пыль покрывала здания от крыш до фундамента.
На одной из маленьких площадок между зданиями собрались демоны и Боги, что послабее. В центра стоял слуга Владыки и высоким голосом вещал:
– Азар Отступник, предавший своего отца и, в последствии, предавший нас будет участвовать в боях, которые состоятся через неделю. Вместе с ним в боях будут участвовать и захватчики из Среднего Мира.
По толпе прошел возмущенный ропот.
Мало этим букашкам Среднего Мира? Еще и на Темный позарились? Да и Бог, предавший Отца ничем не лучше. Во истину – предавший однажды предаст и вновь.
Руд стоял у стены здания и, слегка прищурив глаза, смотрел на площадь. Слова пса Владыки многое объясняли.
Как только низший закончил выступление, Руда развернулся и покинул площадь.
Пяточек серой земли с огромной натяжкой можно было назвать площадью, но за неимением ничего другого сойдет и это.
Долина была невелика – несколько тысяч лааров и этого было слишком мало.
Руд вздохнул.
Жизнь в долине и так тяжела, а теперь еще и угроза захвата со стороны Среднего Мира.
Только тот, кто всю жизнь живет в страхе, поверит в такое смехотворное заявление.
Надо было такое придумать? Как будто у Ааш'э'Сэй дел больше нет – захватывать мертвую долину, когда у них целый мир.
Руд быстро шел между домами, огибая центральные улицы, чтобы ненароком не встретиться с кем-то из знакомых.
Если Владыка решил избавиться от Азара, до Эйли он тоже доберется.
Возможно Мор пришел к выводу, что Азар – опасный соперник, хотя тот никогда не предпринимал попыток пошатнуть власть Мора. По большей части Азару не было дела ни до чего и его привязанность к Эйли была трудно объяснима.
Руд улыбнулся.
Милая и добрая девочка, потерявшая родителей практически в одно мгновение была полна жизни и света, не место ей в Темном мире.
Когда Руд вошел в дом, Эйли играла с белым щенком. Демон покачал головой.
И как только Азару пришло в голову разрешить девочке держать выродка твари?
Щенок заметил Азара и посмотрел на него своими алыми глазами. Потом повернул голову набок, отчего одно ухо встало торчком, а другое повисло. Щенок некоторое время смотрел на Руда, а потом зевнул и лег на пол.
Руд посмотрел на Эйли и сказал:
– Собери свои вещи, мы уходим.
На лице девочки отразилось разочарование.
– Почему?
Как объяснить ребенку, что ее единственный родственник видит в ней угрозу собственному могуществу?
– Мммм..мы идем в гости!
Как можно радостнее сказал Руд.
В конце концов, они и в самом деле идут в гости.
Эйли посмотрела на щенка и сказала:
– Он тоже пойдет?
Брать щенка Руду с собой не хотелось. Твари очень легко находят себе подобных, а если Владыка и в самом деле предпримет попытку избавится от ребенка – их найдут очень быстро. Вместе с повстанцами, к которым Руд и собирался направиться.
Руд опустился на одно колено и сказал:
– Нет, его придется оставить здесь.
Эйли посмотрела на щенка и тихо сказала:
– Ведь я всю жизнь о таком мечтала...
Девочка печально посмотрела на Руда. Бирюзовые глаза были полны слез. Демон вздохнул.
– Хорошо, щенка мы возьмем с собой.
Может от него будет польза.
В пещерах, окружавших долину бродили и Темные Твари. О том, что она выбрала тебя своей жертвой ты узнавал уже будучи в лодке, плывущей по Реке. А если с ними будет щенок, способный почувствовать приближение Твари...
Руду все больше и больше нравилась идея взять с собой щенка. Через некоторое время он и сам недоумевал по поводу первоначального отказа.
Эйли тем временем собралась – девочка взяла с собой куклу, которую ей принес Руд из Среднего Мира, и стояла ожидая пока Руд закончит.
Демон покачал головой и начал собирать вещи.
Через несколько минут они были готовы. Накинув на головы капюшоны пара покинула дом, плотно затворив дверь.
Когда беглецы скрылись в одном из узких переулков, к их дому подошли двое Стражей.
Цитадель. Покои Владыки Мора.
Мор задумчиво пережевывал какой-то фрукт из Среднего мира. Сочная мякоть таяла во рту, оставляя во рту незабываемый привкус лета. За все те века, которые Мор провел в Темном Мире, он начал понемногу забывать, какова жизнь в Среднем.
Владыка грациозно поднялся с мягкой кушетки и вышел в зал.
С легкой улыбкой на устах он покинул зал и направился в одну из башен.
Нет ничего прекраснее, чем любоваться своими владениями с высоты.
Когда Мор поднялся на крышу, он обвел придирчивым взглядом долину. Серое плато простиралось до самых пещер, перед глазами Владыки, словно на ладони, раскинулась долина Темных Богов. Их единственное пристанище, их Дом.
Мор подошел к самому краю и поднял глаза наверх.
Долина располагалась в одной из самых больших пещер. Здесь, в этой самой Цитадели ранее жил Ашар. После его изгнания, младшие Светлые подняли восстание против Отца и, ведомые Лестом, заняли этот мир. Тогда предполагалось, что долина станет временным пристанищем для отступников.
Когда-то в начале времен.
Молодой Бог сидел у порога собственного дома и что-то мастерил. Лучи солнца запутались в золотых волоса, на губах мужчины играла мягкая улыбка.
С того дня, как они покинули свой мир прошло достаточно времени для того, чтобы свыкнуться с новой жизнью. Забыть о бесконечных стычках, о боли и страхе. Видя, что делают Эль'э'Сэй со своим миром, Боги плакали.
Эль'э'Сэй – дети отца, которых поглотила гордыня и честолюбие, восстали против родителя, подарившего им жизнь. По силе своей Эль'э'Сэй были почти равны Богам, чем и объяснялось их презрение к младшим братьям своим – Ааш'э'Сэй. Среди вторых детей не было магов, равных по силе даже самому слабому из Эль'э'Сэй, не было у них и великих воинов. То, что они еще молоды не играло для Эль'э'Сэй никакой роли. Слабакам не место рядом с Великими. Рядом с первыми.
Война, поглотившая родной мир Эль'э'Сэй, длилась долгие годы. В самом конце, когда с неба посыпался огненный град, а земля вздыбилась, словно в агонии, Отец приказал уходить.
Боги, не желавшие видеть конец некогда прекрасного Мира , смирились с волей Отца. Придя в этот мир, первым делом Отец запретил вмешиваться в жизнь здешних обитателей.
В этом мире уже был свой Бог. Жестокий и кровожадный, но если с ним мирились все это время – значит так всем было лучше. Боги и Ааш'э'Сэй поселились в горах. Там где горные озера прозрачны словно слеза, где травы благоухают, дурманя своим ароматом и и солнце ласково светит с небес..
Боги хотели тишины, Ааш'э'Сэй хотели жить.
Посему, решение Отца не вызвало никаких нареканий, наоборот, с ним согласились многие.
Лест закончил мастерить свисток и поднял глаза. Окинув взглядом поселение, он увидел приближающегося к нему брата.
Лест улыбнулся и слегка кивнул.
Мор относился к тем, кто не считал решение отца верным. Таких было немного, но все же они были.
Судя по хмурому лицу Мора, сейчас он опять примется убеждать брата в том, что надо избавить сей мир от жестокого и беспощадного Бога.
Мор встал напротив брата и произнес:
– Что ты делаешь?
Лест поднял деревянный свисток повыше и показал брату.
– Развлекаюсь.
Мор сжал в гневе губы.
Разве это дело достойно Бога?
– Я хочу поговорить.
Голос звенел от ярости.
– Говори.
– Сколько это будет продолжаться? Мы живем в этой долине, не замечая страданий низших существ. А они гибнут каждый день, испытывая ужасные муки, каждую ночь они засыпают в страхе и просыпаются с ним же.
На самом деле Мору, конечно же, не было абсолютно никакого дела до жителей этого мира. Он не понимал, как это возможно – ютиться в маленькой долине, затерянной глубоко в горах, когда можно свергнуть местного божка и стать хозяевами Мира?
– Таково было решение Отца.
Лест пожал плечами.
Этот спор продолжался уже довольно давно, а Мор продолжал настаивать.
Молодые Боги не желали вмешиваться в отношения людей с их Богом. Если они предпочитают безропотно молчать – это их решение.
Потому что, если бы они хотели, они бы давно свергли Ашара, ведь имея веру в серде можно победить даже Бога.
Мор сжал кулаки и процедил сквозь зубы:
– Придет время и ты пожалеешь о своем послушании, но будет поздно.
Из соседнего дома вышел Азар с сестрой.
Лест поднялся, похлопал брата по плечу и сказал:
– Отец никогда не ошибается, ты же знаешь.
Сказав это, Лест быстро пошел к Азару и Эйле.
Подойдя к ним, он радостно хлопнул друга по плечу и нежно сжал руки девушки.
Мор знал, что Лест собирается забрать ее и это не приносило ему радости. Если Лест и Эйла обручаться, никогда не удастся ему уговорить брата пойти против воли Отца.
Троица дружно направилась в сторону горного озера.
Мор некоторое время смотрел им вслед, после чего развернулся и пошел в другую сторону. На губах его появилась холодная улыбка.
Мор прикрыл глаза и улыбнулся. Теперь, когда весть о предательстве Азара распространилась по долине, можно забрать дочь Леста. В тот день, когда Мор позволил Азару взять ее на воспитание, он не думал, что придет время и ему придется опасаться этого ребенка. Сейчас же, когда среди Темных произошел раскол и появились недовольные его правлением, девочку могли использовать как законную наследницу.
По-хорошему, Мор не был полноправным правителем, он являлся временным правителем при несовершеннолетней наследнице.
В день, когда он предстал перед Темными в качестве нового правителя, он решил, что девчонку заберет Азар, хотя первоначально хотел избавиться от нее. Но, исчезновение девочки, сразу после исчезновения Леста, могло вызвать еще больше подозрений. Мор знал, что есть среди Богов те, кто не верит в предательство Леста и относится к нему, Мору, с подозрением и опаской. Посему Владыка решил, что оставит девочке жизнь, на ближайшие пару веков. А потом...кто знает, что может случиться? Дети любят погулять вдали от дома.
Но сейчас, когда до Мора дошли слухи о повстанцах, дочь Леста представляла для него большую угрозу, с которой нельзя было не считаться.
Мор печально вздохнул.
Сколько еще ему придется бороться со всякими глупцами? Ведь он так много для них сделал.
Если бы не он, все они так и жили бы в той забытой всеми долине, никогда бы не познали благоговейного ужаса и преклонения.
Владыка огорченно покачал головой.
Наверное будет лучше не выставлять Азара в боях, а обвинить в убийстве наследницы и убить его самому, став при этом мстителем.
Леста любили все и их любовь перенеслась на его дитя, так что, несмотря на симпатию к Азару, никто не простит ему убийства ребенка. В этом случае, все действия повстанцев потеряют какой-либо смысл, ведь Мор станет единственным, кто может наследовать. К тому же, никто не будет прислушиваться к глупым речам повстанцев. Ведь Мор, после мести Азару, будет рыдать, стоя на коленях перед холодным телом наследницы и сокрушаясь по поводу своей ошибки. По поводу того, что доверился предателю и доверил ему воспитание девочки.
Владыка зевнул, изящно прикрыв рот ладонью.
Надо отправить стражей за девчонкой и "простить" Азара.
Ведь Мор – добрый правитель.
Пещеры.
Эйли смотрела по сторонам и тяжело вздыхала. Шли они уже довольно давно и девочка утомилась. К тому же, Руд сказал не шуметь, поэтому приходилось все время молчать. А шагать в полной тишине, ну очень скучно.
Эйли подергала Руда за рукав и когда тот обернулся прошептала:
– А нам еще долго? А то у меня ножки устали.
Руд кивнул и взял девочку на руки. Щенок послушно бежал рядом, иногда тщательно принюхиваясь. Пару раз щенок низко наклонял голову и по узкому туннелю разносился рык. Не смотря на такое поведение, а может благодаря ему, путешественники не встретили ни одной Твари.
Если Руд не ошибся, скоро они должны добраться до малой долины. Там, по слухам, расположились повстанцы.
Никто не мог с абсолютной уверенностью сказать, где они находятся, потому что повстанцы постоянно перемещались.
Некоторые говорили, что в Цитадели у повстанцев есть соглядатай, который им сообщает все, что твориться Долине и замке Мора. Таким образом, все попытки Мора избавиться от надоедливых букашек ни разу не увенчались успехом.
Хотя возможно, что на данный момент, Мор не считал, что повстанцы представляют для него такую уж большую угрозу. Иначе он бы уже пробудил Тварей, которые сейчас находились в спячке.
Некоторые из них бодрствовали, охраняя Долину и Цитадель, в прочих же нужды не было.
Осторожно ступая на камни, Руд размышлял над тем, что же ему теперь делать.
Веры в то, что Азар вступил в союз с Ааш'э'Сэй у него не было, да и сама причина была просто смехотворна. Вопрос в том, захотят ли повстанцы помогать одному из Высших Темных?
В этом мире общество делилось на разные классы – представителями местной аристократии были Высшие Темные, за ними следовали низшие Темные, далее шли более слабые Боги и демоны.
Если верить слухам, повстанцы состояли в основном из слабых Богов и демонов. Одним словом из тех, кто хлебнул “сладкой” жизни под гнетом Мора и прочих Высших. Так что, возможно желания спасать Азара Отступника у них не будет.
Туннель закончился и перед Рудом предстала небольшая долина, в центре которой раскинулось маленькое поселение.
Поселение повстанцев было ограждено огромными валунами, вероятно для того, чтобы обороняться от забредающих сюда Тварей.
Когда Руд, с девочкой на руках, подошел к каменной стене, в его сторону было направленно копье.
Белый щенок пригнул шею и грозно зарычал.
Демон, державший копье, мрачно посмотрел на Руда.
– Кто такой?
Руд склонил голову и ответил:
– Руд, низший демон.
– Зачем пришел?
Острие копья все еще было направлено в лицо.
– Мы ищем убежища.
Демон подумал некоторое время и сказал:
– Что за ребенок?
Вопрос естественный – что делать ребенку в лагере повстанцев?
Руд откинул капюшон с лица девочки, которая сладко спала у него на руках, и сказал:
– Дочь правителя Леста – наследница Темного Мира.
Копье опустилось и демон кивнул.
В том, что перед ним наследница сомнений у него не возникло. В Темном Мире был один ребенок с волосами цвета чистого золота – дочь исчезнувшего Правителя.
Темный Мир. Цитадель Владыки.
Мор вальяжно развалился на троне и скучающе смотрел в потолок.
Девчонку Леста вот-вот приведут, а это значит, что пора готовить декорации к представлению.
За окном собралась толпа, тихий гул голосов доносился до Мора и он, изобразив на лице безмерную любовь, вышел на балкон.
Во дворе Цитадели собрались все, кто проживал в округе. До тех, кто не пришел, весть донесут присутствующие.
После некоторых раздумий, Мор решил, что будет лучше объявить во всеуслышание, что он прощает Азара Отступника и возвращает ему свою милость.
На подобное его натолкнуло сообщение слуги о том, что многие не верят в подобный поступок. Кроме того, многие были уверенны, что Азар поступил так, преследуя благие цели. Таким образом, Мор решил сыграть на всеобщей симпатии к Отступнику.
Сколько раз он использовал сие презренное чувство для достижения собственных целей.
Простив сейчас Азара, он покажет себя чутким и разумным правителем, завоевав тем самым симпатии и благодарность своих поданных. Когда же Азар "убьет" наследницу, и Мор "отомстит" ему, любовь к нему возрастет неимоверно.
Мор улыбнулся, простерев руки к толпе. Шум голосов затих и Мор, слегка склонив голову набок сказал:
– Дети мои! Моя любовь и преданность к вам безграничны, каждый день я думаю о том, как облегчить ваши страдания! Ради того, чтобы вы были счастливы, я готов пожертвовать собственной жизнью, ничего не пожалею я для вашего блага!
Когда Мор говорил эти слова, в глазах его застыли слезы.
– Зная о том, как вы страдаете в этом тусклом, безрадостном мире мое сердце плачет!
По щеке Правителя скатилась слеза. В толпе послышалось восторженное "Ах".
– Зная о вашей любви к Азару Отступнику, я решил простить его. Но сначала я хочу убедиться в том, что вы действительно этого хотите!
В толпе раздались радостные возгласы и Мор улыбнулся.
– Я понимаю, почему Азар пошел на подобное. Серая и скучная жизнь в мире без солнца, толкнула его не бездумный поступок. Но он, встав предо мной на колени и склонив низко голову, молил о прощении и еще одном шансе. В тот момент, сердце мое наполнилось болью и состраданием. Ведь все мы можем совершить ошибку, никто не может уберечься от глупого поступка. Вместе с вами, я прощаю его. В сердце моем живет надежда, что он любит свой народ так же как и я, и никогда более не предаст нас!
В толпе раздались робкие аплодисменты, на глазах особо впечатлительных выступили слезы.
Владыка Мор сейчас был прекрасен как никогда – светлые волосы ,золотым водопадом, падали на спину, бирюзовые глаза, в которых застыли невыплаканные слезы, с любовью и тихой грустью смотрели на толпу внизу.
Сейчас, видя его страдания и слыша его наполненные болью и тихой грустью слова, многие простили ему его жестокость. Ведь ноша правителя тяжела, а он так юн и прекрасен.
Еще некоторое время Мор покрасовался перед толпой и, склонив голову в благодарности за их любовь, покинул балкон.
Зайдя в зал, Владыка презрительно скривил губы.
В зал вошел один из стражей и, низко поклонившись, сказал:
– Девочка пропала.
Услышав это, Мор сжал губы.
Неужели эти, проклятые Светлыми, повстанцы добрались до нее раньше, чем он?
В горле заклокотало от ярости.
Это портит такой тщательно продуманный план.
Мор взял в руку чашу, в которой все еще лежали сладки фрукты и со всей силы кинул на пол.
Некоторое время он в бешенстве кидался из одного угла зала в другой.
Столько сил было приложено, чтобы убедить этих глупцов в своей безграничной к ним любви, для того чтобы не иметь возможности сыграть на их чувствах?
Мор застыл на мгновение.
А ведь и эту ситуацию можно использовать во благо.
Как только в голове сложились кусочки мозаики, Мор улыбнулся.
– Приведи сюда Азара.
Страж кивнул.
– И еще, скажи, чтобы будили Тварей.
Страж кивнул повторно и вышел из зала.
Сейчас, когда толпа еще не отошла от представления, можно сделать так, словно Азар покушался на него. Защищая свою жизнь, Мору пришлось убить отступника, но тот успел воспользоваться случаем и выпустил своих сообщников. Которые похитили наследницу. Ради спасения дочери Леста, Мор пробудил Темных Тварей и отправил за ними в погоню. Когда Твари настигнут их, от них не останется ничего, даже самой маленькой косточки.
Тела наследницы не найдут и возможны два варианта – либо ее убили, либо она попала в руки к сообщникам Азара и Ааш'э'Сэй.
Даже если девочка у повстанцев, их можно будет обвинить в пособничестве Азару, попытки убийства наследницы и захвата власти.
В этом случае, народ, все еще находящийся в шоке из-за вероломной попытки Азара убить Владыку, после того как тот его простил, примет как должное казнь всех зачинщиков.
А девочка будет жить в Цитадели.
Мор щелкнул пальцами и перед ним появился низший. Склонив голову и преклонив колени он ожидал приказа.
– Как только Страж покинет подвал, выпусти Ааш'э'Сэй и людей. Только смотри, чтобы никто не заметил.
Слуга кивнул и исчез.
Мор поправил выбившуюся прядь и устроился на троне, ожидая прихода стража.
Темный Мир. Цитадель. Темница.
Алин тихо шел, настороженно застывая при малейшем шорохе. Несмотря на то, что в коридорах было пусто, он предпочитал не рисковать.
Когда его запихнули в камеру и куда делись остальные – он не помнил.
Вообще, ему всегда казалось, что пленников сажают вместе, а тут такой сюрприз.
В себя Алин пришел уже достаточно давно. Камера, в которой он оказался напоминала каменный мешок, даже окна не было. Зато выход закрывала насквозь проржавевшая решетка.
Когда Алин подергал прутья, он даже немного обиделся.
За младенца его что ли принимают? Даже не имея при себе катон, он расправился с решеткой довольно быстро и относительно тихо.
Вспоминая это, Алин скривил губы в усмешке.
Никогда еще к нему не относились с подобным пренебрежением.
Теперь надо быстро найти остальных и делать отсюда ноги. Еще было бы неплохо найти свою Пару, а то без мечей он чувствовал себя так, словно у него связанны руки.
Лейтенант вынырнул из-за угла, предварительно осмотревшись.
В коридоре было пусто. Пройдя мимо пустых камер Алин остановился. Напротив располагалась дверь и лейтенант подошел к ней. Приложив ухо к двери, он удостоверился, что в помещении за дверью никого нет, либо ведут себя очень тихо. Прижавшись спиной к стене, Алин толкнул дверь.
Если в помещении кто-то есть, он непременно даст о себе знать.
Дверь пронзительно скрипнула и отворилась. В коридоре повисла тишина.
Постояв еще немного, на всякий случай, Алин заглянул в комнату.
Комната оказалась маленькая и узкая. У противоположной стены находился стол, на полу лежало оружие – его пара и пара Рейгана, пояс Эйрина, Кейрины Ханы, стилеты Айриса и арбалет Лейриса. Алин вошел в комнату и затворил за собой дверь.
Быстро нацепил на себя пояс с кинжалами, закинул за спину мечи, на руку прицепил арбалет. Стилеты Айриса он убрал в сапоги, а вот Кейрины Ханы доставили ему хлопот. Пояс был слишком короткий для того, чтобы он мог нацепить его на себя.
Не в руках же его нести?
Драться Кейринами он не умеет, а если руки будут заняты, он потеряет несколько мгновений, которые могут дорого ему обойтись.
Подумав еще немного, Алин застегнул пряжку и повесил пояс на плечо.
Теперь надо найти остальных.
Скорее всего, он выбрался первым, а это означает, что их посадили в более надежное место.
Хотя Алину было трудно представить себе место, из которого не сможет выбраться Ааш'э'Сэй.
На всякий случай он подошел к столу и начал заглядывать во все ящики, в поисках ключей.
Дверь пронзительно скрипнула и когда Алин поднял голову, на него смотрели змеиные глаза какого-то уродца.
Уродец мерзко улыбнулся и, раскрутив кольцо с ключами на пальце, поинтересовался:
– Ты не это случайно ищешь?
***
Айрис только что закончил вводить меня в курс дела и теперь молча смотрел. Я посмотрел на них внимательнее и сказал:
– Это все конечно очень хорошо, но кто-нибудь может сказать мне, где Алин?
На лицах у всех без исключения отразилось недоумение. Словно они имя это вообще в первый раз услышали. По ходу повествования Алин упоминался всего один или два раза, а потом про него словно бы забыли.
Я вздохнул.
Понимаю конечно – шок, усталость, но как можно было забыть про АЛИНА?!
Айрис смущенно покашлял и сказал:
– Его увели в другое место, куда именно – мы не знаем. А потом, когда привели Хану, нас усыпили.
– А потом?
Я нахмурился. Не думал, что они такие безразличные.
– А потом...в голове все перемешалось...
Голос Айриса потух, видимо он и сам понял, насколько по-детски звучит данное оправдание.
Я покачал головой, все еще недоумевая.
Азар хмыкнул и сказал:
– Его скорее всего в другую камеру посадили.
– С какой стати?
– А ты не в курсе?
Я холодно улыбнулся и ответил:
– Был бы в курсе – на стал бы спрашивать.
Темный слегка презрительно вздохнул и ответил:
– Магия камня, из которого сделаны прутья, не действует на людей.
Хана, услышав это, подскочила и принялась решетку дергать.
Некоторое время мы наблюдали за ее пыхтением, после чего Азар произнес:
– Он просто не вытягивает силы, а магией люди не обладают, так что для вас – это всего лишь камень.
Хана повернулась и надула губы.
– А что, Алин бы ее сломал?
Темный хмыкнул и ответил:
– Кто знает?
Девушка нахмурилась еще сильнее и подошла ко мне.
Возможно они и в самом деле не стали сажать сюда Алина, потому что моими стараниями прутья стали более ломкими и он вполне мог сломать их. Лет через десять, если каждый день по прутьям лупить будет.
– А меня сюда почему посадили?
Азар вздохнул и сказал:
– Ты сама дала Мору оружие против себя.
Я прищурился и спросил:
– Что ты имеешь ввиду?
– Мор любит играть на чувствах – любовь, привязанность и так далее. Своим вопросом по поводу тебя, девчонка показала ему, что отношения между вами более близкие, чем у тебя с остальными. Так как она на девушку не похожа...
Азар запнулся и продолжил:
– В этой одежде, я имею ввиду, Мор скорее всего предположил, что это твой ученик. А то, что ты умирал ему было известно.
Хана нахмурилась и сказала:
– Что-то я не припоминаю, чтобы он отдавал какие-либо указания по поводу того, куда меня запихнуть.
Темный пожал плечами:
– Возможно, он дал их позже.
Хана помолчала и ответила:
– А, точно...к стражникам подходил тот уродец, который тут недавно на решетке качался.
За ее спиной раздался смешок, обернувшись она ткнула пальцем и сказала:
– Вот этот.
Мгновение спустя дверь отворилась и низший демон сказал с легким поклоном:
– Прошу следовать за мной.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.